26.04.2006
Наступила посевная. Тракторы и сеялки выйдут в поля, чтобы опять попытаться вырастить урожай. Бурятия — зона рискованного земледелия. Во всем принято винить климат. Однако причина сельскохозяйственных катаклизмов не только в этом. Пахотные земли у нас не просто плохие, они практически не пригодны для земледелия. Причем качество их в масштабах республики неуклонно падает. Скоро дело дойдет до того, что борьба за урожай потеряет всякий смысл.

Бурятия идет к "черному дню"

Республика теряет землю. Тревогу по этому поводу начал бить еще девять лет назад Валерий Гулгонов, председатель тогдашнего госкомитета РБ по экологии и природопользованию. "Эрозией охвачено три четверти пашни, причем около половины ее подвержены этим процессам в средней и сильной степени. Наиболее эродированы сельхозугодия Джидинского, Кяхтинского, Селенгинского, Бичурского, Мухоршибирского районов. Вследствие чего урожайность зерновых в сухостепной зоне республики снизилась до 5—7 центнеров с гектара", — отмечал он.

При таких тенденциях наше сельское хозяйство очень скоро настигнет "черный день". Когда земля деградирует настолько, что урожайность сравняется с расходом семян. При упомянутой производительности земельных ресурсов следующая стадия — наступление экологической драмы и зернового апокалипсиса.

Василий Бохиев, профессор БГСХА, доктор наук: "Возьмем сито с ячейкой в один миллиметр и просеем через него почву. То, что прошло через сито, — это собственная почва. Это главное средство производства в сельском хозяйстве всего мира. Все свои силы, питательные вещества растения берут в почве. То, что осталось в сите, называется материнской породой. На пашнях мы уже потеряли, по моим исследованиям, от тридцати до восьмидесяти процентов собственной почвы. Земля страдает от эрозии, почву уносит ветром.

Исследование проведено по международной методике. Эти результаты — катастрофа. Если мы будем так жить и дальше, через 100—130 лет у нас первичной собственной почвы не останется. Останется одна материнская порода".

В Бурятии на это не обращают никакого внимания, тогда как в цивилизованных странах такому варварству давнымдавно объявлена война.

"В 1934—35 гг. в Канаде, Америке были приняты законы, по которым у собственников, не защищающих свои земли, земля отбиралась, и там проводились противоэрозионные мероприятия. У нас выпускали массу постановлений правительства, но в российском государстве за потерю почвы никто ни разу не ответил", — отмечает профессор Бохиев.

В советские временя противоэрозионные мероприятия проводились централизованно, контролировались парткомами. С переходом на рыночные рельсы, контроль исчез.

Чудо-техника никем не востребована

В Бурятию трижды завозилась противоэрозионная техника. Правда, она была приспособлена к условиям Центральной России. Василий Бохиев: "Перед распадом в СССР противоэрозионной техникой обрабатывалось 40 млн. гектаров пашни".

В Забайкалье после ее применения урожайность, наоборот, снижалась. К тому же агрегаты быстро выходили из строя. Поэтому бурятские ученые провели модернизацию противоэрозийной техники. Фактически у нас изобрели свои машины, которые повышали урожайность, — культиваторы, вычесыватели, плуг-плоскорез.

"За эту разработку мы получили республиканскую премию по науке и технике. На базе судостроительного завода сделали опытные экземпляры. Но у хозяйств не оказалось средств, чтобы покупать их. Если будет спрос, выпуск можно легко возобновить.

При использовании этой техники в 1982—86 гг. в Баргузинском районе урожайность пшеницы возросла с 4,4 ц/га до 16,9, район впервые вышел на ведущее место по Бурятии. С 1987 по 1991 гг. резко прибавили урожайность в Кижингинском районе. Там, где ранее собирали по 3,3 ц/га, стали собирать по 16 центнеров. В 1995—98 года взялись за Джидинский район и тоже вывели на первое место в Бурятии по урожайности.

Но сегодня никто к нам по вопросам системы земледелия не обращается. В хозяйствах не осталось специалистов-агрономов, все ушли. Никому ни до чего нет дела. В республике надо все начинать заново, как после войны. Тогда даже лучше было. Не припомню, в какой стране в истории случалось такое", — говорит профессор Бохиев.

Сегодня на полях Бурятии не работает ни одна противоэрозийная машина.

Уникальная разработка поможет всему миру

Профессор Бохиев также разработал метод ускорения природных процессов, способный резко улучшить качество почвы. Метод официально запатентован и не имеет аналогов в мире.

Разработка метода началась тридцать лет назад, в 1976 году. Тогда Василий Бохиев привез на КАМАЗах сорок тонн песчаной почвы на Тимлюйский цементный завод. Там почву измельчили. Ученый начал проводить с молотым материалом многочисленные опыты. Это были первые шаги к открытию, которое в силах совершить прорыв в борьбе с эрозией и падением плодородия. Все гениальное просто.

Василий Бохиев: "При использовании моего метода урожайность повышается на 40—70 процентов. Я ускоряю почвообразовательные процессы. Все породы, которые есть в земле, — это будущая почва. Но породы должны пройти процесс разрушения до микронных фракций, и только после этого начинается процесс образования почвы. В естественных условиях это занимает сотни и тысячи лет. Я впервые в мировой практике размолол частицы породы. Сейчас разработан комплексный измельчитель почвы (КИП), который предназначен для измельчения породы. Метод восстанавливает потери, которые нанесли земле ветровая и водная эрозия.

На наших эрозидированных почвах, где мало мельчайших фракций, осадки не задерживаются, а проходят как через решето — камни не могут задержать воду. При обработке полей по моему методу кардинально меняются свойства почвы, семьдесят процентов влаги удерживается. Отсюда и повышение урожайности экологически чистым, безопасным способом. Если вдобавок использовать и удобрения, то урожайность повышается еще больше".

О разработке недавно было рассказано на научно-техническом совете при президенте Бурятии. Одна обработка поля дает эффект, равный векам естественного хода истории. Это спасение для наполовину убитых пахотных угодий республики.

"Для изготовления опытного образца КИПа я просил на научно-техническом совете денег, но не дают. Хотя требуется то всего 500 тысяч рублей ", — с грустью констатирует ученый. — Наверное, у нас действительно никому ничего не надо. Один гектар — это около 2600 тонн плодородного 20-сантиметрового слоя почвы. Для восстановления показателей почвы там надо измельчить 5—10 процентов (осколки минералов, разных пород и т.д.). Этот метод — будущее человечества, ведь эрозионные процессы идут во всем мире".

КИП — компактный, легко перевозимый комплекс. Его без труда можно перевозить из района в район. За сезон он окупается в двойном размере. По расчетам, один комплекс сможет восстановить за один летний сезон 150 га пахотных земель.

^