04.11.2015
30 октября в Русском драматическом театре состоялась премьера нового спектакля «Дежавю»

После небывалого успеха первой работы молодого режиссера - «Фронтовички» - зрители замерли в ожидании: сможет ли Левицкий снова удивить пришедших и оправдать статус «мессии». «Номер один» посмотрел премьеру и… ужаснулся. От чего – читайте ниже.

Вместо программок – копии документов

Врученная в преддверии премьеры канцелярская папка с надписью «Дело №», в которых обычно хранят документы госучреждения, интриговала: не каждый день получаешь приглашения на спектакль в таком формате. В «Деле №» оказались копии настоящих документов – приговоры репрессированных к расстрелу, а также обращение самого режиссера Сергея Левицкого.

Он просил от зрителя «обнуления, готовности воспринимать театральный акт с открытым сердцем и свободной от догм головой, вне всяких шаблонов и привычных представлений о том, каким должен быть театр. Это спектакль, скроенный из ритма, нерва, музыки, видео, живых и ушедших голосов эпохи по разную сторону баррикад. Это неудобный, непривычный, откровенный диалог без купюр. И если человек, в конце концов, неравнодушен к прошлому, настоящему и будущему страны, - добро пожаловать на Dejavu».

На премьере было много школьников и студентов – это бросалось в глаза, и позже стало ясно, почему упор сделан именно на молодежь. Минуты ожидания, и занавес раскрылся. Мило болтающие до сего момента и улыбающиеся зрители вмиг были изъяты из своих теплых, уютных гнездышек и помещены в кровавое прошлое нашей страны.

30 октября – День памяти жертв политических репрессий. Что мы знаем об этом дне? Если 9 мая превратили в пафосный праздник, исказив значение этого дня, то о Дне памяти жертв политических репрессий помнят только, наверное, дети пострадавших людей. И большинство из нас даже не задумывается об этом дне и его значении.

Сценарий на основе реалий

Dejavu - это спектакль, который не имеет традиционной завязки, развития и кульминации. Это новый формат для Русского драматического театра – особый документальный жанр, основанный на подлинных текстах, интервью и судьбах реальных людей.

Актеры лично встречались с детьми «врагов народа», представителями Бурятской ассоциации жертв политических репрессий, и накапливали информацию: записи интервью, архивные документы, протоколы допросов, доносы, агентурные сведения, приговоры, письма заключенных. Именно эти живые свидетельства Большого террора стали основой постановки.

Сегодня среди молодежи очень популярны такие фильмы, как «Голодные игры», «Бегущий в лабиринте», «Дивергент». Многие зрители, глядя на события в фильмах, воспринимают их как абсолютную фантастику, нечто далекое и немыслимое в настоящей жизни. Однако в нашей стране происходили куда более изощренные «Голодные игры», которые отнюдь не закончились хэппи-эндом. В период сталинских репрессий погибло около 40 млн людей.

В настоящее время ученое сообщество наблюдает трансформацию общественного сознания у молодежи. Речь идет о россиянах в возрасте 17-19 лет. В Екатеринбурге в мае и сентябре этого года провели опросы с целью узнать мнение о Сталине. Выяснилось, что студенты практически ничего не знают о вожде пролетариата и его эпохе, и для многих Сталин – это едва ли не «строгий, но добрый дедушка». 

Однако это и неудивительно, ведь память о политических репрессиях сводится к стандартному сбору возле памятника и бессмысленному запуску белых шариков, не говоря о попытках «обеления» Сталина. И даже читая историческую справку о тех событиях, сложно представить весь масштаб истребления людей. 

В этом плане Dejavu стал уникальным источником информации. В годы репрессий наша огромная страна жила в извращенном мире с искаженными понятиями о дружбе, любви, верности и преданности. 

На поклон без улыбок

Смотреть спектакль тяжело. Особенно осознавая, что каждое произнесенное актерами слово – отнюдь не выдумка режиссера или драматурга. Истории репрессированных озвучены ровно так, как они их рассказали: из текстов не вырезаны ни междометия, ни паузы, ни их боль.

Несмотря на давность событий, спектакль абсолютно живой. Нет ощущения того, что «это не про меня». И хотя он сделан для сохранения памяти о прошлом, он все же о сегодняшнем дне. Кто-то из молодых зрителей подумал, как же хорошо мы сейчас живем, кто-то вмиг осознал ничтожность наших проблем. 

Спектакль не политический, и явной отсылки к нынешнему режиму в нем нет. Однако каждый невольно сравнивает прошлое с настоящим. Ведь когда-то и жители Германии искренне верили в то, что Гитлер приведет их к мирному и светлому будущему, а поклонников Сталина и сегодня не мало. Сложно понять, как запускается этот механизм человеческой бойни, и как не допустить дежавю. 

А актеры Русского драматического изменились. Они не просто выполняют свою работу – цель их деятельности теперь гораздо выше. И выходят на поклон они теперь иначе: без пафоса и лучезарных улыбок, как это принято в театральном мире Бурятии.

Соня Матвеева, «Номер один».
^