16.09.2015
Победители Премьер-лиги рассказали «Номер один» о своих секретах

Чингис Болотов, руководитель республиканского КВН-движения, считает, что КВН – это спорт. Корреспондент «Номер один» после разговора с ним пришла к выводу, что КВН – это наука. В какие психологические эксперименты вовлекает капитан свою команду, что любит Александр Масляков в «Хара Морин» и почему они стали победителями Премьер-лиги КВН – в интервью с Чингисом Болотовым.

- Чингис, начнем с самого начала: как появилась команда «Хара Морин»?

- Весной 2012 года я стал руководителем КВН-движения Республики Бурятия, и именно в тот год мы начали активно работать с нашим местным составом квнщиков, проводить республиканскую лигу КВН, отсматривать все кадры. 

Потому что до этого была команда КВН «Байкал 350», и все. Они сыграли, прошел год, и не было ни одной команды на Сочинском фестивале от Бурятии. Было обидно, потому что в это время иркутские команды вовсю играли в Высшей лиге, они на 100 % себя реализовали.

За год мы провели чемпионат, выявили тех ребят, которые бы смогли сыграть в команде, таких было около 32-35 человек. Мы отбирали ребят «ВКонтакте», брали их фотографии, распечатывали, вешали на веревочку и смотрели, как они вместе выглядят. Даже какие-то сценки этими фото разыгрывали, то есть пытались представить, как это будет.

Это абсолютно новые лица, новая кровь, все интересные, все способны стать главными лицами команды. В основном это были фронтмены и главные актеры в своих командах. Это лидеры и, даже можно сказать, эгоисты. И, конечно, когда такая молодежь собирается, не всем удается ужиться, реализоваться в таком плотном творчестве.

Мы специально сделали школу КВН и поставили условие – оргвзнос тысяча рублей. Так мы хотели выявить тех, кто действительно любит КВН, хочет учиться и развиваться. Человек десять сразу отсеялось. 

Остались 20-25 человек, они и поехали в Сочи, откуда нас сразу отправили в центральную лигу КВН Азии (г. Красноярск). Там мы тоже проявили себя хорошо, стали вице-чемпионами. И именно там утвердился состав, стал проявляться характер команды, ее стиль.

- И какой у вас стиль?

- Наша команда показывает семейные отношения. У нас есть фронтмен и фронтвумен - Чимит и Татьяна. Они постоянно выясняют отношения между собой, происходят конфликты, но в конце они все-таки мирятся и остаются вместе. Эти семейные ценности - как раз то, что нравится Александру Васильевичу.

Мы пропагандируем семейную политику и также фоном идет команда, которая показывает азиатский юмор - это самураи, ниндзя, то, что знакомо всем из фильмов, массовой культуры, т.е. тот пласт, который до этого не затрагивали.

Этот стиль вырабатывался в ходе игр. К каждой игре мы подходим стратегически, смотрим, кто наши соперники, что они показывают, чем мы будем интереснее. Важно быть не такими, как все. У нас все-таки живые выступления, когда зритель чувствует себя причастным, он чувствует себя свидетелем живой сцены.

Помимо Чимита и Татьяны, у нас есть еще один яркий человек - Валера Гуляев. Его любят именно западные квнщики и СМИ, он невысокого роста, пучеглазый, не совсем стандартный бурят. Есть еще большой, колоритный Аюр, он играл монгола, есть еще несколько образов, которые по-своему отображаются. Мы сейчас пытаемся показывать обычную семью, это такие короткие зарисовки, где за три секунды происходит яркая жизнь.

- А откуда появилось такое название – «Хара Морин»?

- Когда мы выезжали на Сочинский фестиваль в январе 2013 года, названия еще не было. Тогда нас поддержал Лев Асалханов, вот мы и решили назвать «Хара Морин». 
- Я думала, история будет более оригинальной…

- У нас было много споров относительно названия. И я понимал, что есть только один момент, который мог бы прекратить эти споры. Я всем ребятам соврал, что нас финансово поддерживают с условием, что название будет «Хара Морин».

- И часто приходится врать команде?

- Хитрить точно иногда приходится. Я часто помещаю их в разные ситуации, которые заставляют понервничать, создаю конфликты. Например, перед прогоном, когда мы должны были выступить перед Александром Масляковым, все ребята очень сильно нервничали. Тогда я начал цепляться за маленькую деталь, которая послужила причиной скандала. В итоге команда отвлеклась, выпустила пар, и я говорю: «Все, идем». Когда человек нервничает, он находится в ауте, как у бурят говорят, «душа улетела» (смеется), он ходит, и ему все безразлично. Такие встряски позволяют прийти в себя и побороть это состояние. Но то, что человек нервничает, – это хорошо, это важно для самоотдачи, значит, есть эмоции, и ты эти живые эмоции можешь дать зрителю. 

В самом начале многие неправильно произносили наше название, но сейчас мы всю Россию научили правильно говорить «Хара Морин». И все знают перевод – «темная лошадка». 

Когда мы играли на 1/8, нам повезло в том, что впервые за всю историю премьер-лиги в зрительный зал спустился Александр Васильевич Масляков и сел в сектор наших болельщиков. Он сидит, и сзади наши болельщики - сто с лишним человек из Улан-Удэ, Иркутской области, Забайкальского края - громко кричат и болеют. И Александр Васильевич спрашивает, как переводится? Я говорю: «темная лошадка». Название ему понравилось и для него команда, действительно, стала «темной лошадкой».

- Как происходит подготовка к играм?

- Опыт участия в таком телевизионном международном шоу на Первом канале - это новый взгляд на вещи, там существует много нюансов, которые заставляют по-новому взглянуть на игру. Многие ребята, когда попали на Первый канал, даже не ожидали, насколько тяжело проходить редакторские просмотры. 

В течение двух недель мы приносим игру «от и до», редактор убирает 80 % от всего материала, и это считается нормально. За сутки мы должны написать новый сценарий, отрепетировать, сделать его презентабельным и т.д. Мы спим четыре часа и приносим новую программу, и редактор вновь вычеркивает 50 % материала. 

Все происходит быстро, мозг постоянно должен работать в аврале, поэтому мы много употребляем шоколада, глицина, кофе, иногда грешим безалкогольными энергетиками. 
Мы знаем, например, что разминка бывает примерно в 8 часов. И, чтобы мозг к этому времени начал быстро работать, мы заставляем команду в это время играть. Где бы человек ни находился, задаем вопросы и он должен быстро среагировать.

КВН - это спорт. Команда должна уметь находить решения в стрессовых ситуациях, когда времени минимум. Перед финалом была такая ситуация: нам из визитки вырезали 30 % материала за ночь до игры. Обычно перед игрой мы стараемся хорошо поспать, хотя бы часов шесть. Здесь же нам пришлось сократить время на сон до минимума и репетировать. 

- Никто не жаловался? И как в таком режиме можно придумывать шутки за шуткой? 

- Конечно, ребята были расстроены, подавлены тем, что перед игрой вырезают большой объем выступления. Тогда мы просто сняли ответственность с ребят, сказали, играйте для себя, играйте так, чтобы мы могли приехать и сказать, мы сделали все, что было в наших силах. И это помогло. 

Безусловно, когда ребята нормально питаются, нормально спят, - это уже другая команда. Некоторые команды специально пропускают репетиции и просто отсыпаются. Другие всем составом занимаются йогой, медитируют.

У нас команда танцевальная, она должна хорошо двигаться, быть пластичной. В день мы тратили по два часа на постановку танцевальных перебивок. 

Шутка - это когда происходит конфликт реального с нереальным, помещение персонажа в непривычную обстановку. Например, Гарри Каспаров в ночном клубе. Здесь возникает какая-то ситуация, и можно уже сочинять. Но надо избегать шаблонов.

- Если КВН – это спорт, то какой будет главная награда?

- Победа в Высшей лиге. Чтобы попасть в Высшую лигу, команды обычно тратят около семи-восьми лет. Наша команда прошла этот путь за три года. Мы хорошо выступили в Сочи, и нам сказали, что уровень команды высокий, поэтому мы можем сразу переходить в центральную лигу.

Сейчас мы - единственная команда, которая утверждена в Высшей лиге. Команды там солиднее, мощнее во все планах. Но наша команда новая, необычная и имеет все шансы победить. Поэтому не трусим, хотим достойно сыграть и посмотреть тенденции в Высшей лиге, потому что Высшая лига и Премьер-лига - это разные игры. 

Премьер-лига - это больше молодежная игра, там зрители 90 % - студенты. В Высшей лиге публика посолиднее, там можно увидеть лица Первого канала, звезд, и билет стоит около 8-12 тысяч. То есть это состоявшиеся люди, которых сложно чем-либо удивить.

Сейчас же мы готовимся к Сочинскому фестивале, который будет в январе 2016 года.

- А что насчет финансовой поддержки, или опять будете брать билет в один конец? 

- На одну поездку надо около 1, 5 миллиона. Мы встречались с главой республики, он пообещал нас поддержать. Мы надеемся на эту поддержку, т.к. это большой плюс имиджу Бурятии. К тому же, КВН-движение очень популярно. Только представьте, миллион людей в России мечтают быть в числе 20 команд Высшей лиги. В Сочи собираются 500 команд, и это лучшие команды в своих регионах. 

Соня Матвеева, «Номер один».

^