23.10.2015
Жителей Улан-Удэ с детьми выгоняют из собственной квартиры

«Квартирный вопрос», как известно, может испортить многих. В наше время, когда цена небольшой «однушки» в Улан-Удэ переваливает за миллион рублей, а стоимость земли в городе поражает количеством нулей, в «имущественных войнах» зачастую страдают самые незащищенные слои населения: дети, старики и инвалиды. Как из добропорядочного хозяина хорошего жилья можно в одночасье превратиться в бомжа, узнавал «Номер один». 

«Никто ни за что отвечать не хочет»

Наталья Федосеева вот уже почти год пытается отстоять свое право и права детей на единственное жилье.

С мужем и маленькой дочкой Наталья приехала в Улан-Удэ из Кяхты. Муж - 
военнослужащий, а значит, как это часто бывает, нужно менять место жительства по долгу службы. Приехав в столицу Бурятии, молодая семья решила купить квартиру и обосноваться в городе. Как известно, не у каждого среднестатистического гражданина России есть вся необходимая сумма для того, чтобы купить себе жилье сразу. Наталья и ее муж решили взять военную ипотеку. При получении документов в различных инстанциях у семьи также не возникло никаких проблем. Да и владелец квартиры – Алексей Бурков, который ее продавал, ни словом не обмолвился ни о каких сложностях, связанных с квартирой. 

Довольная удачным выбором семья оформила все бумаги о покупке нового жилья, отдала деньги покупателю и потихоньку начала обустраиваться на новом месте. Сделали ремонт, что-то докупили. Жить бы да радоваться, но в один прекрасный день в квартиру Натальи пришла женщина и представилась настоящей хозяйкой этой квартиры: 

- Проблемы у нас начались с марта месяца. Где-то в 20-х числах марта к нам пришла некая Альбина Мазур и начала тыкать мне в нос решениями суда о том, что она является хозяйкой этой квартиры. Но мы ведь официально по документам собственники. 4 июня у нас было заседание суда. Нас вызвали повесткой в качестве ответчиков.

Открытия, сделанные семьей Федосеевых, повергли их в шок. Оказалось, что в квартире, которую они купили, была прописана недееспособная женщина. Однако, несмотря на это, в 2010 году один из опекунов удачно продал квартиру. Почему тогда, при первоначальной сделке, государство разрешило эту квартиру продать, остается для Натальи загадкой. С материалами дела ей ознакомиться не дали. 

А в 2013 году у нового владельца квартиры Алексея Буркова начались проблемы, когда Альбина Мазур, которая по закону является еще одним опекуном, заявила права на квартиру. Уже тогда начались суды. По всей видимости, новый хозяин квартиры решил не медлить и квартиру продать. Что, собственно, и сделал. 

Октябрьский суд, рассмотрев все материалы дела, решил исковые требования Ларисы Мазур оставить без удовлетворения, а квартиру, которую Наталья с семьей приобрела за собственные деньги, оставить за ними. 

Защитили одних, наказали других

Однако на этом «настоящие» владельцы квартиры не успокоились и подали апелляцию уже в Верховный суд Бурятии, который решение Октябрьского суда отменил и решил истребовать квартиру из незаконного владения и все-таки передать ее в собственность недееспособной гражданки.

- Мы теперь сами должны доказывать свои утраты, свои убытки, но вернем мы свои деньги или нет, еще неизвестно. Ипотеку в месяц мы платим по 20433 рубля. Но мы платим ее не со своего кармана. У меня муж работает, ему положено работать до 45 лет. И вот он 16 лет теперь будет отрабатывать эту квартиру, - грустно говорит Наталья.

Тут возникает очень много вопросов, во-первых, почему приобретенная на законных основаниях квартира оказалась незаконным владением? Почему в выписке из Единого госреестра ничего не сказано о том, что на квартиру имелись заявленные в судебном порядке требования, в то время как ее продавали семье Федосеевых?

То, что о полной неразберихе и судебных процессах покупателям не сказал гражданин Бурков, это одно. А вот то, что госорган допустил ошибку, из-за которой теперь семья может остаться на улице, это уже совсем другой вопрос. По словам Натальи, этот вопрос они задавали представителям Росреестра. 

- Было решение суда о том, чтобы на эту квартиру наложить арест. По решению суда документы направили в Росреестр наложить обременение. 12 ноября поступили документы о наложении ареста. Мы брали выписку для того, чтобы получить деньги в банке и передать их продавцу 24 ноября. Квартира уже должны была быть в аресте, и сделка не должна была пройти. А наложили арест только 3 декабря. В Росреестре говорят, что вовремя не наложил арест какой-то сотрудник, который сейчас уволился, а отвечать за это никто не хочет, - возмущается Наталья Федосеева.

Cейчас ведется следствие в отношении действий того самого сотрудника. А тем временем в Росреестре нам озвучили свою позицию по поводу данной ситуации:

- Апелляционным определением Верховного суда Республики Бурятия квартира была истребована у Федосеева С.В. и передана первоначальному собственнику квартиры – Тэн И.В. Договоры купли-продажи, заключенные между Тэн И.В. и Бурковым А.Г., а также между Бурковым А.Г. и Федосеевым С.В., признаны судом недействительными. В связи с чем, непосредственно имущественный вред Федосеевым причинен не в результате действий Управления, а в результате заключения недействительной сделки. С учетом указанного вред подлежит возмещению другой стороной по сделке - Бурковым А.Г. 

Отчаявшись, Наталья задавала на суде вопрос и представителям минсоцзащиты о том, что же им теперь делать. Ведь, одной рукой доказывая права на собственность недееспособной женщины, второй рукой они лишают единственного жилья несовершеннолетнего ребенка. 

- У меня ребенок на улице. Ее сейчас выпишу, а где я ее пропишу? У меня ребенок будет бомж, - чуть не плача рассказывает Наталья Федосеева. - Когда я на суде задавала вопрос представителю минсоцзащиты, о том, что вы восстанавливаете права недееспособного человека, но, с другой стороны, вы нарушаете права несовершеннолетнего ребенка. Мне сказали, что он не отвечает за несовершеннолетних детей, и что это ваши дети, вы за них несете ответственность. 

Хрупкая с виду женщина не собирается сдаваться «без боя». Чтобы отстоять права собственного ребенка, женщина обратилась к уполномоченному по правам ребенка в Бурятии Татьяне Вежевич.

- Я всю беременность проходила по судам с папкой с документами. Рожать тоже, наверное, с ней же буду, - горько констатирует Наталья. – Я вот сейчас говорю, что у меня остался, наверное, единственный выход - собирать вещи, садиться в самолет и ехать в Москву к Путину. Потому что надежды на справедливость тают с каждым днем. 

Мы очень хотели услышать мнение Альбины Мазур, но, к сожалению, дозвониться до нее не смогли. 

Елена Медведева, «Номер один». 
^