11.02.2004
При содействии клуба региональной журналистики "Открытая Россия" корреспондент "Номера один" встретился с бывшим сопредседателем Союза Правых Сил Борисом Немцовым. Узнав, что я из Улан-Удэ, Немцов с улыбкой закивал головой: "Да-да-да, это где самая большая голова Ленина в мире!" и как-то мечтательно добавил: "И Байкал...".
КОРР.: Борис Ефимович, чем Вы объясните беспрецедентное поражение СПС?
Б.Н.: На мой взгляд, были две крупные причины. Первая — это не созданная коалиция с "Яблоком". Должен вам сказать, что мы ее могли создать всерьез ровно год назад. Год назад я убедил Чубайса уйти из коалиции в случае, если она будет создана. Однако лидер "Яблока" по каким-то причинам от союза с нами отказался.
Вторая причина: отсутствие внятной позиции. Кто выиграл выборы? "Единая Россия". У "Единой России" была позиция: "Мы за Путина, что бы он ни делал". Ясная позиция. Народ это понимает. Жириновский: "Мы за бедных, мы за русских". Очень понятно. Глазьев с Рогозиным: "Чубайса в тюрьму, олигархов тоже, ренту повысить, все раздать". Очень понятная позиция: отнять и поделить. И всех при этом посадить. Теперь СПС и "Яблоко". С одной стороны, мы за Путина. Он проводит международную политику, он подтянутый, спортивный. С другой стороны, мы против, поскольку он у нас в стране строит авторитарный режим. С одной стороны, с другой стороны — так не бывает в политике.
КОРР.: Не было ли у Вас мысли усилить работу в регионах?
Б.Н.: Сегодня центр политической жизни выдавливается из Москвы. В Москве полностью выжженная политическая поляна. Здесь нет политики. Нет парламента. 306 депутатов "Единой России". Им запрещено общаться с прессой. Совет федерации давно перестал существовать. В регионах идут выборы по партийным спискам. В этом году выборы будут в 37 регионах. Ближайшие четыре года мы будем работать именно в регионах.
КОРР.: Планируете ли вы вернуться в большую политику?
Б.Н.: Мне представляется, что работать в рамках политических партий сейчас абсолютно не продуктивно. На мой взгляд, гораздо более значимы и важны комитеты. Например, недавно созданный "Комитет-2008".
Какова моя роль в будущей демократической оппозиции, мне неведомо. Я не исключаю для себя возврата в политику. PR-служба ЮКОСа по просьбе Ходорковского как-то провела исследование, сколько "стоит" моя известность. Взяли все мои выступления на центральном телевидении, в газетах, на Западе, умножили на рекламные расценки. Получилась цифра: 350 миллионов долларов США. А это уже что-то.
Публичных политиков в России, особенно в путинской, очень мало. Новых лиц практически нет. Это не входит в планы нынешней власти. Бывают исключения. Появился Глазьев, Рогозин. И то они появились благодаря Кремлю. Это кремлевский проект. Так что публичный политик — это бренд. Бренд стоит денег и сил. И уходить так просто из политики — это, наверное, неправильно.
КОРР.: Кстати, о Ходорковском. Скажите, пожалуйста: как, по- вашему, разрешится ситуация вокруг "ЮКОСа" и его бывшего главы?
Б.Н.: В Америке есть такой термин, называется "юкосизация". Это превращение бандитской компании в открытую международную, с хорошей репутацией. Такое слово есть в английском языке. Это Ходорковский. Он понял, что быть честным — это выгодно. Вслед за ним пошел российский бизнес. В этом смысле он пионер. Я с ним говорил за неделю до его поездки по стране и ему задал несколько вопросов. Первый вопрос: "Готов ли он сидеть?" Ответ: "Да, готов". Второй вопрос: "Готов ли он умереть?" Они же его будут уничтожать. Это "серьезные люди". Он, честно говоря, замялся по этому поводу. Сказал: "Я не умру, я здоровый", имея в виду, что он переживет это все. Он смелый парень. Честно говоря, я больше таких не видел. Так что мы должны пожелать ему здоровья. Я считаю, что как граждане мы должны все сделать, чтобы его освободить до решения суда.
КОРР.: Разделяете ли вы мнение, что нашей стране угрожает тоталитаризм?
Б.Н.: Для меня лично свобода и искренность имеет значение, и я надеюсь, что есть миллионы людей, для которых это тоже имеет значение.
Я вам скажу честно, что у нас в стране такая фаза, что все ценности, которые я разделяю, страну не очень интересуют. Это проблема. Например, мои коллеги из "Яблока" говорят: "Раз народ не интересует тема демократии и свободы, то нечего настаивать на этих ценностях". Люди думают: ну и что, что Ходорковского посадили. А нас не посадят. Ну и что, что НТВ закрыли, а я все равно получаю информацию, у меня есть Интернет.
Я считаю, что это неправильно. Я изучал современную историю Казахстана, Белоруссии. Они абсолютно так же жили, как мы. Они безразлично относились к свободе. Сейчас они только об этом и думают.
КОРР.: Что ж, спасибо, Борис Ефимович. Приезжайте к нам в Бурятию, на Байкал!
Б.Н.: Ой, вы знаете, Байкал — это ведь моя мечта. Глядишь, как-нибудь и соберусь, спасибо за приглашение. А люди у вас там живут хорошие. Честные люди. Счастья вам!
^