18.02.2004
В Улан-Удэ катастрофически не хватает детских садов. Стенания родителей о чрезмерно высокой оплате за услуги и постоянное "спонсирование" контрастируют с тысячной очередью на место в дошкольное учреждение. Как оказалось, денег у людей стало больше, а садиков — меньше. Меньше настолько, что грозит серьезным социальным катаклизмом.
В Улан-Удэ осталось лишь 65 детских садов
Ситуация планомерно ухудшалась с начала 90-х годов. Почувствовав свободу, граничащую с анархией, предприятия ринулись приватизироваться и акционироваться. Фабрики и заводы в силу специфики, оставшиеся государственными влачили жалкое существование без госзаказов, бюджетных вливаний и оборотных средств. Реформаторы с энтузиазмом занимались строительством капитализма, совершенно не обращая внимания и не финансируя социальную сферу.
Директора новых частных и госпредприятий в экстремальных экономических условиях стали избавляться от детских садов. Ведомственные дошкольные учреждения стремительно начали превращаться в жилье для своих сотрудников, рабочие цеха или вообще были включены в уставной капитал, как например, на Тонкосуконной мануфактуре в 1992 году. Некоторые новоявленные владельцы "заводов и пароходов" посдавали детсады в аренду или вовсе продали. Таких случаев десятки.
Справедливости ради надо сказать, что и условия жизни способствовали столь бурным процессам. Ошарашенное реформами нищее население, не получавшее месяцами зарплату, оказалось не в состоянии пользоваться услугами детских дошкольных учреждений. И в это же время, к середине 90-х, стало очевидно: демографический кризис принимает угрожающие формы. В документах ГУО администрации города в графе "причина закрытия детских садов" указано совсем грустное — "низкая посещаемость детьми". В этой ситуации Управление Образования само было вынуждено перепрофилировать ясли и сады под средние школы, детские санатории, интернаты и приюты.
Таким образом, от 140 городских детских садов, а столько их было в 1992 году, к 2004 осталось всего 65.
Очередь длиной в 4,5 тысячи человек
И надо же такому было случиться — с 2000 года жизнь в стране, а значит, и в Бурятии начала налаживаться. И улан-удэнские женщины неожиданно начали рожать в больших количествах. На 1 января нынешнего года в Улан-Удэ насчитывалось свыше 24 тысяч ребятишек в возрасте 1-6 лет. В ГУО их считают потенциально "своими". Но обеспечены дошкольным образованием только 30 процентов. В очереди на место в детсаду стоят 4,5 тысячи человек. Средняя продолжительность ожидания — не менее 1 года. Но главный специалист Управления Образования Валентина Карандышева не сомневается, что срок от появления желания отдать свое чадо в детсад до первого привода малыша в это заведение будет только увеличиваться. Рост рождаемости в городе не прекращается.
Ситуация, по мнению г-жи Карандышевой, — абсолютно ненормальная. По объективным причинам садов строится мало. За последние два года открыт новый детсад 2 в 113 квартале, перестроена под сад средняя школа 7 на Авиазаводе. Но этого явно недостаточно.
Решить проблему дефицита мест в ближайшие годы реально только с помощью возврата 75 потерянных в "смутные" годы детсадов, но даже сами чиновники с пессимизмом оценивают такую возможность. Проданные, возможно даже за бесценок, различными ведомствами здания и территории, ранее являющимися детсадами, вернуть уже никогда не удастся. Перепрофилированные под различные социальные объекты детсады самим ГУО тоже вряд ли в обозримом будущем смогут вернуться к прежнему статусу. Надежду на возвращение хотя бы части зданий оставляют арендованные площади, но и здесь все очень туманно.
С одной стороны, российское законодательство недвусмысленно предусматривает — в случае, если у арендатора бывшего детского сада закончился срок действия договора, то здание автоматически переходит на баланс муниципалитета и должно использоваться только по прежнему назначению. И никого не должно волновать, кому принадлежал этот сад ранее. Ведомство — бывший хозяин, не имеет на него никаких прав. Но это по закону.
Освободят ли арендаторы детские сады?
На самом деле в Улан-Удэ совершенно иная картина. Несмотря на закончившийся у некоторых организаций срок аренды, они и не думают освобождать занимаемые площади. Самое занимательное, что несколько бывших детских садов арендуют правоохранительные структуры. Истек срок аренды в бывшем д/с 58, но Советский райсуд игнорирует этот факт. В бывшем д/с 18 расположились судебные приставы министерства юстиции и съезжать также не собираются, хотя по срокам уже пора. Шестой отдел МВД пребывает в 16 детском саду, который некогда был рассчитан на 280 мест.
Кроме того можно отметить из списка засидевшихся арендаторов Томский госунивеситет, наш БГУ, налоговую инспекцию МНС 2 по РБ, а также Управление Федеральной Почтовой Связи. Каждая из этих организаций приводит массу доводов при объяснении о невозможности освободить здание. В тоже время, некоторые работники наверняка долгие месяцы ожидают место для своих детей.
С некоторыми бывшими детскими садами и вовсе интересная ситуация — их отдали под квартиры. Например, детский сад на Авиазаводе или в 47 квартале. Причем, как правило, эти квартиры считаются элитными, некоторые из них имеют два уровня и практически все — просторные и светлые комнаты.
В принципе, в Управлении Образования не исключают возможности обращения в прокуратуру по этому поводу, но на благоприятный исход особо не надеются.
Но если вышеописанные случаи массового перепрофилирования детсадов происходили в уже далекие 90-е, то в конце 2003 года МВД РБ решило закрыть свой ведомственный детский сад, сославшись на отсутствие средств. В ГУО об этом узнали явочным порядком, когда милиционеры стали записываться в очередь.
Таким образом, приходится констатировать — в Улан-Удэ длительное время будет существовать серьезная социальная проблема. Желание ее решить присутствует, но как это сделать, пока неясно никому. Аналогичная картина с сокращением детских садов почти во всех крупных городах России, включая и Москву, вряд ли успокоит родителей, которым некуда девать детей в рабочий день.
^