30.09.2015
Выборы губернатора Иркутской области наглядно показали реальные перспективы Бурятии

Поразительная победа коммуниста в выборах губернатора Иркутской области обнажила главные проблемы «взаимопонимания» Кремля и регионов. О том, почему федералы могут глупо и быстро потерять Бурятию и Сибирь в целом, что ждет главу региона, а также почему и надолго ли нас покинул Вячеслав Мархаев - в материале «Номер один».

Межрегиональные параллели

Сенсационный результат показали выборы губернатора у наших соседей. Вопреки прогнозам и всеобщей уверенности в победе «ЕдРа», пост руководителя Иркутской области занял представитель оппозиции, коммунист Сергей Левченко. Признаемся, нам мало интересен новый губернатор как политический персонаж. Но сами итоги выборов ошеломительны и весьма показательны для Бурятии. Давайте разберемся почему.

Первый тур выборов в Иркутской области прошел еще 13 сентября. В тот день Сергей Ерощенко, поддерживаемый «Единой Россией», хоть и не набрал минимума, но опережал своего «красного» оппонента. Тур закончился: 49,6 % к 36,6 %. По итогам же второго тура за Левченко проголосовало 56,5 % избирателей. Коммунист сумел победить представителя власти практически во всех крупных городах, в частности в Братске и Иркутске. 

Но более любопытно другое. Во втором туре Сергей Левченко подтянулся явно за счет бурятского электората, то есть Аларского, Баяндаевского, Боханского, Нукутского, Ольхонского, Осинского и Эхирит-Булагатского районов. Если во втором «подходе» Ерощенко распрощался почти с четырьмя тысячами голосов жителей бурятских районов, то Левченко, наоборот, вырвался во многом благодаря им. А именно вместо 12276 голосов первого тура во втором он заполучил 23741 одобрение национальных муниципальных образований.

Пока «Единая Россия» надеялась на свой авторитет и славу, ее оппоненты качественно работали с населением, и это возымело результат. Очевидно, что бурятские районы также оказались весьма зависимы от внешнего фактора – работы коммунистов из Бурятии под предводительством Мархаева.

Меж тем, бурятские районы Иркутской области, по сути, повторяют «контуры» и настроения наших сельских районов безотносительно национальности. Итоги таковы - люди в меньшей степени зависят от административного ресурса. Как оказалось, у них нет безумной любви к Владимиру Путину. Они живут в своем мире и абсолютно восприимчивы к переговорам и уговорам. Вполне реально мы можем наблюдать иркутскую картину уже здесь, в республике, через год.

Везите ваши денежки

Учитывая, что теперь «Единой Россией» не пахнет ни в Забайкалье, ни в Иркутской области, на выборах в Бурятии федералы рискуют получить приграничный красный пояс вдоль Сибири. Тогда партия власти в силу своей недееспособности в трех регионах могла бы просто взять и разойтись. Учитывая создавшуюся из-за новоиспеченного иркутского губернатора напряженность, Республика Бурятия становится заметной геополитической фишкой. Отдавать регион нельзя. Иркутский провал должен послужить федералам уроком. 

И главный урок – это наплевательское отношение Москвы к Бурятии. К ее социальным, экономическим, демографическим проблемам. В регионе из-за пожаров, водоохранных зон, отсутствия федеральных проектов может сложиться коллапс доверия к Москве. Если центр в ближайшие месяцы не сделает соответствующие выводы, не просчитает все риски, не осознает проблемы Бурятии, регион будет потерян. При мудром подходе не обойтись без трат на нужды населения, без приезда федеральных чиновников высшего уровня с повесткой, нужной для населения, а не для партии. 

Выход на досрочные

Тем временем эти перспективы - не единственное, что сегодня объединяет Бурятию и Иркутскую область. Вскоре после объявления результатов голосования и имени нового губернатора стало известно о переходе к соседям бурятского тяжеловеса-коммуниста Вячеслава Мархаева. Ему сделали предложение представлять Иркутскую область в Совете Федерации, от чего он не смог отказаться.

Мы не будем говорить о том, зачем Левченко создавать такой коммунистический дуплет - ответ очевиден. Интересно другое. Из Бурятии уходит главный соперник Вячеслава Наговицына. Казалось бы, действующему главе можно вздохнуть спокойно. 

Однако все это может быть весьма обманчиво и по цифрам, и по настроению. К примеру, в той же Иркутской области народ голосовал не за Левченко, а против врио губернатора Ерощенко. Это был протестный электорат, и не исключено, что грядущие выборы дадут такую же ситуацию. В принципе любая кандидатура, хоть сколь адекватная от любой партии, может сделать выборы непредсказуемыми. Учитывая податливость сельских районов.

К слову о грядущих выборах. В свете сложившейся ситуации досрочных выборов в 2016-м Бурятии не избежать. Это будет также единственным шансом для Наговицына не столкнуться лоб в лоб с Мархаевым, который по истечении двух лет, то есть в 2017-м, вполне мог бы вернуться в Бурятию с прежними амбициями. В 2016-м же это выглядело бы как метание из региона в регион. Запасаемся попкорном и следим за реакцией федералов.

Марина Ушакова, «Номер один».

^