08.02.2006
В декабре прошлого года вступил в силу Закон РФ "О государственной службе российского казачества". Казаки ждали этого документа более 10 лет. До этого их деятельность регулировалась различными документами, в частности, указом Бориса Ельцина. Казачество вправе было многого ожидать от этого законопроекта, но не случилось. Например, Первый верхнеудинский отдел Забайкальского казачьего войска, располагающийся в Улан-Удэ, остался крайне разочарован законом. Да и чиновники в правительстве Бурятии, курируюшие отношения с казачеством, находятся в недоумении по поводу решений федеральных властей.

Вооруженные формирования создавать запрещено

Согласно принятому закону, казаки смогут охранять границу, служить в милиции, бороться с терроризмом и получать зарплату на контрактной основе. Но все это в пределах уже созданных государственных структур. Им отказали в праве не только создавать свои вооруженные формирования и иметь при себе огнестрельное оружие, но и носить военную форму во время службы. Надевать они ее смогут лишь во время парадов.

Как пояснил газете "Номер один" зампредседателя Комитета по межнациональным отношениям связям с общественными, религиозными объединениями и информации РБ Михаил Харитонов, в результате казаки, поступая на госслужбу, фактически являются контрактниками на общих условиях. А их причастность к казачеству, по сути, будет формальной и ничего не значащей для работодателя. На сегодня, например, в Улан-Удэ действует народная дружина, составленная из казаков для поддержания правопорядка. Но действует она по собственной инициативе и случай применения силы ее бойцами нигде не прописан. При травме или гибели дружинника ни он, ни его семья не получит никакой компенсации — нет подобного в законе. Генерал Трошев, отвечающий от имени власти за казачество по всей России, предполагает, что казаки при охране границы или правопорядка будут лишь "звонить, предупреждать и сообщать о подозрительных лицах". Иначе говоря, генерал предлагает казакам стать чуть ли "тимуровцами".

Требование вернуть земли проигнорировано

В то же время закон готовился более десяти лет. За это время казаки предлагали, да им и обещали ряд принципиальных шагов. B частности, речь шла о передаче "исконных" казачьих земель в пользование. На территории Бурятии это крупные земельные угодья в Кяхтинском, Закаменском, Кабанском и других районах. Также казакам государство сулило льготное налогообложение, поддержку при покупке сельхозтехники и строительстве. В принятом законе нет не только послаблений при ведении хозяйственной деятельности для казаков, но и вообще какоголибо упоминания о земле. Как отмечает Михаил Харитонов, в ожидании принятия закона и строя оптимистические планы казаки Кяхтинского района согласны были объединиться в "окружное общество" в границах всего района. При возможных льготах у кяхтинцев появлялась бы реальные предпосылки для развития.

Казачество, подразумевая несение государственной службы, надеялось, что власть даст возможность еще и нормально существовать, зарабатывая деньги на собственной земле, но их пожелания в этом направлении были проигнорированы. В законе, правда, отмечено, что финансирование их службы будет осуществляться за счет бюджетов всех уровней, но на 2006 год не запланировано ни копейки.

Необходимо заставить Москву одуматься

Разочарованные верхнеудинские казаки обращались к соответствующему комитету правительства республики и проводили свой круг, и даже запланировали встречу с президентом РБ Леонидом Потаповым. Но весь фокус в том, что на местном уровне решить проблемы казаков в связи с появлением странного закона практически невозможно. Предполагаемые варианты государственной службы — охрана границы и леса, милиция, МЧС — все находится в ведении федеральных властей. А их закон, видимо, вполне устраивает. Казаки же опасаются, что и в дальнейшем их будут воспринимать в обществе как ряженных, которые только на то и способны, что несколько раз в год по праздникам носить свою форму и сабли.

Так получилось, что долгожданный закон о казачестве не только не прояснил, а поставил еще больше вопросов о жизни миллионов казаков (как утверждают местные казаки, только в Бурятии их насчитывается не менее 45 тысяч, из них 15 тысяч готовы служить на благо России с оружием в руках). Михаил Харитонов считает, что выход из столь непростой ситуации существует. Любой закон подразумевает подзаконные акты, которых пока нет. Если в федеральный центр пойдут настойчивые предложения из регионов с конкретными программами, в том числе экономически обоснованными, казаки хоть в какой-то степени, возможно, получат желаемое.

^