23.12.2015
Надзорные органы приняли удар от паникующего бизнеса

Бизнес Бурятии и надзорные ведомства сошлись в споре о причинах бегства предприятий в другие регионы. Стороны обменялись взаимными упреками и обвинениями. Но компромисса не достигли. Вопросы «кто виноват» и «что делать» по традиции остались без ответа.

Ничего приятного

Совещание, организованное Союзом промышленников и предпринимателей Бурятии, смело можно назвать дуэлью. С одной стороны – убегающий из республики бизнес. С другой – надзорные органы. В роли секунданта – правительство. Стреляли много и с обеих сторон. Правда, не всегда в яблочко.

Во главе стола - председатель Союза, он же директор крупнейшего предприятия в Бурятии Леонид Белых. «Ведущий» шоу сразу обозначил, на чьей он стороне. Дуэль началась с суровой статистики ухода бизнеса из Бурятии.

Только за девять месяцев Бурятию покинули 65 предприятий и 101 предприниматель. Пришло в два раза меньше. Упомянул Леонид Белых основных игроков, сменивших поле, – «Вегос-М», «Смит», «Лара», «Абсолют». И остановился на некоторых из последствий, попутно заявив, что количество рабочих мест на авиазаводе как минимум не увеличится.

- Я считаю, что на будущий год занятость упадет. Я это ощущаю даже по своему заводу. Что бы мы ни предпринимали, эти явления дают о себе знать, - печально констатировал Леонид Белых. - Ничего приятного от этого ждать не приходится – ни правительству, ни народу. Тем более, у нас и так-то в республике постоянно чего-то трясет.

Выражения, которыми оперировал председатель, звучали весьма красочно: «удар ниже пояса», «хоть вешайся, хоть убегай». Закончив сокрушаться, Леонид Белых передал слово возмущенным бизнесменам.

«Вокруг одни кирпичи»

- Не нарушает тот, кто ничего не делает. Находятся недостатки. Естественно, мы их исправляем, - сознавался директор Онохойского масложиркомбината Андрей Кунгуров.

Его предприятие атаковал Роспотребнадзор. Итог – выпуск продукции приостановлен, в СМИ идет антиреклама, предприятие несет убытки, да и рабочие места исчезают. И все это в кризис.

- Вокруг одни кирпичи и ничего нет. И когда ты выходишь из дома, тебя на каждом углу караулят: «Есть у тебя работа?» - спрашивают, - описывал картину Андрей Кунгуров.

Наносить точечные удары по бизнесу, по мнению предпринимателя, – не лучшее решение. Они ведь и провоцируют мысли по поводу ухода в другие регионы.

Вадим Бредний, владелец крупнейшей торговой сети Бурятии, обрушил претензии на головы налоговиков. По его словам, в прицел ФНС попал рыбозавод, который долгие годы добросовестно платил налоги.

- Налоговая инспекция номер два заходит, делает выемку всех документов с привлечением сотрудников ОБЭП, МВД. Назначают экспертизы. Кое-как разобрались, в чем причина таких «наездов». Якобы, поставщики имеют признаки фирм-однодневок с Владивостока. Мы, конечно, об этом ничего не знаем. Начинаем разбираться, - рассказывал он.

За чьи-то недоплаты рыбозаводу насчитали 10 миллионов рублей. Итогом, по словам владельца предприятия, может стать банкротство.

Немножко о «репрессиях»

Представители строительной отрасли задали еще более жесткий тон. Речь Натальи Грязновой, возглавляющей «Бурятгражданпроект», строилась на том, что идет тотальное уничтожение всей отрасли.

- Один за одним вылетают подрядчики. «Стамстрой» закончили. Сейчас вот «Китоем» занялись. Причем занимается нами не только налоговая. Занимаются нами ОБЭП, Счетная палата, вплоть до ФСБ. Ни вина не доказана, ничего. Садят людей, закрывают на два месяца в тюрьму куда-то, - атаковала она.

Крупных строительных организаций, по ее словам, осталось не так много. Но и их скоро могут уничтожить. Причем самыми жесткими методами.

- У нас что, 37-й год наступил? Почему нами занимается ФСБ? Что мы, враги народа здесь все – строители? Это переходит все границы, - сокрушалась Наталья Грязнова.

Выводы ее неутешительны. Сегодня не проектируется ни одного объекта на 2016 год. А значит – строительную отрасль Бурятии ждет коллапс.

По понятиям

Ответный залп от федеральных надзорных органов не заставил себя ждать. На разогреве выступил Роспотребнадзор. Реплики Андрея Кунгурова по поводу «точечных ударов» представитель ведомства сочла несправедливыми.

- Может создаться впечатление, что масло очень вкусное, и Роспотребнадзор просто вышел провести проверку. Масло, может быть, и вкусное, но все-таки данная продукция не соответствовала требованиям. Более того, это была фальсифицированная продукция, - обличала Елена Кузьмина, зам. руководителя ведомства.

В своем выступлении она сделала ставку на население, от имени которого якобы вещает Роспотребнадзор. Количество обращений от жителей кратно растет. А значит, производителям надо подумать о качестве своей продукции.

За ней последовала наполненная трагизмом речь Анатолия Пыкина, возглавляющего трудинспекцию по Бурятии. Он также выбрал тактику вещания от имени народа.

- За 21 год работы я ни разу не видел, чтобы ко мне уже на сегодняшний день 6,5 тысячи граждан пришло и говорят: «У меня есть дети, их надо кормить, у них Новый год, и вообще жить тяжело и трудно». Да, они пришли с ваших предприятий», - уверенно вещал руководитель ведомства.

Именно к трудинспекции у некоторых присутствующих накопилось множество вопросов. В частности, у председательствующего Леонида Белых. Директор авиазавода объявил, что ведомство в каждом работодателе видит врага и не готово «жить по понятиям». Но на душещипательную речь господина Пыкина эти обвинения никак не повлияли.

- Идут безрукие, безногие, родственники тех, которых мы потеряли на производстве. Мы против кого сегодня выступаем? И что хотим сказать? Против тех людей, которые вчера у вас работали, отдавали свои силы, труд? – обращался он к бизнесменам.

Никто не виноват 

В финальной части надзорного блока слово взял зам. руководителя главного виновника «торжества» - налоговой службы. Озвученные Леонидом Белых цифры по уходу бизнеса он сравнил с цифрами соседних регионов. И получилось, что у нас все, как у всех. Ни больше ни меньше.

- Доля в республиканском консолидированном бюджете ушедших предпринимателей составляет всего 0,46 процента, - пытался умалить значение бизнес-бегства Доржа Сыбыков.

Налоговик бросил камень и в огород сидящих в зале депутатов Хурала. Мол, налоговая служба ставки не принимает и не интерпретирует. Это делают депутаты всех уровней.

- Я вижу здесь много сидящих коллег с депутатскими значками, которые сами принимали эти ставки налогов, которые вы потом как налогоплательщики, руководители предприятий, начинаете оплачивать. Потом - возмущаться.

То есть ни один из надзорных органов проблему не признал. Тем более не предложил путей решения. Обсуждение зашло в тупик, где каждая сторона вещает со своей колокольни, а компромиссом и не пахнет.

Неудавшийся нейтралитет

Секунданты пытались занять нейтральную позицию. Но получалось не очень. Для региональных властей благополучие бизнеса – признак их хорошей работы. Если бизнес бежит – значит, в республике не все в порядке.

Анатолий Дашиев, занимающий пост бизнес-омбудсмена, успокоил присутствующих тем, что мы не одиноки:

- Общался со своими коллегами из Забайкальского края. У них аналогичная проблема. Опросы предпринимателей показали, что уровень недовольства работой налоговых органов в два раза превышает среднероссийский уровень. Те же самые проблемы: в числе причин называется бесконечная череда проверок, фирмы-однодневки, за которые приходится отвечать предприятиям.

Зампред правительства по экономике Александр Чепик обрушился с критикой и на местную налоговую, и на систему в целом. К примеру, он посоветовал налоговикам сместить внимание немного в другую сторону.

- Нам не все нравится в работе налоговой. Есть ряд проблемных отраслей, таких как лес, нефрит, много об этом говорят. Где, налоги, как мы считаем, есть, где их надо собирать. Где четкие, понятные теневые схемы. Вот там надо больше усилий прилагать, чем бить сейчас по тем предприятиям, которые спокойно работают. И делать это в кризисный год, когда им особенно тяжело, - советовал зампред.

В итоге на совещании приняли обращение к главе Бурятии и прокурору Бурятии. Впрочем, судя по сказанному, федералы проблемы не признают и делать ничего не собираются. А значит, какие-либо обращения вряд ли помогут…

Владимир Пашинюк, «Номер один». 
^