31.05.2006
Банкротство промышленного предприятия — вещь неприятная и чреватая многими проблемами. В конечной ее стадии люди теряют работу, владельцы — деньги, бюджет — налоги. Однако когда иных возможностей выйти из ситуации нет, гораздо проще "хирургически" прервать агонию предприятия, нежели множить долги. И лучше это сделать как можно быстрее. Ужасный конец лучше, чем ужас без конца.

Проблемы накапливались на ОАО "Хлеб" годами — это и давно устаревшее оборудование (включая образцы начала 20-го века), и требующие капитального ремонта помещения, и безуспешные попытки адаптироваться к новым капиталистическим реалиям. Но главное все- таки то, что бывший Хлебозавод 2 проектировался в конце 30-х годов прошлого века как стратегический объект военного снабжения. Естественно, что во главу угла при проектировании ставилось возможность бесперебойного снабжения действующей армии, а вовсе не эффективность производства.

— В сутки завод мог произвести до 120 тонн хлебобулочных изделий, — говорит исполнительный директор ОАО "Хлеб" Олег Баранников, — то есть накормить весь город Улан-Удэ плюс охраняющую его войсковую группировку численностью 150—200 тысяч человек. Согласно данным Министерства экономического развития Бурятии, даже сегодня Улан-Удэ достаточно всего 130 тонн хлеба в день, и удовлетворяются эти нужды десятками предприятий. Избыточные мощности ОАО "Хлеб" ложились непосильным бременем на экономику завода — ведь хоть они и не приносят прибыли, за них нужно платить налоги, обслуживать и ремонтировать.

Как отмечает Олег Баранников, оборудование и производственный цикл проектировались исходя из необходимости автономной работы в случае крупномасштабного военного конфликта. По этой причине, например, завод работал на собственной мазутной котельной. В результате энергоемкость производства здесь была крайне высока. Как только цены на энергоносители были отпущены в свободное плавание, а государственная поддержка стратегического объекта прекратилась, завод стал фантастически убыточен.

Потому удивление вызывать должно не то, что завод разорился, а то, как ему удавалось более 10 капиталистических лет держаться на плаву. Ведь республика знает немало примеров, когда хлебные предприятия, даже находящиеся в лучших стартовых условиях, буквально на глазах закрывались и растаскивались по кускам. Здесь этого не произошло. Однако, законы капиталистической экономики суровы — к 2005 году предприятие накопило столько долгов, что уже не могло продолжать свою деятельность в прежнем режиме.

В марте прошлого года по инициативе МРИ ФНС 2 в отношении ОАО "Хлеб" была повторно начата процедура банкротства, в 2003 году подобная процедура уже проводилась. Определением арбитражного суда был назначен временный управляющий, который должен был провести анализ предприятия и предложить на собрании кредиторов меры по оздоровлению финансовой ситуации. Процедура стандартная, так поступают со всеми банкротами. Если временный управляющий и его команда видит, что оздоровление возможно, с согласия кредиторов начинается кропотливая работа по возрождению предприятия. Однако в случае с ОАО "Хлеб" все вышло по-иному. Временный управляющий не только не провел финансовый анализ, но даже ни разу не отчитался перед кредиторами о проделанной работе.

В итоге, когда встал вопрос о том, ждать ли оздоровления предприятия или же немедленно закрывать его и распродавать имущество, ни арбитражный суд, ни кредиторы не могли на него ответить. Они, быть может, были не против оздоровления ОАО "Хлеб", но достоверной информации о том, что это возможно, не поступило. Ни кредиторы, ни арбитражный суд в этом случае настаивать на продлении внешнего управления не в праве. Иначе ответственность, причем вполне материальная, за то, что ситуация ухудшилась, а долгов стало еще больше, целиком ляжет на них. Иными словами, качество внешнего управления не оставило предприятию даже шанса на оздоровление.

Неудовлетворенное работой внешнего управляющего, собрание кредиторов инициировало его отстранение. Суд счел обоснованным претензии кредиторов и, во-первых, ввел в отношении ОАО "Хлеб" последнюю стадию процедуры банкротства — конкурсное управление, во-вторых, назначил другого управляющего. Прежний же управляющий был привлечен арбитражным судом за свое бездействие к административной ответственности. Также в его адрес было направлено представление прокуратуры.

Однако на этом проблемы у отчаявшихся получить свои деньги работников предприятия и кредиторов не закончились.

— Предполагаю, что, исчерпав все судебные возможности вернуться на должность, бывший управляющий решил действовать во внесудебном порядке, — говорит Олег Баранников. — Весь последний год в милицию регулярно поступают заявления, где новое руководство ОАО "Хлеб" и даже кредиторы обвиняются во всех смертных грехах. Правоохранительные органы, естественно, должны реагировать на такие сигналы, проводить проверки, вести оперативные мероприятия, однако в итоге получается, что кто-то использует милицию и прокуратуру в своих исключительно корыстных целях.

Как закономерный итог работа конкурсного управляющего (который действует в рамках федерального закона) затруднена, на него оказывается серьезное давление, потому момент погашения долгов откладывается на неопределенный срок. Между тем, этого момента ждут более 70 человек, многие из которых не получали заработную плату в течение целого года.

Основным вопросом для конкурсного управляющего является расчет со всеми кредиторами предприятия. И в первую очередь это бывшие его работники, долги перед которыми на ОАО "Хлеб" составляют более 2,5 млн. рублей. Решить эту проблему с учетом того, что допотопное оборудование интересует покупателей лишь в качестве металлолома, очень сложно. Тем не менее, как считает Олег Баранников, возможность решения социальной проблемы есть, и команда конкурсного управляющего приложит все усилия, чтобы люди не остались без кровно заработанного. О том, что в своей работе конкурсный управляющий уделяет огромное значение социальной составляющей проблемы, говорит и тот факт, что им очень оперативно был решен острый вопрос с заводским общежитием.

— Сейчас мы решили вопрос с судьбой общежития ОАО "Хлеб", в котором проживает 48 человек, — говорит Олег Баранников. — Это бывшие работники предприятия и члены их семей, которые своим кропотливым трудом заслужили это жилье. Собрание кредиторов пошло на встречу ветеранам и изыскало юридическую возможность передать жильцам общежития их комнаты в собственность безвозмездно.

На сегодняшний день долги предприятия в совокупности с требующейся крупномасштабной модернизацией не позволяют говорить о том, что предприятие можно возродить. Возможно, в этом даже нет смысла — рынок давно занят десятками больших и малых предприятий, которые закрывают все потребности республики в производстве хлеба.

P.S. Редакция будет следить за развитием ситуации.

^