22.03.2006
"Такой жестокости мы даже в фильмах никогда не видели, — говорят двое друзей, Сергей и Илья, задержанные по подозрению в краже на одной из улиц нашего города. Если бы мы знали, чем обернется для нас тот вечер, вообще из дома не вышли бы". Один из них, 18-летний Сергей, после того как его избили сотрудники правоохранительных органов, попал в больницу. Диагноз — тупая травма мошонки, поперечный разрыв левого яичка. Той же ночью в БСМП ему была сделана операция.

Одной ногой он наступил мне на лицо, а другой оторвался от земли

Когда его привезли на "скорой" в больницу, его мошонка была размером с голову, а боль, знакомая почти каждому мужчине, когда-либо получавшему удар в пах, была просто невыносимой. Сейчас Сергей идет на поправку, ходит осторожно, не спеша передвигая ноги. На вид он совсем еще мальчик, учится в 11 классе и в свои 18 лет выглядит на 16. Теперь, после той страшной мартовской ночи, он смотрит на мир другими глазами. Первая встреча с правоохранительными органами оказалась для него страшнее любого кошмара. О своих злоключениях молодой человек рассказывает с дрожью в голосе.

Все началось около девяти часов вечера 11 марта, когда друзей, оказавшихся около магазина "Тройка", что в районе мелькомбинате, остановили сотрудники в форме. Их было пятеро, они вышли из "Жигулей" и приказали парням остановиться и подойти.

— Мы подошли к ним, первым они обыскали Илью, — рассказывает Сергей. Потом один из сотрудников побежал за гараж, вернулся, схватил меня и завел за гаражи. Там он посветил фонариком в угол, где лежала чья-то сумочка. Сотрудник сказал, чтобы я подобрал ее, но я отказался, она не моя. Тогда он достал пистолет и закричал на меня уже матом.

— Когда нас тоже привели за гаражи, Сергей уже стоял как в кино: ноги на ширине плеч, руки на стенке гаража, — вспоминает друг пострадавшего, Илья, который в тот вечер был с ним в одной компании. — При нас ему одели наручники, при этом руки у него были за спиной. Затем сотрудник развернул его к себе лицом и начал бить. Бил кулаком в грудь, по лицу, а потом ударил в пах коленом.

— От этого удара я загнулся, — продолжает Сергей. — Он поднял меня, взял сумку и засунул ее мне за пазуху. Затем нас всех пинками загнали в машину на заднее сиденье. Довезли до закусочной, что возле "Джунго", где троих из нас пересадили в "УАЗик".

Вскоре машины с задержанными вернулись к гаражам, где была найдена сумка. Сотрудников в форме интересовало, где вторая похищенная сумка. Они вытолкали парней из машины, Сергея повели за гаражи.

— Меня выкинули из машины, — рассказывает Илья, который после всего происшедшего вынужден был обратиться в травмпункт. — Я упал, а один из сотрудников встал мне сначала на шею, так что стало тяжело дышать, а потом одной ногой наступил на лицо, а другую оторвал от земли. Когда я после всего этого приехал в травмпункт, моя рука была похожа на боксерскую перчатку, врачи зафиксировали гематому на шее, сотрясение головы, ушибы суставов рук, ушибы грудной клетки, а также трещины обоих барабанных перепонок.

"Нас жалостью не возьмешь"

По словам мальчишек, за гаражами их вновь стали бить, спрашивая, где вторая сумка. Сотрудники кричали, что отвезут их в лес и прострелят коленки, имитируя побег. Минут через двадцать их вновь посадили в машины и повезли в отделение милиции на улице Мокрова. Задержанных парней вводили в кабинет по очереди. Первым увели на допрос 16-летнего Илью. Двое сотрудников били его в грудь и по лицу, а когда он упал, принялись пинать.

— Когда меня били, я оказался у окна, — рассказывает Илья, — и за то, что я чуть не замарал кровью шторы в кабинете, меня ударили с еще большей силой. Они как бьют? Сначала напугают, замахнуться кулаком, но не бьют, ты весь сожмешься, а потом, когда ты уже расслабился, бьют. А еще мне веко прижигали сигаретой, на ней пепла было много. Я впервые оказался в милиции, но такого ужасного обращения не ожидал.

— А когда я зашел в кабинет, мне сразу сказали, чтобы я ложился на пол, — рассказывает свою историю Сергей. — Один из милиционеров согнул мне ноги, а потом затолкнул их под наручники. Было ужасно больно. Потом в кабинет забежал второй, он с ходу пнул мне по голове и по бокам. Затем меня подняли, сначала по лицу бил сотрудник в милицейской форме, он ударил меня в пах коленом. Была ужасная боль. А тот, что был в гражданском, сказал: "Нас жалостью не возьмешь".

Сергею одевали на глаза шапку и били. Затем посадили за стол и направили в лицо яркий свет от лампы. Парень не мог сидеть, боли в области паха были страшные. Яичко опухло, руки в наручниках затекли. По словам Сергея, когда стали записывать фамилию и адрес, сотрудник в форме, глядя на то, что парень едва сидит, спросил: "Что случилось? Я тебя даже пальцем не тронул". И добавил: "Хочешь, я тебе сейчас наркотик подброшу? Еще одна статья будет". После этого парня увели в кабинет подразделения по делам несовершеннолетних, где молодая девушка-инспектор должна была также записать адрес доставленного. Но она заметила, что парень от боли еле сдерживает слезы, и спросила, что с ним. Она и вызвала для Сергея "скорую помощь". Сейчас родители пострадавших подали заявления в прокуратуру.

— Мы до сих пор не знаем, где была совершена эта кража, — говорит Илья. — Нас приглашали в милицию, были все начальники, они обещали разобраться в трехдневный срок, наказать своих сотрудников вплоть до увольнения и сообщить нам, но до сих пор молчат.

— Родители не соглашаются забирать заявления из прокуратуры, — добавляет Сергей. — Мама вся в слезах, говорит, могли мне всю жизнь сломать.

Неизвестно, чем бы закончилась для молодого парня та ночь, если бы он остался в отделении милиции до утра. Один удар, и здоровый парень — инвалид. И дело не в том, виноват он или нет. Дело в том, что попирается закон, а права человека превращаются в ничто.

P.S. Имена пострадавших изменены .

^