29.10.2015
Недавно стартовало обсуждение «Стратегии 2030», которая должна определить будущее Бурятии на ближайшие 15 лет

К обсуждению уже подключились общественники, бизнес, госструктуры, эксперты.

Мнения по поводу будущего республики разделились. Кто-то предлагает сделать ставку на ресурсы, кто-то на промышленность, кто-то – на сельское хозяйство. Но есть и альтернативные подходы к планированию развития Бурятии. Главные из них – надо найти в себе мотивацию для создания новаторских идей, которые впоследствии применять стратегически. 

Одно из таких видений нам представил Манхар Урбазаев – эксперт в области экономики, некогда возглавлявший отдел стратегического планирования и инновации в мэрии Улан-Удэ и занимавший должность советника зампреда правительства Бурятии. 

– Сегодня уже есть первые результаты обсуждения «Стратегии 2030». Как Вы видите перспективы этого документа и насколько актуальны сегодня подходы к его разработке?

– Основные подходы к разработке «Стратегии 2030» были обозначены абсолютно правильно. Но мы не можем быть уверены, что та структура, которая выиграет конкурс на разработку этой стратегии, не воспользуется старым испытанным оружием. И мы получим труд, который на практике невозможно будет реализовывать из-за изменившихся условий.

Для нашего региона неприменимы на сегодня стратегии, разработанные для других регионов – потому что уровень развития нашей республики, на сегодняшний день, уже из разряда депрессивных регионов скатывается к еще более удручающему варианту.

Например, в Иркутской области индустрия в советское время развивалась несопоставимо более высокими темпами, чем в Бурятии. И она, пройдя индустриальную фазу, сегодня оказалась в постиндустриальной фазе. А мы, не вступив как следует в эту индустриальную фазу, имеем на сегодня практически уничтоженную промышленность, за исключением авиационного завода. И нам нужно каким-то образом развиваться.

Можно не гадать и не считать – мы по индустриальным показателям никогда не сможем догнать Иркутскую область или любой другой индустриально развитый регион. Мы никогда с вами не найдем денег и технологии на развитие промышленности. Тем более в условиях кризиса.

– То есть развития промышленности у нас не будет. Каким же образом можно догнать хотя бы соседнюю Иркутскую область?

– Существует единственный вариант. Он называется фазовый переход из доиндустриального этапа развития в постиндустриальный.

Фазовый переход – это качественный скачок, при котором происходит выработка энергии творчества, через подъем общественного самосознания и стремления общества к развитию. Это означает – создать базу для развития экономики Бурятии.

Для этого существует один способ развития – инновационный, который состоит из  разработки  новшеств и их внедрения. При правильном подходе и реализации инновационной экономики будут финансовые резервы для снижения тарифов и в целом для повышения уровня и качества жизни. 

Если по промышленным показателям мы не можем догнать индустриально развитые регионы, то по социальным – мы в состоянии обогнать. Этот принцип называется «обогнать не догоняя».

– И что нужно изменить в республике, чтобы этот подход у нас сработал?

– Нужен новый подход. Методы индустриальной стадии развития нас тормозят и оказывают негативное воздействие. Все должно быть направлено на развитие личности человека. А это значит – использование человеческого фактора, выраженное именно в инновациях. Нужны инновационные подходы.

Сейчас мы глубоко прочувствовали – без инновационной экономики двигаться вперед у нас не получится.

Например, повышение качества энергоснабжения может проходить только в рамках повышения энергетической безопасности. Энергетическая безопасность зависит от пяти показателей: состояние источников генерации, состояние электросетевого хозяйства, тариф на энергию – он должен быть в соотношении с платежеспособным спросом, инновационные работы и экологические требования.

Если рассматривать эти пять вопросов в комплексе, то окажется, что нужно отказаться от отраслевого развития. Эти факторы сложно совместить – чтобы и тариф был невысоким, и экологическая безопасность на уровне, единственный путь – это инновации.

Точно так же можно рассмотреть и обеспечение общественной безопасности. Просто борьба с преступностью ни к чему не приведет. Здесь влияние оказывает уровень жизни населения. Если население богато, то и уровень преступности меньше.

Понятно, что обеспечение развития Бурятии – это очень сложная многофакторная и многокомпонентная задача, но мы обязаны искать выход из тупика.

Допустим, мы говорим, что нам нужно развивать номадное животноводство. При нашем рискованном земледелии, маленьком травостое стандартное животноводство не пойдет. Нужны инновационные разработки, которые позволят животным выжить в наших условиях.

– Неужели это единственный выход? И на какие средства мы будем внедрять эти инновации?

– Высокоиндустриальные регионы переходят на уровень высоких технологий, а у нас этого и не было. Скатываться обратно в аграрную стадию мы тоже не можем, потому что у нас нет условий. Выбор у нас очень маленький.

Что касается реализации инновационной политики, то здесь нужно четко разделить: отработка новшеств и их внедрение. Сейчас внедрить что-то новое, например в ТГК-14, невозможно. Они как закидывали уголь лопатами, так и будут закидывать.

Прежде чем внедрять, мы должны разобраться, понять – какие нам нужны инновации. То есть те, которые используются в Томске или Иркутске, у нас могут оказаться и непригодными. Нам своей головой нужно соображать, что же нам надо.

Здесь, конечно, нужно еще разделить мотивацию и стимулирование. Мотивация – это внутреннее побуждение человека. Только когда у новаторов есть мотивация, будут появляться инновационные продукты. И только после этого придет стимулирование. Стимулировать может государство, частные инвесторы. Если есть качественная идея, разработка, то должен появиться и тот, кого она заинтересует.

Я во главу угла ставлю мотивацию граждан, живущих на территории Бурятии. Креативный потенциал населения – это уровень образования плюс количество новаторов. Если смотреть по доле граждан с высшим образованием, то Бурятия на высоком уровне. Но по уровню новаторов все плохо. И, для того чтобы стратегия развития Бурятии до 2030 года обрела хоть сколько-нибудь реалистичную форму, нужно работать в направлении выращивания новаторов. 

Беседовал Владимир Пашинюк, «Номер один».
^