04.11.2015
Хирурги из Бурятии провели ряд уникальных операций

В народе часто можно услышать о том, как все безнадежно в отечественной медицине. Хирурги республиканской больницы имени Семашко доказали обратное на деле. Ряд уникальных операций поразил жителей Бурятии и обрадовал пациентов, доверивших жизни хирургам. 

«За такими операциями - будущее»

В марте 2015 года жительницу Бурятии Татьяну начали тревожить страшные боли. Как оказалось, у пациентки было хроническое функциональное заболевание пищевода, при котором пищевые массы скапливаются в пищеводе и вызывают расширение его верхних отделов. Необходима была операция, и Татьяну направили в республиканскую больницу имени Семашко.

Пациентке повезло. Впервые в Бурятии ей сделали операцию по устранению дефектов ЖКТ лапароскопическим методом. Хирург Владимир Очиров и операционная бригада в составе врача-хирурга Сергея Санжимитыпова, анестезиолога Александра Богданова и операционной сестры Светланы Тарбаевой провели операцию, и через несколько дней пациентка уже смогла уехать домой. 

Владимир Очиров уверен, что за такими операциями - будущее. Лапароскопический метод хирургического вмешательства практикуется в республиканской больнице давно. Например, удаляют желчный пузырь лапароскопически в 90 % случаев. Впервые сделали операцию по устранению дефектов желудочно-кишечного тракта. 

Сложности такой операции заключаются в том, что врач видит то, что происходит внутри человека, не «вживую», а на мониторе.

- Лапароскопическому методу нужно учиться, должен быть навык. Я проходил учебу в Санкт-Петербурге, потом поехал в Казань. Туда приезжает очень много профессоров, там есть хорошие манипуляторы-тренажеры. Например, лежит искусственный желудок, и мы его зашиваем. А иногда приносят…курицу. Сырую курицу, и ее надо разрезать, - рассказывает Владимир Очиров.
 
По словам хирурга, раньше операции пациентам с таким диагнозом проводились открытым способом, путем вскрытия брюшной полости и грудной клетки слева. После таких операций пациенты долго реабилитировались.

- Представляете, - объясняет Владимир Очиров, - чтобы добраться до пищевода, хирургу нужно было сделать разрез вдоль брюшной полости, а при необходимости делать разрез и на грудной клетке. Вы представляете, как это травматично? 

По словам пациентки, она прекрасно отошла от операции. У нее практически не было болей. 

Подобные операции хирурги в дальнейшем планируют проводить только с помощью лапароскопического метода. Проблема в том, что инструменты для оборудования стоят недешево. Но и пациентов с подобными диагнозами, к счастью, немного. 

«Спасли лицо»

После ДТП от лица 23-летней девушки остались лишь фрагменты.

- Мне рассказали, что мы перевернулись, и наша машина упала в кювет. По пути доска протаранила машину, а ее конец разорвал мне лицо. Водитель не пострадал. На четвертый день после аварии я пришла в себя, тогда я находилась в реанимации, позже лечилась в отделении нейрохирургии, а потом в челюстно-лицевой хирургии, - рассказала пресс-службе министерства здравоохранения Бурятии пострадавшая в той катастрофе Евгения.

Картина, представшая перед медиками, повергла в шок даже самых опытных и видавших виды хирургов. От лица 23-летней Евгении остались лишь фрагменты: обширнейшая рана – огромная дыра и кровавое месиво, а сбоку на мягких тканях еле держалась часть верхней челюсти.

Первичную обработку проводил челюстно-лицевой хирург РКБ имени Семашко Бадмажап Дамбаев в районной больнице, куда доставили девушку после аварии. После операции верхнюю челюсть пациентки возвратили на место, зафиксировав проволочными швами, и произвели зашинирование и восстановление структуры лица.

На следующий день пациентку доставили в отделение реанимации и интенсивной терапии, после перевели в отделение нейрохирургии. В этих отделениях Евгения лечилась в течение месяца. Дальше за девушку взялись врачи челюстно-лицевой хирургии. Пять мини-винтов, проволочные лигатуры, шины и множество других скреплений понадобились для того, чтобы восстановить челюсть пациентки. У Евгении были множественные осколочные переломы нижней и верхней челюсти, скуловой области и носовых костей. Для восстановления лица понадобилось поэтапно около пяти операций, все они проводились в разное время. На днях в республиканской больнице провели шестой этап операции. 

- Мы часто в своей работе сталкиваемся со страшными вещами, - признается заведующий отделением челюстно-лицевой хирургии РКБ им. Н.А. Семашко Баир Гарматаров. -Приходится в буквальном смысле слова склеивать, собирать лицо и челюсть по частям, восстанавливать основные функции. Евгения перенесла уже шесть этапов операций. Для восстановления целостности нижней челюсти мы использовали фрагмент ее ребра, а для устранения западения спинки носа использовался хрящ из этого же ребра. 

В дальнейшем для устранения западения и деформации скуловой и подглазничной области с формированием нижнего края орбиты медики взяли обширный хрящевой трансплантат из ребра и грудины. Деформацию устранили. Последняя операция была посвящена устранению дефекта и деформации скуловой дуги и правой щечной области. Во всех этих операциях мне ассистировал молодой доктор Тимур Доржиев. В результате проведенных операций целостность челюстей и функция жевания восстановлены. 

Хотя предстоят еще операции по закрытию дефекта неба. Завершающим этапом станет рациональное протезирование, - сообщил Баир Гарматаров. 

Сегодня девушка чувствует себя хорошо, скоро ее выпишут, и она поедет домой. 

Елена Медведева, «Номер один».
^