26.04.2006
"Номер один" продолжает следить за судьбой улан-удэнца 11-летнего Арсения Азаренко, ученика школы 14, который болен хроническим миелолейкозом (разновидностью рака крови). В марте прошлого года наша газета попыталась помочь мальчику, выступив с призывом оказать ему материальную помощь. Но тогда, год назад, на горе матери Арсения откликнулся всего один человек, а на счет смертельно больного малыша было перечислено только 100 рублей. Сегодня ребенок находится на краю гибели.

Мальчик "сгорает"

Арсений болеет уже полтора года. Когда анализ крови показал наличие лейкоза, Арсению назначили лечение. Пришлось бросить футбольную команду и уйти из школы на надомное обучение. Назначенное лекарство сначала помогало бороться с недугом, а потом помогать перестало. Начали очень болеть ноги, а особенно кости ног, потому что в костях больного мальчика скапливаются раковые клетки — бласты, и они давят на здоровые клетки. Арсений от боли перестал ходить, только лежал. Его маме сообщили: надо решаться на трансплантацию костного мозга. При миелолейкозе лекарства могут долго подавлять рост раковых клеток, но рано или поздно болезнь обязательно переходит в такую фазу, когда помочь нельзя уже ничем. В считанные месяцы больной сгорает. Выход один — трансплантация костного мозга.

Но случилось ужасное. Два месяца назад Арсения поместили в стерильный бокс, провели химиотерапию и убили больной костный мозг, который вырабатывал раковые клетки вместо здоровых клеток крови. 24 февраля Арсению сделали трансплантацию костного мозга. Через две недели после операции, как и положено по учебнику, донорские клетки прижились и заработали. Еще через неделю клетки перестали работать. Умерли. У Арсения произошло отторжение пересаженного костного мозга. Сейчас мальчику нужна повторная пересадка, без которой он погибнет.

Костный мозг не прижился

Донор костного мозга из Германии согласился повторно отдать Арсению свои клетки. Для этого необходимо заплатить 10 тысяч евро в немецкую клинику за повторное взятие стволовых клеток (костного мозга) у немецкого донора. Пока Арсений сидит в стерильном боксе. У него нет своей крови и ему переливают донорскую. У него нет своего иммунитета, и поэтому в бокс даже мама заходит только в маске, халате, шапочке и резиновых перчатках. Можно ли поцеловать ребенка, если ты в маске? Можно ли погладить его голову рукой в резиновой перчатке?

Мама входит в бокс в халате, перчатках и маске и моет бокс спиртом. Она моет спиртом каждый выступ и впадинку, все провода, пол, потолок и стены, телевизор и DVD. Как инструменты перед операцией, даже еще тщательней, для верности. Уносит на стерилизацию посуду. Стирает, гладит и "прожаривает" в специальном жарочном шкафу белье. Мама моет бокс спиртом даже снаружи. И так каждый день, так положено, потому что у Арсения совсем нет иммунитета. И любой микроб, безопасный для обычного человека, для него смертельно опасен. Мама всеми силами пыталась уберечь сына от смертельной опасности. Но у мамы не получилось. Уже больше недели Арсения лихорадит. Он забросил книжки, "Лего" и компьютер. Кашляет. У Арсения грибок. Когда совсем нет иммунитета, грибок может сожрать человека за считанные дни. Но чтобы этого не произошло, нужен противогрибковый препарат "Кансидас" по 600 долларов за флакон. Чтобы дождаться приживления костного мозга после повторной пересадки, нужно 30 флаконов "Кансидаса".

— Когда мы уезжали в Москву, я не сказала ему, что мы на операцию едем. Сказала, что просто на анализы. Я вообще всегда старалась отвлечь его, показать, что он здоровый, — говорит Татьяна, мама Арсения. А между тем у Татьяны с Арсением никого нет. Никого, кто помог бы. Папа Арсения погиб, когда сыну было 5 лет. Конечно, есть друзья, но у них свои заботы.

Мы обращаемся к нашим читателям с просьбой пожертвовать на лечение Арсения кто, сколько может. Но чтобы спасти Арсения, надо чтобы откликнулись много человек, очень много. И тогда Арсений получит вторую трансплантацию, вылечится, выздоровеет и будет сам спасать других людей. Он об этом мечтает, о том, что когда он вырастет, станет спецназовцем.

Мечтает, потому что не знает, что первая трансплантация не удалась, а грибок смертельно опасен. Потому что Татьяна не говорит ему о смерти. А не говорит из-за того, что Арсения можно спасти. Надо просто купить лекарство. Мы ведь поможем?

P.S. "Номер один" надеется, что на просьбу спасти умирающего мальчика помимо простых людей откликнутся представители власти, общественных организаций или коммерческих фирм. Те, кто в силах выделить деньги на лекарство и операцию. Газета в свою очередь готова написать о неравнодушных людях, проявивших милосердие или предоставить благотворителям бесплатную рекламную площадь.

Реквизиты сберкнижки мамы:

Перфильева Татьяна Николаевна, л/сч. 42307.810.1.3811.8151469 Сбербанк России г. Москва, Донское отделение 7813/1545 БИК 044525225.

Корр. счет 30101810400000000225 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России.

В графе "Назначение платежа" можно указать: "Благотворительная помощь на оплату лечения ребенка".

^