15.03.2006
В фойе нового ресторана "Чингисхан", который скоро откроется в "Солнечной башне", гостей встречают каменные скульптуры воинов эпохи Золотой Орды. Величественные фигуры настолько реалистичны, что каждый вошедший в "охраняемое" ими помещение, чувствует атмосферу древнего войска. Лица, старинная одежда и даже оружие выполнены полностью в соответствии с реально существовавшими когда-то историческими персонажами. Даже не искушенный в тонкостях скульптуры человек при виде этих фигур испытывает настоящий культурный шок. Автор скульптур, художник Баир Сундупов, считает, что сегодня в монументальном искусстве особенно популярен сплав европейской художественной традиции и элементов восточного стиля.

Сначала стал каменщиком, а потом скульптором

Баир Сундупов рассказывает, что его творческий путь к профессии был достаточно долог. Окончив улан-удэнскую художественную школу, молодой человек пытался несколько лет кряду поступить во всевозможные художественные вузы. Затем был зачислен в студию на Литейном в Санкт-Петербурге. Там он занимался живописью по вечерам, а днем учился в питерском ПТУ на каменщика-монтажника. После службы в армии будущий скульптор Баир Сундупов наконец поступил в художественное училище им. Рериха, а после третьего курса — в престижную Санкт-петербургскую промышленную академию художеств имени В. Мухиной на факультет монументального искусства, получив в итоге специальность скульптораисполнителя.

— В этот вуз, конечно, тяжело поступить, но зато учиться очень интересно. Из нас готовили скульпторовмонументалистов, поэтому преподавали скульптуру не саму по себе, а в композиции, то есть в окружающей архитектуре. Если это фигура, она должна сочетаться с окружающими ее зданиями, фонтанами, хорошо смотреться в сквере, чтобы не возникало вопросов, почему она здесь стоит, — объясняет Баир Сундупов.

Дипломной работой молодого скульптора из Бурятии стал памятник земляку Петру Бадмаеву — агинскому буряту, видному общественному политическому деятелю прошлого века.

— Этот человек внедрял на Западе тибетскую медицину, и одно только обстоятельство, что его крестным отцом был Александр III, много о чем говорит. Я тогда познакомился с внуком Петра Бадмаева, Борисом Гусевым, который сейчас живет в СанктПетербурге, мы вместе хлопотали по поводу места для памятника в северной столице. Борис Гусев даже получил разрешение установить памятник на месте бывшего особняка Бадмаева, но вопрос остался нерешенным из-за отсутствия денег.

Работал в музеях и делал декорации для Шемякина

Годы обучения в академии пришлись на переломные 90-е, когда стало появляться немало заказчиков, способных заплатить за услуги скульптора-монументалиста, чтобы тот разработал ему интерьер. Поэтому в годы студенчества будущий скульптор оттачивал свое мастерство, работая над интерьером особняков богатых людей.

— Питерские старые квартиры имеют огромную высоту потолков, большие по площади, поэтому там было над чем поработать, — признается Баир Сундупов. — Лепнина, колонны, камины, установленные там скульптуры — все должно быть в композиции и соответствовать единому стилю.

Параллельно молодой художник много времени проводил в музеях Санкт-Петербурга, приходилось заниматься реставрацией старинных зданий, дворцов. Одним из самых запоминающихся моментов своей работы в Питере художник считает период, когда он вместе со своим земляком Бато Дашицыреновым, главным специалистом художественного комбината Мариинского театра, изготавливал декорации для балета "Щелкунчик", поставленного Михаилом Шемякиным.

— Было очень интересно работать, мастера использовали совершенно новые технологии изготовления декораций, — вспоминает скульптор.

Молодой скульптор из Бурятии в северной столице постепенно приобрел славу оригинального талантливого художника, к которому стекались серьезные и интересные заказы. Баир Сундупов стал по всем меркам успешным и востребованным мастером. Тем неожиданней для его коллег и знакомых, знавших насколько трудно пробиться и получить признание в большом городе, стало решение Баира вернуться в провинциальную Бурятию.

Вернулся в Бурятию и уехал в Китай

— Наступил определенный момент, и мне захотелось вернуться в Бурятию, чтобы заняться исключительно скульптурой. В Питере было интересно — дворцы, декорации для Мариинского театра, но я все-таки скульптор, а не декоратор, поэтому бросил все и вернулся на родину, — рассказывает Баир Сундупов.

Сегодня, создавая свои работы, скульптор делает акцент на сплаве европейской художественной культуры и элементов восточного стиля. Именно такой характер носила совместная выставка работ художников Аллы Цыбиковой, Дмитрия Будажабэ и Баира Сундупова, прошедшая в Центральном доме художника.

Немаловажным этапом в творчестве молодого скульптора было участие в симпозиуме мировой скульптуры, проходившем в китайском городе Чаньчун. Несколько месяцев художник жил в Поднебесной, создавая там одну из своих лучших работ под названием "Циркачка", которая в последствии осталась украшать один из китайских парков.

— В Чаньчуне располагается один из самых больших парков скульптур на планете. Это огромная территория, украшенная работами лучших скульпторов разных стран мира. Согласно условиям участия в форуме я тоже должен был оставить в подарок одну из своих работ, выполненных во время пребывания в Китае. Мне дали помощников, и в течение месяца родилась скульптура "Циркачка" — фигура девушки-гимнастки, выполненная в современном стиле.

Вообще, Китай очень серьезно относится к развитию искусства скульптуры и старательно учится у других стран. Мне лично очень импонируют произведения китайской скульптуры, особенно те фигуры, которые высеченные из нефрита, — поделился Баир Сундупов.

В родном Улан-Удэ, считает художник, его мастерству найдется достойное применение. Те немногие скульптуры, которые имеются в городе, по мнению художника, не всегда вписываются в архитектурное пространство и являются общей композиционной частью города.

К примеру, гостеприимная Бурятия как бы "отвернулась" от театра оперы и балета и "повернулась" неизвестно к чему, в пустоту. Что этим хотели сказать ее создатели, остается только догадываться.

Как и любой художник, тем более монументалист, скульптор мечтает создать в родном городе свою скульптуру.

— Мне очень интересна буддийская культура, кочевническая. Здесь есть над чем работать. Есть возможность общаться с учеными, культурологами и историками, которые всегда помогут воссоздать древние элементы нашей культуры. Но, к сожалению, очень мало внимания и заинтересованности в этом от властей. Скульптура из бронзы — вещь довольно дорогая, поэтому создать достойную работу, тем более организовать целую выставку без поддержки очень сложно.

^