23.09.2015
Горят торфяники, которые практически никто не тушит
Власти Бурятии и МЧС отчитались о полной победе над лесными пожарами, совершенно забыв о том, что уже больше года в республике полыхают подземные пожары.

Подземный ад

Торфяной пожар даже опаснее, чем лесной. Торф трудно тушить, поскольку он залегает глубоко под землей. Под землю нужно закачивать тонны воды, иначе огонь под землей не потухнет, пока там есть чему гореть. Температура горения торфа доходит до 700 градусов, и почва пропекается настолько, что на ней не растет вообще ничего. Выгорая, торф оставляет подземные пустоты, которые периодически проваливаются, оставляя гигантские овраги. Хорошо, если в момент обрушения над выгоревшим участком нет людей. А торфяной дым содержит опасные соединения вроде бензола. Наиболее сильно торфяными пожарами охвачен Кабанский район.

Пожары торфяников начались еще в прошлом году. Уже тогда дым создавал большие проблемы окрестным жителям, периодически дымом плотно окутывало федеральную трассу «Байкал». Год назад из-за задымления случилось несколько серьезных ДТП, погибли люди. Власти провели несколько чрезвычайных совещаний, на которых выяснилось, что за тушение торфяников государственные органы не отвечают и денег на ликвидацию многочисленных очагов возгораний никто не выделит. Тушить подземный огонь должны собственники земель, у которых, впрочем, на это нет ни денег, ни опыта, ни техники. В итоге тушат торфяники немногочисленные добровольцы, представители республиканских и муниципальных ведомств.

Гринпис помогает

19 сентября в рейд на торфяники выехала группа добровольцев. В этом выезде участвовало около двадцати человек – из групп «SOS Байкал» и Save Baikal, молодежного объединения «Взлет» Улан-Удэнского авиазавода. Прибыло также пятеро активистов «Гринпис России», которые обучали тушению торфяников. Выезд был в восемь утра, по прибытии инструктаж, и немедленно на тушение. Очаг возгорания торфа был в окрестностях Каменска у трассы «Байкал».

- Я впервые тушил торфяники, это, конечно, не то, что дерево и трава горит, а сама земля в прямом смысле, – рассказывает волонтер Болот Цоктоев, неоднократно ездивший на пожары. - Страшно, что может после этого на ней расти? Просто водой залить и оставить не получится, остается над коркой, а сам торф под ней еще горит. Это все надо тщательно перемешивать, как кашу с водой. Только после этого он вроде тушится. Нужны люди, и много - мешать землю с водой - дело нелегкое. Тяжелая работа и очень нудная.

В город добровольцы отправились после 20.00. На следующий день активисты Гринпис проводили конференцию для волонтеров. По их словам, очаги нужно уничтожать ежедневно, иначе огонь будет расползаться и его не удастся потушить.

Радует, что на сей раз порыв добровольцев был использован довольно результативно. Впрочем, это во многом вызвано тем, что торфяные болота – не лес и меньше юридических сложностей. Зато в тушении большую роль играют именно рабочие руки.

- На торфяных пожарах техника малоэффективна, – говорит Солбон Санжиев, организатор выезда. – Нужны именно люди, чтоб работать лопатами. Также нужны помпы, чтобы качать воду из водоемов, и пожарные рукава, нужна помощь питанием и транспортом. Аэроразведка показывает, что торфяных очагов очень много, если не потушить их сейчас, через год в Бурятии повторится огненная катастрофа.

Торфяники не интересуют МЧС

С волонтерами на тушении были работники местного лесхоза и заместитель главы Кабанского района. Сотрудники МЧС не присутствовали, возможно, ввиду того, что огонь не угрожал непосредственно населенным пунктам. А раз нет такой угрозы, то эти проблемы МЧС не интересуют. Тем не менее по соглашению с правительством республики МЧС должно заниматься данной проблемой.

- ЦУКС Республики Бурятия оказался не способен даже найти способ направить на пожар одну кабанскую пожарную машину. И врет о пожарах не первый месяц. И прячет их, прикрываясь местной администрацией и добровольцами. И это удивительное сочетание беспомощности и бесстыдства, – возмущается лидер активистов Гринпис Григорий Куксин. – Добровольцы за сотни километров к ним приехать могут. А пожарные по звонку о пожаре приехать и хотя бы рукава привезти не могут. И я не могу объяснить удивленным добровольцам, почему это так.

По словам Куксина, ущерб от кабанских торфяных пожаров уже превышает 600 миллионов рублей. «Это основание для введения режима ЧС федерального уровня. Потери здоровья людей не поддаются оценке. И до сих пор мы не видим тут ни одного сотрудника МЧС. Видимо, у них у всех кончилось топливо. И совесть». А тем временем ГУ МЧС по Бурятии бодро отрапортовало, что все лесные пожары в Бурятии потушены.

Василий Тараруев, для «Номер один».
^