16.12.2015
Бурятия начинает выходить на новый уровень в разработке «Стратегии 2030»

 От обсуждения общих вопросов участники проекта стали переходить к конкретным предложениям и идеям. О наиболее интересных из них нам рассказала заместитель руководителя Администрации правительства Бурятии по информационной политике и связям с общественностью, председатель информационно-аналитического комитета Ирина Смоляк. 

- Сегодня в районах Бурятии созданы экспертные площадки, которые уже сейчас занимаются разработкой «Стратегии 2030». Есть ли первые результаты этой работы?

- Я работаю в первую очередь с социологами. Они создают в каждом районе по одной площадке. Социологи работают со SWOT-анализом. Он позволяет ответить на вопросы: какие опасности видят эксперты в этом районе, какие перспективы, возможности и угрозы для своего муниципального образования.

То есть мы должны будем ответить на вопрос, что необходимо сделать республике, чтобы, используя свой потенциал, достичь определенных возможностей. При этом минимизировать угрозы и избежать опасностей.

Для районов это возможность понять свою миссию и определить свою стратегию развития, которая ляжет в основу «Бурятии 2030».

Конечно, разрабатывать стратегию каждого муниципального образования должны наши ученые. В республике сегодня есть высококвалифицированные специалисты, которые могут это сделать. А мы готовы передать им результаты SWOT-анализа. 

Если говорить о приоритетах, то многие эксперты отмечают, что одно из важных направлений – это инновационное развитие республики. Для этого у Бурятии есть перспективы и возможности.

- Какие именно инновационные направления, на Ваш взгляд, нужно развивать в первую очередь?

- Это, в первую очередь, информационные технологии и биотехнологии. На них следует обратить особое внимание, потому что они сегодня развиваются наиболее быстрыми темпами.
Я думаю, что, создав площадку по информационным технологиям, мы сможем выработать какие-то предложения, которые также могут войти в стратегию.

Причем, у нас уже сейчас есть определенные прорывы. Приведу всего один пример, в октябре мы провели первый «Хакатон», где было 16 команд. И одна из команд, которая образовалась только 2 месяца назад, уже стала лауреатом конкурса, проводимого Минэкономразвития России и аналитическим центром Президента Российской Федерации. То есть потенциал у нас есть. Просто его, мне кажется, надо развивать и грамотно использовать.
Мне кажется, биотехнологическое направление также было бы очень перспективным для Бурятии. У нас есть рецепты восточной медицины, по которым можно делать и препараты, и БАДы, и даже лекарства. Ученые БНЦ ведут исследования по шести лекарствам, которые потом должны перейти на стадию клинических исследований. Препараты и удобрения, сделанные по Эм-технологии Петра Аюшеевича Шаблина, известны далеко за пределами Бурятии и даже России. ВСГУТУ имеет целый ряд запатентованных проектов от масок для лица до ферментированных добавок к продуктам.

- Тем не менее есть ряд других направлений, которые должны быть освещены в «Стратегии 2030». Сегодня уже есть ли какие-то идеи, интересные предложения?

- Есть ряд предложений и по образованию, и по здравоохранению, и по ЖКХ. Например, у нас восточная медицина представлена только Центром восточной медицины. Они занимаются реабилитацией.
Мы могли бы предложить российский проект с участием российских ученых и Минздрава России. Можно было бы попробовать в каких-то поликлиниках ставить диагноз сразу по двум направлениям: по восточной медицине и по российской. Так делают, например, во Внутренней Монголии, где лечение идет и по восточной, и по китайской методике. Возможно, и диагноз будет точнее, и лечение эффективней. Если мы на самом деле получим эффект, то мы можем здесь неплохо себя показать. Можем стать пилотным регионом в России.

Что касается образования, то здесь тоже есть предложения реализовать восточное направление. Сегодня Россия смотрит на Восток: интересен и Китай, и Монголия, и Корея, и Япония.
В России таких восточных институтов не так много. Мы могли бы предложить российским студентам учиться здесь, а потом несколько лет учиться за границей. Или сюда приглашать преподавателей мирового уровня. Тогда интерес к нашим вузам был бы намного выше.

- Для того чтобы создать «Стратегию 2030», необходимо приложить немало усилий. Но еще больше усилий понадобится, чтобы ее реализовать. Есть ли у Бурятии реальная база для того, чтобы на основе будущей стратегии создать инновационную экономику?

- Я считаю, что у нас есть реальные перспективы строить инновационную экономику в Бурятии. У нас есть неравнодушные люди с креативными идеями. У нас высокий уровень образования.
Есть научные школы с запатентованными разработками. Что касается информационных технологий, то практически все вузы республики выпускают программистов. К сожалению, качество у них разное. Если эту подготовку поставить в системное русло, мы смогли бы поднять этот уровень.

Сейчас есть уже первые договоренности с федеральными структурами. Например, с Пенсионным фондом, который заявил о намерении строить у нас дата-центр. Также мы вышли на Сколково с проектом по биомаркерам головного мозга.

Вообще, инновации сегодня должны быть в основе развития всех отраслей, будь то энергетика или сельское хозяйство. И в этом плане хорошо было бы заглянуть в будущее - до 2030 года. То есть использовать не только те инновации, которые уже есть, но и те, которые могут получить развитие в будущем.

Владимир Пашинюк, «Номер один». 

^