06.11.2015
Сейчас предприятие находится на грани банкротства и хватается за любую соломинку, чтобы выжить

Производство мусорных баков, далекие и туманные перспективы по контрактам - против миллиардных долгов, нехватки угля на котельной, которая обогревает 3,5 тысячи жителей, рабочих без зарплат. Таково сегодня положение завода.

В ручном режиме

Ни в социальном, ни в экономическом плане заводу сегодня похвастаться нечем. Хотя сегодня появились кое-какие перспективы. Но до них, по словам генерального директора Анатолия Суслова, еще «надо дожить».

- А завод как жить-то дальше будет? Он выживет вообще у нас, нет? – вопрошал на одном из недавних совещаний глава Бурятии.

Выступающий перед ним Алексей Оловянников, подменяющий министра промышленности и торговли, пытался разглядеть плюсы во всей этой ситуации. 

- В металлургическом производстве наблюдается нестабильная экономическая ситуация, в основном на предприятии ЗАО «Улан-Удэстальмост». В течение года проводится работа по дозагрузке предприятия, в том числе субподрядами Минобороны России, а также по погашению дебиторской задолженности предприятия, - докладывал чиновник.

В этом году были заключены контракты на поставку продукции завода. Правда, хватило их только на половину загрузки предприятия.

Недавно были проведены переговоры с подрядчиком на строительство Керченского моста. Правда, там еще нет даже проектной документации, так что говорить толком не о чем.

Наблюдается положительная динамика со Сбербанком. Правда, соглашение не будет заключено, пока не будет плана по загрузке завода.

В общем, положительных моментов Алексей Оловянников так и не наскреб. Разве что объявил, что «Стальмост» работает над инновационным мусорным баком вместо итальянских, купленных недавно мэрией.

- Мы же с вами понимаем прекрасно, при долгах в миллиард рублей, не обеспечив загрузку в 40 тысяч тонн металлоконструкций, ни один банк с ними говорить не будет. Вы должны сейчас четко вместе с банками, вместе с предприятием выстроить алгоритм и четкую схему траектории дальнейшего движения. Либо мы его в расчет вообще брать не будем. Потому что вы в этом случае подвергаете опасности исполнение бюджета, - заключил Вячеслав Наговицын.

Николай Зайцев, выступающий от Союза промышленников и предпринимателей республики, был менее оптимистичен. И даже попенял на непрофессионализм руководства завода.

- В ручном режиме прошлый год прошел. Кроме внешних и есть внутренние условия, которые способствовали тому положению, в которое попало это наше предприятие. В том числе и менеджмент там немножко хромает, - осторожно заметил Николай Зайцев.

Следующий год, по его мнению, пройдет в том же режиме – ручном. А выход один – поиск инвестора, какой-то интегрированной структуры, которая спасет «Стальмост» и погасит его долги. А их у завода более миллиарда рублей.

Задача – дожить

Сам Анатолий Суслов на Керченский мост не особо надеется. И это понятно. Во-первых, проектная документация будет готова в лучшем случае к Новому году. То есть пока заказ существует только на словах.

Во-вторых, главный враг «Стальмоста» - расстояние. С учетом транспортных расходов металлоконструкции от нашего завода станут для Керченской переправы «золотыми». И эти расходы вряд ли кто-то возьмется компенсировать. А вот по ветке БАМ-2 руководство «Стальмоста» гораздо более оптимистично. Хотя и с присущим промышленникам подозрением.

- Заказов от БАМ-2 на два года - выше крыши. Вопрос в том, как будет финансироваться. Это касается и Керченского моста. Как федеральный бюджет, как его здоровье? Мы уже два года страдаем от отсутствия денег в федеральном бюджете, - вздыхает Анатолий Суслов.

В любом случае именно на эту ветку сегодня делает ставку «Стальмост». Впрочем, у завода просто нет другого выхода. Следующий крупный заказ планируется только к 2017 году. Речь идет о проекте «Газпрома». Там, где газопровод «Сила Сибири» подойдет к китайской границе, будет построено два комбината. Один из них будет отделять метан от природного газа. Он и отправится в Китай. Второй комбинат должен перерабатывать оставшийся от этого процесса этан.

- По 300 тысяч тонн – они называют запредельные цифры по потребности в металлоконструкциях. Они были у нас, к нам приезжал проектировщик. Но он говорит, что раньше 2017 года проекта не будет, - говорит Анатолий Суслов. - Мы 2016-17 годы можем продержаться на бамовских заказах, а потом на несколько лет загрузиться там. То есть, если все будет хорошо, то на ближайшие годы перспектива неплохая просматривается. Наша задача – дожить.

В поисках инвестора

Но для того, чтобы дожить, нужно разобраться с огромными долгами завода. Главный кредитор – Сбербанк - вроде бы готов пойти навстречу. По крайней мере, на местном уровне. Но эта структура федеральная, и чтобы получить послабление, нужно защищаться в Москве. А там не все так просто.

- Мы изначально видим выход со Сбербанком - реструктуризировать нашу задолженность на длительный срок, на 7-10 лет. Они вроде бы и соглашаются, но им нужно в кредитных комитетах в Москве показать загрузку предприятия. Там тоже пока что все на уровне разговоров, - рассказывает Анатолий Суслов.

Эксперты и менеджмент завода сходятся в одном – чтобы выжить, нужен инвестор. Одна попытка завести такового уже была этим летом. Тогда «Иркутский завод тяжелого машиностроения» примчался было на выручку. Однако чуть позже полетели заявления о «рейдерском захвате» «Стальмоста» и попытке поглощения.

Тогда контракт был расторгнут – этим все и закончилось. Другого инвестора, который захотел бы вложиться в мостостроительного гиганта Бурятии, не нашлось. И хотя переговоры идут, а крупные бизнесмены интересуются такой возможностью, до дела пока так и не дошло.

Кроме миллиарда долгов, у «Стальмоста» есть еще и дебиторская задолженность. Сегодня заводу задолжали немалые суммы. Причем какие-то из них уже, по-видимому, не догнать – некоторые должники отправились на банкротство.

- Дебиторская задолженность сегодня на том же уровне. Даже по тем заказам, по которым мы сегодня работаем, к сожалению, и там он подкапливается. Вроде бы снизилась, но на сегодняшний день она опять 543 миллиона на сентябрь месяц, - говорит Анатолий Суслов.

Слишком много «если»

Единственный плюс, озвученный Алексеем Оловянниковым, – инновационные мусорные баки на «Стальмосте» еще только разрабатываются. Опытный образец должен быть готов к концу ноября.

- Баки очень удачные. И уже интересуются не только в Улан-Удэ, но и соседние города за пределами Бурятии. Мы посмотрели этот бак, сделали свой очень удобный механизм для раскрывания этого бака, - рассказывает генеральный директор завода.

Идея производить мусорные баки здесь, в Бурятии, пришла в голову правительству после закупки мэрией итальянского оборудования для раздельного сбора мусора. Предполагалось, что производство разместится при авиазаводе или ЛВРЗ. Но в итоге выбор пал на «Стальмост». Сколько на них можно будет заработать, пока непонятно.

- Задача – минимальная цена, у города лишних денег нет, но и какая-то рентабельность должна быть. Пока мы не изготовим, мы не можем рассчитать затраты. Эксперимент – он и есть эксперимент, и по техническим возможностям, и по экономике, - говорит Анатолий Суслов.

Возможно, новый продукт сможет хоть немного исправить ситуацию на заводе. Но пока ситуация только накаляется. Рабочие по-прежнему получают зарплату с двухмесячной задержкой. А нехватка угля на котельной грозит оставить без тепла 3,5 тысячи жителей Улан-Удэ.

- Мы 30 процентов тепла продаем в ТГК-14, 70 процентов идет на наши нужды. Сейчас мы у себя ряд зданий просто перекрыли, - рассказывает директор предприятия. - И если ТГК с нами будет рассчитываться подекадно, то угля вполне хватит на весь отопительный сезон. ТКГ-14 за две декады задержала оплату. Мы будем настаивать, чтобы немедленно проводились платежи.

Повторения ситуации с Селенгинским ЦКК, конечно, никто не хочет. Несколько лет назад жители Селенгинска оказались на грани замерзания из-за зависимости от котельной предприятия. Впрочем, ЦКК тогда выкарабкался. Про «Стальмост» же сегодня однозначно сказать ничего нельзя. Слишком уж много «если» должно произойти, чтобы завод, наконец, встал на ноги.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
^