30.10.2015
С каждым годом жизненно важный ресурс бесследно исчезает

Парадокс, но Бурятия, находящаяся на берегу Байкала, испытывает нехватку питьевой воды. Оказалось, что сегодня некому заниматься разведкой подземных вод. А обеспеченность жителей Бурятии питьевой водой не превышает 60 процентов.

«Пьют из канавы»

Такие данные недавно озвучил Евгений Кислов, председатель комиссии по экологии и природопользованию Общественной палаты, заведующий лабораторией геохимии и рудообразующих процессов геологического института СО РАН.

- Республика не обеспечена подземными водами. Если в поселке Баргузин пьют из канавы, в результате дети болеют. О чем дальше говорить? – говорил ученый.

Причем в последнее время ситуация только обостряется. В колодцах по всей Бурятии действительно исчезает вода. Жители начали бить тревогу еще год назад. И сегодня никаких улучшений не наблюдается.

В начале года, когда эта тема только-только поднималась, были озвучены цифры – два процента населения Бурятии испытывают нехватку воды. От этого страдают 18 населенных пунктов, из 19 колодцев вода ушла полностью, в 28 колодцах – значительно снизилась. И это было еще до рекордного падения уровня Байкала.

- Первые колодцы у нас обмелели и остались без воды на берегу Байкала в деревнях. А потом? дальше - больше, уже и в центральной части Бурятии, - рассказал нам Валерий Барский, руководитель Бурятского филиала Территориального фонда геологической информации по СФО.

В начале минприроды Бурятии активно убеждало население, что ничего страшного не происходит.

- Трудностей с водоснабжением на территориях поселений нет. Администрациями муниципальных образований обеспечивается бесперебойное функционирование всех систем жизнеобеспечения и объектов социальной сферы, коммунальных служб, объектов водообеспечения в условиях маловодья, - успокаивало минприроды.

Однако со временем тон министерства понемногу менялся. Буквально через месяц после этого заявления в министерстве сообщали уже о другой картине:

- Понижение уровней воды отмечено в селе Кика Прибайкальского района. В марте здесь не стало воды в семи частных скважинах. Количество местных жителей, испытывающих трудности с водообеспечением, увеличилось до 102 человек. В Баргузинском районе подобное наблюдается в селе Максимиха, где очень низкий уровень воды стал в 12 частных скважинах. В результате трудности с водоснабжением здесь испытывают 97 человек.

После засушливого лета ждать улучшений вряд ли стоит. Ситуация по-прежнему печальная: обеспеченность жителей качественной питьевой водой низкая, а исправить это почему-то не получается.

Сельхоз – на банкротство

Специалисты говорят, что главная причина падения уровня воды – низкое количество осадков. За последние 19 лет в Бурятии ни разу не выпадала годовая норма осадков. Обычно выпадает не больше 60 процентов. Но в последние два года и этот показатель сильно упал.

- Один из факторов риска для Байкальского региона – это изменение глобального климата. Глобальный климат меняется, с этим никто не спорит. Но влияние его разное. В каких-то регионах меньше осадков становится, где-то больше. Нам досталось снижение уровня осадков. Это может иметь серьезные последствия, - рассказал нам эксперт в области экологии Владимир Белоголовов.

Основная причина снижения уровня Байкала, считает эколог, это снижение стока Селенги и других рек, которые питаются за счет осадков. По той же причине региональный уровень грунтовых вод упал почти на метр. Причем уход воды из колодцев – это только часть возможных последствий этих процессов.

- Одно из последствий – уровень Байкала на метр может упасть. Второе следствие – урожайность в открытом земледелии просто не будет обеспечена. Это приведет к банкротству сельского хозяйства, - уверен Владимир Белоголовов.

Влияет это и на пожары в Бурятии. Осушаются торфяники, повышается температура почвы в лесах. Все это повышает уровень пожарной опасности.

С другой стороны, из тех источников водопользования, которые есть в Бурятии, по словам экологов, только треть соответствует всем требованиям.

- У нас в Бурятии треть всех источников водопользования – из открытых водоемов, что запрещено законом, потому что это неприемлемый риск. Если население пользуется водой из открытых водоемов, то любой диверсант может туда что-то бросить, все отравятся, - говорит Владимир Белоголовов.

Тем не менее все пользуются этими открытыми источниками, потому что подземных попросту не хватает. Кроме этого, продолжает эколог, из оставшихся источников еще одна треть просто не соответствует санитарно-эпидемиологическим требованиям.

«Похороненная» геологоразведка

Чтобы решить эти проблемы, необходимы серьезные вложения. Сегодня в Бурятии ситуация с разведкой подземных вод очень печальна.

- Если мы посмотрим бюджет геологической службы Соединенных Штатов, то 50 процентов – это вода. У нас, по-видимому, власть не волнует, что пьют люди, - говорил Евгений Кислов.

Сегодняшним оценкам подземных вод скоро исполнится 15 лет. Их нужно актуализировать. Но кто и на какие деньги будет это делать, непонятно.

- Лесную отрасль на региональном уровне развалили. Геологию развалили. Водное хозяйство развалили. У нас сидят какие-то отделы вместо управлений, у которых ни полномочий, ни специалистов нет, - сетует Валерий Барский.

Сегодня разведкой занимаются преимущественно сами недропользователи. И то только для своих целей. В региональном масштабе вести такую разведку в Бурятии просто некому.

- У нас раньше выделялись деньги. Разведкой занималась Оронгойская экспедиция. Эта экспедиция была гидрогеологического направления с уклоном подземных вод. По заказам, где была необходимость, они бурили для колхозов, для промышленных предприятий. Был целый огромный ПМК. Этого теперь нет. Кому надо, тот вынужден сам искать воду, - продолжает Валерий Барский.

Причем «похоронена» оказалась не только гидрогеология, но и вся геологоразведка. В советское время в Бурятии в геологоуправлении работали 115 человек, рассказывает Валерий Барский.

- А сейчас в отделе лицензирования и геологии должно быть пять человек, но там работает три человека и ни одного геолога. О чем тут можно говорить? – говорит специалист.

Нет в Бурятии и какого-либо актуального прогноза по развитию этой ситуации: что будет дальше с уровнем осадков? Как изменится уровень подземных вод? А ведь ответы на эти вопросы напрямую повлияют на экономическое развитие.

Бурятия сегодня находится у самого крупного источника пресной воды в мире – озера Байкал. И тот факт, что мы не можем обеспечить свое же население питьевой водой, выглядит парадоксально.

Между тем, в Бурятии собираются строить завод по производству бутилированной воды. Инвесторы – китайцы, и продукция будет уходить туда же – в Китай. Видимо, «логика» такая: себя мы обеспечить водой не можем, так почему бы не обеспечить ею соседнее государство?

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^