16.09.2015
Передовая молодежь помогает возрождению бурятского языка, даже находясь за пределами республики

На фоне истерии с исчезновением бурятского языка многие так часто сетуют, что молодые и умные ребята уезжают учиться за пределы Бурятии. И не просто уезжают, а уезжают, чтобы уже никогда не вернуться обратно. Но прощаются с родным краем далеко не все. Более того, многие именно вдали от родины начинают осознавать свою связь с корнями.

В первом сентябрьском выпуске наша газета побеседовала со студентами, каждый из которых, несмотря на учебу за пределами республики и юный возраст, уже сделал вклад в развитие своего родного языка. Итак, о новом поколении прогрессивной молодежи.

Из Томска с любовью

Этому молодому человеку благодарны многие. Имя его, может быть, и не на слуху, зато его творение пользуется большой популярностью. В мае прошлого года 20-летний студент Томского политеха Лев Булыгин со своим другом создал приложение для изучения бурятского языка «Амисхаал».

Уже несколько лет Лев живет в Томске, но следит за тем, что происходит на его настоящей родине. Вот и проблема языковая не обошла его стороной. Когда в республике начались упаднические настроения относительно бурятского, молодой человек задался вопросом.

- А нужно ли людям приложение по бурятскому языку? Как оказалось, людям нужно, - рассказывает Лев.

На сегодня у продукта уже почти 12 тысяч скачиваний (площадка Google Play – 9612 скачиваний, площадка AppStore – 2322 скачивания). Ничего сверхъестественного: озвученный разговорник, словарь с двумя направлениями перевода и тестовая среда.

- Сначала мы планировали отбить деньги, потраченные на разработку (это немалая сумма), поэтому сделали платный вариант приложения. Однако позже поняли, что пока у земляков нет привычки что-то покупать в Интернете, и сделали приложение бесплатным, - рассказывает продвинутый собеседник «Номер один».

Сегодня Лев доволен проделанной работой. Приложение оказалось нужным для пользователей, которые, кстати, оставляли только хорошие отзывы. В настоящий момент молодой человек учится на третьем курсе, на специальности «Прикладная математика и информатика», и дистанционно сотрудничает с комитетом по социальной политике Улан-Удэ.

Подающий надежды разработчик веб-сайтов, к слову, по окончании университета планирует вернуться в родной город. Чтобы здесь, в Улан-Удэ, работать по специальности. У молодого человека планов уже полные карманы. Сейчас он и его коллега Саян Цыбикжапов продолжают совершенствовать приложение. В течение одного-двух месяцев они выпускают вторую версию. 

Экспедиция Москва - Бурятия

А вот имя следующей героини пока не на слуху. Но вклад ее в развитие языка, в перспективе, не менее значителен. Ая Тугутова – будущий лингвист. Сегодня она учится на третьем курсе филологического факультета МГУ. Одно отличает ее от рядовых студентов: помимо основных курсов Ая посещает спецкурс по… бурятскому языку.

- Еще в школе мне нравилась лингвистика и два года назад я выбрала ее для своей будущей профессии, - вспоминает Ая.

В свои 20 лет девушка уже свободно владеет английским и французским, изучает также испанский и китайский языки. Но всякий раз, когда бралась за новый язык, девушка думала о том, что неплохо бы в совершенстве владеть и родным.

- Год назад я узнала, что в МГУ есть необязательный, но очень интересный спецкурс «Бурятский в типологическом освещении». Год я его посещала, а потом в итоге смогла поехать в экспедицию в родную Бурятию - в село Барагхан Курумканского района, - рассказывает Ая.

К слову, этой экспедиции «Номер один» уже посвящал большой материал. Мы рассказывали, как передовые московские лингвисты и самые усердные студенты МГУ второй год изучают тонкости устройства бурятского языка там, где он практически не меняется. Ая Тугутова занималась в этой группе относительными придаточными предложениями. Вероятно, ее работа в будущем станет немаловажным вкладом в понимание устройства бурятского языка.

- Конечно, три недели оказались недостаточным сроком. Осталось еще много вопросов, которые нам предстоит раскрыть в следующей экспедиции. Надеемся, она пройдет так же успешно. Пока же, впрочем, уже есть что анализировать, есть с чем работать в течение нового учебного года, - поделилась с нами Ая.

- Когда владеешь разными языками, можешь как-то по-особенному прочувствовать все нюансы бурятского языка. Языки устроены по-разному, и мышление их носителей тоже. А это подмечать - очень интересно и важно. Вообще, языковое разнообразие не может не радовать, и его хочется сохранить. Благодаря языку, мы можем выражать свои мысли, свое мировоззрение, понимать лучше другие народы и, в первую очередь, самих себя, - говорит наша юная собеседница.

Письма из Варшавы

Тем временем где-то в далекой Варшаве так же работают и учатся наши земляки, которым так же не безразличны проблемы бурятского языка. Один из них - Бато Дондуков.
Бато 27 лет, он учится в докторантуре на кафедре междисциплинарных гуманитарных наук. Интересно, что работа его посвящена буддизму в Интернете, а пишет он ее под чутким руководством польских ученых.

- Мы здесь, как можем, поддерживаем традиции. Отмечаем все наши праздники, у нас есть и небольшой алтарь. Поскольку я вращаюсь среди антропологов, интерес к бурятской культуре есть всегда. Поэтому много рассказываю о своей родине, да и с ней все время поддерживаю связь: общаюсь в соцсетях на острые темы и просто переписываюсь с родными, - объясняет Бато.

Очевидно, именно электронные письма полтора года назад натолкнули Бато на мысль: а что если создать более удобную раскладку бурятской клавиатуры для Windows? Предыдущее образование молодого человека не осталось забытым, и Бато без особых усилий претворил идею в жизнь.

Так, клавиатура осталась русской, но чтобы напечатать «ү» вместо «у» было достаточно нажать на кнопку правый Alt. Так же и для остальных символов. Программу можно было бесплатно скачать любому интернет-пользователю.

- Как и бывает у нас зачастую: очень много лайков, более тысячи, и репостов, хороших отзывов. Вот только счетчик скачивания показал: скачали его от силы раз восемь, - с улыбкой говорит Бато, - вот так у нас и с языком.

По мнению Бато, причина «неудачи» его раскладки в том, что сегодня многие люди уже не могут писать по-бурятски грамотно, им становится писать комфортнее на русском.
- Что уж говорить, если даже сельская молодежь все реже пишет на бурятском, пытается на русском. Молодежь пишет в стиле мемов, и это большой удар по языку, - делится своими соображениями наш собеседник.

Если же говорить о развитии бурятского в целом, то, по мнению молодого ученого, все упирается в плохое финансирование. Нет финансирования - нет специалистов.
- Можно было бы создать языковые лагеря, в которых дети могли бы погружаться в среду. Но ничего подобного не делается, реальных национальных проектов во времена «шумихи» с вымиранием бурятского было очень мало.

Кстати, два года научной деятельности в Польше у Бато позади, впереди еще один. Ну, а дальше - путь домой. Задерживаться в Варшаве молодой человек не намерен.
- Конечно, вряд ли по возвращении домой удастся продолжать заниматься наукой и поддерживать высокий уровень жизни. Скорее всего, придется заниматься предпринимательством. Но сегодня все же задумываешься, что можно реализовать из национальных проектов, на какие гранты подать. Время покажет, - надеется Бато.

В целом даже эти небольшие интервью с тремя молодыми успешными людьми показывают, каким должен быть современный человек, ратующий за сохранение родного языка. Как выглядят настоящие «хранители» родного бурятского языка.

Марина Ушакова, «Номер один».

^