01.03.2006
21 февраля оперативному дежурному Управления по ЧС Улан-Удэ поступило сообщение о том, что в школе 8, расположенной в поселке Заречный, дети, принимающие участие в подготовительных соревнованиях к военно-спортивной игре "Зарница", падают в обморок. В бессознательном состоянии двое школьников были доставлены в отделение реанимации. В течение дня в это же отделение были госпитализированы еще восемь участников спортивного мероприятия с предварительным диагнозом "Острое отравление средней степени неизвестным веществом". Практически сразу же после обмороков детей была проведена эвакуация всех учащихся и учителей из здания школы.
Вскоре после чрезвычайного происшествия из официальных органов стали поступать весьма противоречивые и довольно странные сведения, смысл которых сводился к тому, что ничего серьезного не произошло. Директор школы вообще заявил родителям, что нечего поднимать панику из-за двух (?) пострадавших детей. Чем больше чиновники успокаивали народ, тем очевидней напрашивался вывод: что-то в этой истории не так, слишком много несостыковок и несуразностей. "Номер один" предпринял попытку провести собственное расследование инцидента.

Чеченский след?

Прежде всего насторожило, что улан-удэнский случай как две капли воды напоминает факт массовых обмороков школьников в Чечне, о котором сообщали все мировые агентства в декабре прошлого года. Тогда с симптомами отравления неизвестными веществами в больницы Чечни поступило около 80 человек. Как взрослые, так и дети испытывали резкое недомогание, приступы удушья и обмороки. Долгое время ни один из врачей не мог определить, что же это за странное, имеющее характер цепной реакции заболевание. Наконец, проведя несколько экспертиз и тщательных анализов воздуха, специалисты поставили диагноз: псевдо-астматический синдром, психическое расстройство, связанное со стрессами, которые жители Чечни испытывали долгое время. Хотя версия о спланированном теракте с применением неизвестного бактериологического оружия имеет место до сих пор.

Школьникам Советского района Улан-Удэ, которые упали в обморок 21 февраля, врачи поставили диагноз, также связанный с психоэмоциональным напряжением. "Консилиум врачей решил, что дети просто переволновались перед соревнованиями. Сами понимаете, каждый переживает за свою команду, плюс физические нагрузки, нужно отжиматься, торопиться, успевать. Вот сердце и забилось. Кроме этого, как выяснилось позже, многие дети перед соревнованиями даже не завтракали", — объяснил начальник Управления здравоохранения г. Улан-Удэ Валерий Очиров.

На симптомах и диагнозах сходства улан-удэнского и чеченского случаев не заканчивается. Еще один общий признак странных во всех смыслах ЧП — несостыковка официальных объяснений и фактов, имевших место в действительности. Как в Чечне дети не могли из-за волнения по поводу военных действий взять и заболеть невиданной болезнью массово в одно время, не раньше и не позже, так и в Бурятии потеряли сознание не только дети, участвующие в "Зарнице" и переживающие по этому поводу, но и простые зрители, даже малыш, находившийся в другом кабинете.

Дети уверены — их отравили, врачи говорят, что это психоз

Через неделю после ЧП в Заречном на лечении в городской детской больнице 2 все еще находилось пять детей. Среди них была даже девятилетняя девочка, которая в "Зарнице" не участвовала, слушая урок в классе, расположенном неподалеку от спортивного зала. Школьница рассказала, что ей стало плохо во время эвакуации из здания, у нее сильно закружилась голова. "Еще у меня помутнело в глазах и стало сухо во рту, никогда такого не было", — эмоционально объясняет девятилетняя девочка.

Две старшеклассницы, ученицы школы 9, в больницу попали не сразу, родители вызвали "скорую" только в 12 ночи. Девушки также не принимали участия в военно-патриотической игре, а собирали информацию, чтобы написать статью о мероприятии для своей школьной газеты. Юные корреспонденты рассказали, что плохо им стало только после уроков, на которые они поехали сразу после эвакуации.

"А ближе к ночи у меня начало двоиться в глазах, сдавливало в груди, и ноги стали как ватные!", — рассказала нам ученица девятой школы.

Непосредственные участники "Зарницы", находящиеся до сих пор в больнице, также не склонны считать, что их плохое самочувствие связано с излишними физическим или психическим напряжением.

"Зарница у нас не первый год проходит, и никогда такого не было. К тому же это даже не городская, а всего лишь районная игра была, отчего переживать нам было? Мы даже не .b&(, +(al, там главное красиво промаршировать по залу, да на интеллектуальные вопросы ответить. От этого некоторых почему-то затошнило, у кого-то головокружение появилось. Моему товарищу плохо стало, когда мы на построении стояли, он мне протянул знамя и тут же упал в обморок. Мне нехорошо стало только вечером, — рассказывает ученик городской школы 1.

Еще одна девушка по имени Сэсэг, также попавшая в больницу после "Зарницы", рассказала, что одной из версий причины массовых обмороков детей, которые циркулировали среди участников мероприятия, были якобы слишком перетянутые галстуки и шнурки на беретах юных патриотов.

"Не понимаю, как это связано, у меня давление подскочило, ноги ватные стали, голова закружилась, хотя раньше я никогда практически не болела. Причем тут завязки на галстуках и перенапряжение?" — спрашивает Сэсэг.

Бурятия стала полигоном для проверки реакции ФСБ?

Врачи, занимающиеся лечением поступивших в городскую больницу ребят, никаких симптомов отравления газами (по крайней мере известными им) не обнаружили. Общий для всех диагноз — это диэнцифальный синдром, вегето-сосудистая дистония, острая реакция на стресс.

"В период полового созревания бывает, что на фоне вегетососудистой дистонии происходят такие отклонения. Такое заболевание как вегето-сосудистая дистония до сих пор не изучено до конца. У подростков вроде еще и болезни как таковой нет, но вот под влиянием внешних факторов, пусть эмоциональных, появляются отклонения. Это называется психоастмотический синдром, при изоляции ребенка в больницу, снятии напряжения, особом внимании все отклонения приходят в норму", — рассказывает лечащий врач.

Кроме этого, биохимический анализ крови детей и токсикологическая экспертиза показали, что знакомых врачам вредных веществ в организме школьников не обнаружено. Специалисты ТУ Роспотребнадзора, также бравшие пробы воздуха из спортивного зала школы 8 на наличие там синильной кислоты, фенола, фтористого водорода, хлорциана и оксида углерода, данные вещества не обнаружили. Спектр анализов, как нам объяснили, делался исходя из общих признаков болезни детей, а так же наличия в лабораториях Улан-Удэ подходящего оборудования.

"Конечно, если бы у нас были дорогостоящие тестеры, такие, например, как те, что определяют уровень анаболиков в крови олимпийских спортсменов по минимальным дозам, мы бы проводили и такие анализы. Но, к сожалению, этого оборудования у нас нет. Хотя, думаю, что оно и не совсем нужно. Здесь однозначно речь идет о стрессе и психическом расстройстве!", — заявил Валерий Очиров.

В настоящее время по факту ЧП возбуждено уголовное дело по статье 236 ("нарушение санитарно-эпидемиологических правил"). Вся информация по делу является тайной следствия, а потому журналистам не предоставляется. Медики считают, что ЧП должно стать уроком как для администрации города, так и управления образования, в ведомстве которых как раз находится проведение массовых детских мероприятий. С этим трудно не согласиться. Однако трудно не согласиться и с тем, что все предоставленные до сих пор объяснения ЧП выглядят неубедительно. А потому категорично отметать вероятность того, что школьники стали жертвами неизвестного отравляющего вещества, нельзя. Кто знает, возможно, далекая Бурятия стала своеобразным полигоном для проверки бдительности спецслужб. Между тем в пресс-службе ФСБ нам заявили, что версия теракта ими не рассматривается.

^