03.05.2006
Меньше месяца назад к исполнению обязанностей министра МВД республики приступил Виктор Сюсюра. Результат его работы на прежней должности главы транспортной милиции в Краснодаре можно охарактеризовать одной фразой: этот человек сумел навести порядок в одном из сложнейших в криминальном плане регионов. В Бурятии Виктору Леонидовичу, как мы уже писали, досталось очень тяжелое наследство: самый высокий уровень преступности по Сибири, практически вышедшая из-под контроля ситуация с незаконным оборотом спирта и леса, недоверие общества к милиции, вызванное неэффективностью ее работы и многочисленные факты противоправных действий сотрудников. Как оценивает положение дел сам новый министр МВД, как он будет действовать в этой ситуации, какие меры принимать прежде всего — об этом первое эксклюзивное интервью нового министра, которое он дал газете "Номер один".

— Виктор Леонидович, вы приступили к обязанностям совсем недавно, но наверняка уже пообщались с людьми, оценили обстановку. Какие проблемы на ваш взгляд стоит, прежде всего, решать?

Сначала расскажу один случай. На первом же приеме ко мне обратилась женщина со своей проблемой. Уже 10 лет в ее подъезде торгуют спиртом. Превратили дом в гадюшник. Бродяги, пьяницы, маргиналы всех мастей не выводятся. Десять лет она обивала пороги. Все знали точку, где торгуют суррогатом, но никого это не волновало. При ней я пригласил двух начальников милиции, отдела и отделения, сказал, что если не исправите ситуацию, я назначу начальником милиции эту женщину. Она сегодня звонила: говорит, в доме мгновенно навели порядок. Торговку суррогатом задержали. Бомжи и пьяницы исчезли. Я распорядился наградить эту женщину премией и грамотой за активное участие в охране общественного порядка.

Если вот так оперативно милиция будет реагировать на обращения граждан, радиус порядка в городе будет расширяться. Если даже на одного довольного работой милиции человека станет больше, это уже хорошо. Людям ведь даже важнее не то, что им не хватает денег, а то, чтобы не бояться по улицам ходить. Это и есть главная задача милиции. Мы должны повернуться к людям и вместе наводить порядок.

— Виктор Леонидович, в СМИ республики и в частности в нашей газете публиковалось очень много статей по фактам неправомерных действий милиционеров. Только за последние полгода мы рассказывали о нескольких вопиющих случаях. В сентябре сотрудник милиции без предупреждения расстрелял подростка, перед этим другой подросток-сирота после разговора со стражами порядка выбросился из окна, аналогичный случай, когда из окна линейного отдела милиции прямо во время допроса выпрыгнул и погиб 22-летний парень, произошел в ноябре. Уже в этом году мы писали о случаях применения пыток к задержанным. Причем подобные случаи не единичны — это стало обычной практикой в наших органах правопорядка. Дошло до того, что люди стали бояться милиции больше, чем преступников. Кто-то ответит за все эти безобразия?

— Виновные ответят по полной программе. Сегодня мы подняли все критические статьи, вышедшие в прессе и возобновили служебное расследование по каждому факту. Разобрались уже со многими. Есть сотрудники, которые лишились погон, материалы по ним направлены в прокуратуру. На этом мы не остановимся.

Моральный облик милиционера, доверие к нему людей — это очень и очень важно. Ведь у населения и у нас одна задача. Да, у милиционера невысокая зарплата, да, у него громадная нагрузка. Но никто меня не переубедит в том, что при всем этом можно служить честно и добросовестно. В милиции должны работать только достойные — это та задача, за решение которой я взялся незамедлительно.

— Вы заявляете, что борьба с теми, кто превратил милицейский долг в разновидность доходного бизнеса, будет жесткой и бескомпромиссной. Да, это уже видно на практике, есть увольнения, отстранения от работы, на ряд сотрудников материалы направлены в прокуратуру. Но интересуясь вашей работой в Краснодаре, мы можем судить о вас как о руководителе, готовом, как говорится, "до последнего патрона" отстаивать своих. Чего только стоит случай, когда сотрудники вашего линейного отдела на станции Горячий ключ пресекли деятельность наркоторговцев, но были задержаны коллегами из ГУВД Краснодарского края и год провели в тюрьме. То есть их просто подставили. СМИ пишут об аналогичном случае с задержанием партии икры на станции Краснодар. Тогда вы не отступились от них, хотя в этом были заинтересованы очень многие влиятельные люди.

— Вы удивляете меня своей осведомленностью, видно, что основательно готовились к встрече нового министра...

— Да, у нас журналистов, как и в МВД, есть понятие взаимопомощи и обмена информацией с коллегами.

— Тогда сразу же отмечу, что за 10 лет работы в качестве начальника транспортной милиции на Кубани у меня сложились профессиональные, добрые отношения со средствами массовой информации. За все время не было ни одной критической статьи. В том, что на самом напряженном участке Северного Кавказа Азово-Черноморском побережье с его курортами не было допущено ни одного теракта, есть большая заслуга и кубанских журналистов. Кстати, по двум приведенным вами примерам пресса и телевидение Краснодарского края были полностью на нашей стороне. И то, что мы, в конце концов, победили, и справедливость восторжествовала, есть их серьезная заслуга. Говоря откровенно, если я когда-то чем-то хорошим в этой жизни запомнюсь, то, скорее всего, тем, что нам удалось тогда отстоять честь наших коллег, в которых мы ни секунды не сомневались.

Что касается моей жесткости по отношению к тем, кто стоит по другую с нами сторону баррикад, она всегда была, есть и будет. И на Дону, и в Кубани, и в Бурятии. Повторяю, для меня важны два качества: профессионализм и порядочность. Без них делать в милиции нечего. Ни в рядовых должностях, ни тем более руководящих.

— То есть можно предположить, что "полетят головы"?

— Вопрос поставлен однозначно: или ты соответствуешь должности, или будем по-хорошему прощаться. Все решаемо. По опыту знаю, пройдет 2—3 года, и все встанет на свои места.

Начинать следует с тщательного подбора кадров. В Бурятии гордятся тем, что милиция практически полностью укомплектована сотрудниками. Я считаю, что из-за этого страдает качество. Был случай, когда милиционеры забили человека на смерть. Стали разбираться, оказалось, что даже по медицинским показаниям психическое состояние этих сотрудников не отвечало норме, но их тем не менее их приняли на работу. Пусть у нас лучше не хватает сотрудников, но мы не должны брать в милицию кого попало.

Очень важно воспитание сотрудников. Перед руководителями поставлена задача — разбирать каждую критическую публикацию в коллективе. У сотрудника должны быть внутренние тормоза. У каждого. Контроль также должен быть очень жестким.

— Насколько мне известно, во время работы главой транспортной милиции Вы вручили ключи от новых квартир всем семьям погибших при исполнении обязанностей сотрудникам. В Бурятии о многих таких семьях просто забыли.

— По моим данным, в Бурятии 8 семей погибших при исполнении служебного долга сотрудников не получили квартиры. Люди отдали жизнь за Родину, а семьи брошены в беде. Я переговорил об этом с президентом Бурятии. Он пообещал уже в этом году изыскать средства для помощи семьям погибших.

— Сегодня в производстве находится несколько дел по коррупции в органах власти. В том числе на министров правительства Бурятии. Будут ли эти дела доведены до суда? Если да, то не боитесь ли Вы испортить отношения с местной властью?

Возбужденные дела в ближайшее время будут направлены в суд. Работа в этом направлении станет только наращиваться. В плане борьбы с коррупцией мы будет действовать еще более жестко и последовательно. Те, кто путает собственный карман с государственным, не должны занимать ответственные посты. Только когда мы выкорчуем таких чиновников, люди будет уважать власть, чувствовать себя полноправными гражданами в своей республике. Проблем с властью у нас, я думаю, не возникнет. Я общался с президентом, представителями Народного Хурала, прокуратуры, ФСБ и пришел к выводу: в том, чтобы коррупционеров брали за руку, заинтересованы все. И, прежде всего, сами власти. Между честными людьми в этом вопросе не может и не должно быть непонимания. Полное понимание в этом вопросе достигнуто и с Леонидом Васильевичем. Мы договорились и в дальнейшем эту работу вести вместе.

Борьба с коррупцией будет вестись и в собственных рядах. И даже в первую очередь в собственных.

— О коррупции в рядах внутренних дел в Бурятии не говорит только ленивый. В частности о "крышевании" незаконной торговли лесом и спиртом. За годы вашего руководства в Краснодаре число выявленных преступлений в сфере экономики возросло в 10 раз, а средний показатель на одного сотрудника по выявленным преступлениям был самым высоким в стране. Как вы оцениваете уровень борьбы с экономическими преступлениями, с организованной преступностью в Бурятии?

— В чем-то специфика работы на Кубани и в Бурятии схожая. И там и здесь граница, транзитная территория, актуальна борьба с экономическими преступлениями, пресечение деятельности организованных групп. Борьба с экономическими преступлениями очень актуальна. Ведь из-за этого вида преступлений казна недополучает сотни миллионов рублей. Прежде всего, от незаконного оборота леса и спирта. Это приоритетные направления, по которым мы будем работать. Притом работать серьезно. По опыту знаю, задача решаема.

Что касается незаконного бизнеса на лесе, то у меня лично создалось впечатление, что заинтересованы в нем очень многие. Начиная от лесничего и заканчивая предпринимателями и представителями властей. Приведу несколько свежих фактов. По результатам проверки "Прибайкальского сельского лесхоза", проведенной УБЭП МВД РБ, выявлен ряд нарушений. Так на территории Батуринского лесничества под сплошную санитарную рубку отводился здоровый лес. В настоящее время по данным фактам решается вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц.

Кроме того, подразделениями БЭП в апреле т.г. выявлен факт получения взятки должностным лицом одного из лесхозов республики за незаконное предоставление права на осуществление вырубки леса. Для легализации незаконно заготовленной древесины им выдавались поддельные документы. В настоящее время по данному факту возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 290 УК РФ "Получение взятки".

И такие случаи, когда для обогащения в сфере незаконного оборота древесины используются должностные положения, широко распространены.

Борьба с незаконным оборотом суррогатного алкоголя также была и остается одной из приоритетных задач, стоящих перед органами внутренних дел. Ежедневно от пьянства гибнут и страдают десятки людей, это и прямое отравление суррогатом, суицид, хулиганство, семейные скандалы, перерастающие в побои и убийства. Более 80% бытовых тяжких преступлений против жизни и здоровья совершены в состоянии алкогольного опьянения.

Преступный бизнес в сфере незаконного оборота спирта также поставлен в Бурятии, что называется, "на широкую ногу". Свежие примеры. Сотрудниками УБОП МВД РБ была пресечена деятельность двух организованных групп, специализирующихся на незаконном обороте спиртосодержащей жидкости. Группы действовали на территории города Улан-Удэ и районов республики на протяжении длительного времени, объем поставок в отдельные периоды доходил до 10 тонн в месяц. Все активные участники групп задержаны, возбуждены уголовные дела. Не будем скрывать, что в состав одной из этих групп входили и сотрудники внутренних дел.

Сегодня возбуждается порядка трехсот дел в год по суррогату и незаконному обороту древесины. Но то, что выявляет милиция, — мизер, вершина айсберга. Дел должно быть как минимум в 10 раз больше. Тогда можно говорить о серьезной работе. Мы должны поставить реальный заслон преступникам. Сегодня ежедневно изымается около 100 тонн спирта — столько, сколько раньше изымалось за весь месяц. Но это только начало.

В борьбе с экономическими преступлениями у нас еще масса неиспользованных ресурсов. Так уровень борьбы со взяточничеством во всех сферах, с коммерческим подкупом, с контрабандой товаров не соответствует ни предъявляемым требованиям, ни реальному уровню криминализации. Пока преступники чувствуют себя вполне вольготно. Оборот леса, спирта — суперприбыльный бизнес, и противостоять ему нужно также мобилизуя все ресурсы, в том числе и финансовые.

Сегодня есть планы по закупке двух передвижных постов ГИБДД на базе КАМАзов, с помощью которых появится возможность перемещаться по дорогам, в том числе и проселочным и отслеживать преступников. На эту тему в частности я разговаривал с президентом Бурятии. Будем вместе думать, где найти средства на их закупку.

Мне доложили, что на главных криминогенных трассах, по которым перевозили спирт и лес, в свое время были убраны два милицейских поста. Посты эти обязательно будут восстановлены.

— В республике очень высокий уровень преступности, значительно выше, чем в среднем по Сибирскому федеральному округу. Возможно ли, на ваш взгляд, переломить эту ситуацию?

— Можно, конечно, ссылаться на низкий уровень жизни, на массу других объективных причин. Но придумывать причины — самый легкий путь. Надо действовать.

На сегодняшний день мы нашли понимание с президентом Бурятии, Народным Хуралом. Они готовы пересмотреть финансирование государственной программы профилактики преступлений, которая до этого времени практически не работала. Я лишь наметил в общих чертах то, что необходимо сделать. По опыту знаю, порядок навести можно.

^