22.02.2006
"Номер один" благодарен директору У-УАЗ за то, что он принял участие в дискуссии на тему спорных итогов вступления главного предприятия республики в холдинг "Оборонпром". Ответы господина Белых, очевидно, отражают точку зрения его непосредственного работодателя Оборонпрома. А потому имеет смысл привести ряд независимых соображений по этой животрепещущей теме.

Почему Казань передумала?

Республику, по-видимому, и на самом деле не спрашивали при включении завода в холдинг. Жаль, что мы не позаботились во время приватизации о том, чтобы спросили. А вот Татарстан спрашивали, и правительство этой республики было длительное время категорически против "коллективизации заводов". Объясняя это тем, что "входить в структуру с малопонятными целями и находиться под перекрестным управлением нет смысла". Действительно, зачем мощному "кулаку" колхоз? Даже указ президента РФ, вышедший в 2004 году, был им, что называется, не указ. Более того, в апреле 2005 года акционеры КВЗ проголосовали против избрания представителей Оборонпрома в совет директоров завода. Но в середине 2005 года позиция Татарстана резко переменилась. Вопрос: почему? По некоторым данным, одним из условий вхождения в холдинг Казань ставила именно прекращение выпуска конкурирующих с КВЗ вертолетов на улан-удэнском заводе. Однажды после закрытых переговоров правительство Казань вдруг резко переменило свое решение и чуть ли не бегом побежало в Оборонпром. То есть логично предположить, что какие-то очень важные условия Татарстана были-таки приняты.

Какие именно условия были удовлетворены, сказать сложно. Но то, что наш завод стал стремительно терять завоеванные с большим трудом позиции на рынке, очевидно. Хотя справедливости ради стоит отметить, что показатели работы У-УАЗ ухудшились сразу после его вхождения в Оборонпром в 2004 году. Но с вхождением в "колхоз" КВЗ наш завод оказался под ударом более серьезным.

Главными целями холдинга провозглашались модернизация производства, большая загрузка предприятия и устранение конкуренции внутри холдинга. О том, что техническое перевооружение авиазавода под вопросом — не опроверг даже господин Белых, о росте прибыли также речи не идет — уже за 2004 год она упала в пять раз. Общие показатели за 2005 год также ухудшились. Зато на Казанском заводе все тип-топ. Они и с холдинга выгоду имеют, и подчиняться ему не особо торопятся (об этом позже). Прибыль КВЗ превысила прибыль нашего завода в 2005 году в несколько раз, тогда как до вступления в Оборонпром она была соизмерима с нашей. Укрепление Казанского и ослабление нашего завода отмечено и экспертами. Так, независимые эксперты отмечают: "От объединения выигрывают прежде всего акционеры КВЗ. Казанский завод показал очень высокий рост в 2005 году (практически в три раза) в отличие от У-УАЗ".

Куда уходят заказы?

Вот мы и подошли к третьему и самому показательному пункту реализации политики холдинга. А именно к "устранению конкуренции". Похоже, что в случае с нашим заводом есть угроза устранения не только конкуренции, но и самого конкурента. То есть У-УАЗ.

В этом году, несмотря на все заявления, ситуация грозит усугубиться. Если в 2004-ом наш завод изготовил 35 машин (казанский — 50), то в этом с контрактами вообще неясность. Нам заявляется как о большой победе о подписанном с помощью Оборонпрома контракте на 24 вертолета в Китай.

Почему-то уже после этих заявлений буквально на прошлой неделе в ряде татарских СМИ, а позже и в "Коммерсанте" появилась, на наш взгляд, довольно интересная информация: "Как сказал источник в оборонно-промышленном комплексе Татарии, китайская сторона еще не приняла окончательного решения о подписании контракта с улан-удэнским авиазаводом. "Сделка действительно готовится, но на сегодня остается неоформленной и неподписанной", — пояснил источник. Он назвал ситуацию неоднозначной и дал понять, что она может развернуться на 180 %". Получается, Казань надеется оттяпать и этот контракт, без которого наш завод попросту встанет? А как же руководящая роль Оборонпрома?

Даже если удастся разрулить ситуацию на этот раз, то где гарантия, что наш завод "не грохнут" в будущем году?

Вообще татарские СМИ приводят еще массу интересной информации. Мы опять-таки можем только делать приблизительные выводы на сопоставлении некоторых фактов, так как информация по условиям контрактов и "внутренняя кухня" сделок — под строжайшим секретом. Но и эти выводы наталкивают на малоприятные для авиапрома Бурятии мысли. Судите сами.

На сайте "Татар.ру" в конце прошлого года сообщалось, что КВЗ ведет торг по поводу продажи Судану десяти вертолетов Ми-17 стоимостью 50 млн. долларов. Говорилось, что КВЗ значительно поднял цену и отказывается ее снижать. Далее самое интересное, по тексту: "Неожиданная жесткость позиции КВЗ объясняется устранением прямой конкуренции с улан-удэнским авиазаводом, который с объединением в холдинг стал придерживаться единой ценовой политики. Суданцы до приезда на КВЗ вели переговоры с УУАЗ, но безуспешно". То есть получается, что еще до прибытия в Казань суданцы выразили желание заключить контракт с У-УАЗ. Но мы вот так взяли и отказались от 50 миллионов долларов по своей воле. Не надо, мол, нам ваших зеленых — идите вы в Казань. Согласитесь, по своей воле такое даже душевнобольной не сделает. Особенно, если учесть, что к тому времени никаких заказов у нашего завода на 2006 год не было. Значит, хорошо попросили наш завод.

Как, по-видимому, "попросили" сдать Казани и заказы других стран, с которыми работал ранее У-УАЗ, а теперь под чутким руководством Оборонпрома не работает. К примеру, в "Независимой газете" за 16 января приводится такой факт: с 2001 по 2005 год У-УАЗ поставил в Иран 33 вертолета. А в 2005 году (когда в холдинг вступил Казанский завод) винтокрылые в Иран поставлялись уже из Татарстана. Это далеко не все факты, однако и они красноречиво говорят о том, что заказы со времени вступления Казани в Оборонпром и в исполнении, по- видимому, политики холдинга из Улан-Удэ уплывают.

Ни одна цель "коллективизации" не выполнена

Как любой колхоз, Оборонпром, как видим, пока не посодействовал, чтобы крепкий хозяйственник У-УАЗ богател, а предпочел заставить его поделиться. С вступлением в холдинг можно говорить только о печальных итогах: ни к чему хорошему эта "коллективизация" пока не привела. Ни одна из задач, для решения которых якобы создавался холдинг — прибыльность, загрузка, модернизация, решение проблем конкуренции в отношении конкретно нашего завода не выполнена.

Зато, по-видимому, выполнена другая задача, которая не провозглашалась. Еще в то время, когда холдинг был на начальном этапе формирования, многие эксперты прямо указывали, что на практике первостепенной (а, возможно, и единственной) задачей создания Оборонпрома будет не развитие заводов и устранение конкуренции, а замыкание на себя финансовых потоков, поступающих от экспортных контрактов и жизнь на громадные "агентские", отбираемые у производителей, которые после вступления в холдинг лишаются права самостоятельно принимать решения. Похоже, эти опасения сбываются. Почему прибыль уменьшилась в пять раз — не из-за комиссионых ли, вытягиваемых с нашего предприятия? Непонятно, для чего вообще нужна эта "прокладка" под названием Оборонпром, ничего не производящая, а живущая за счет действующих заводов?

^