31.05.2006
13 мая в Галтайской спецшколе произошло ЧП. Спрятавшись в одной из спальных комнат, покончила жизнь самоубийством 17-летняя воспитанница интерната. Судебно-медицинская экспертиза никаких следов насилия, повлекших смерть девушки, не обнаружила. В настоящее время заведено уголовное дело, ведется следственная работа. Пока основной версией в министерстве образования является то, что психически неустойчивый подросток просто боялся жить..

Жители Галтая обеспокоены судьбой сирот

В редакцию нашей газеты поступили сообщения от жителей села Галтай, которые просили журналистов обратить внимание на школу-интернат. Звонившие говорили, что сироты нуждаются в срочной помощи. Что на протяжении нескольких лет дети недополучают в питании, с ними жестоко обращается педагогический коллектив. Беззащитные дети, желая избавиться от насилия, постоянно совершают побеги из интерната. В последнем телефонном звонке от сострадающего сиротам жителя Галтая сообщалось, что неделю назад в интернате произошла трагедия, о которой все молчат. 13 мая покончила самоубийством одна из воспитанниц спецшколы. Чтобы разобраться в ситуации, корреспондент газеты "Номер один" отправился в село Галтай Мухоршибирского района.

Так как звонки в редакцию были анонимными, корреспонденту "Номер один" несмотря на все усилия не удалось отыскать в деревне людей, которые могли бы подтвердить факты жестокого обращения педагогического коллектива с воспитанниками интерната. Поэтому пришлось довольствоваться объяснениями руководства коррекционного учреждения.

Весеннее обострение?

Школа "восьмого" типа предназначена для детей, в медицинской карточке которых имеется диагноз — Ф70 или Ф71. За этими шифровками стоят страшные заболевания — олигофрения с выраженной степенью дебильности, глубокая умственная отсталость. В текущем учебном году в галтайском интернате обучалось около 150 детей. Их возраст — от семи до двадцати лет. Руководство интерната заверило нас, что детей здесь обеспечивают стандартным питанием на 84 рубля в сутки, учебниками, одеждой. Педагоги согласны, что это немного, что дети действительно нуждаются в улучшении условий жизни. Вместе с тем руководство школы категорически опровергло информацию о том, что педагоги жестоко обращаются с детьми.

На первый взгляд многие воспитанники коррекционной школы восьмого типа почти не отличаются от детей, находящихся в обычных детских домах. На самом деле, говорит директор школы, у многих из них бывают периоды обострений, во время которых дети становятся буйными и неуправляемыми.

Особенно тяжело приходится во время непогоды. Нынешняя весна была на редкость богата такими катаклизмами, когда во время майского снега у многих детей резко наступали периоды приступов ярости или необыкновенной активности, которую трудно подавить.

В интернате нам объяснили, что покончившая с собой девушка также была подвержена весеннему обострению.

"Люба смотрела телевизор, а потом пошла и повесилась"

— Я не знаю точно, прочему она так поступила. Она вместе с другими детьми телевизор смотрела, обсуждала какой-то телесериал с воспитателем, а в пять часов вечера ушла в свою спальню и повесилась, — рассказывает директор коррекционной школы-интерната Баясхалан Дугаржапов.

Семнадцатилетняя Любовь Фурсенко поступила в галтайскую школу-интернат два года назад. С рождения она воспитывалась в детском доме "Малышок", затем в школе-интернате, была на какое-то время удочерена, но после проявления у девочки серьезных психических отклонений приемные родители вернули девочку обратно в интернат.

Здесь она была своеобразным психологическим лидером. По словам сотрудников коррекционной школы, достаточно сильная по характеру девушка явно выделялась среди воспитанников. В начале прошлого учебного года семнадцатилетнюю Любу отправили на учебу в специальную группу Тарбагатайского профессионального училища. Но оттуда она убежала, не проучившись и полгода.

Она боялась выходить из стен интерната?

Вообще выпускники школы по решению медицинской комиссии определяются в дома-интернаты, предназначенные для умственно-отсталых взрослых, либо в Тарбагатайское профессиональное училище, где есть специальные коррекционные группы. Но далеко не все приспосабливаются к новым условиям. Ведь общество к ним относится как к изгоям. Некоторые из подростков вынести такого отношения к себе не в силах.

По мнению директора спецшколы, девушка в силу своей психической неуравновешенности не смогла адаптироваться в училище и продолжать обучение рядом со здоровыми детьми. Руководство интерната вернуло девочку обратно, оформив ее повторно учиться в девятом классе. Но в конце учебного года необходимо было снова решать вопрос с переводом подростка уже в другое специальное заведение. Возможно, страх перед необходимостью выйти за стены интерната и жить среди "нормальных" людей и сыграл роковую роль в судьбе девочки.

Сразу после ЧП в Галтай прибыла комиссия Министерства образования и науки республики, окончательные акты проверки еще не готовы, но по предварительным данным, никаких нарушений, связанных с обращением с детьми в галтайской школе, не обнаружено. Следственные органы также пока еще не вынесли окончательного решения. Воспитатель группы, в который находилась девушка, сразу после трагедии попросила предоставить ей отпуск.

— Я очень хорошо помню эту девчушку. Очень активная, яркая, цыганка по национальности. Она всегда солировала во всех концертах, которые воспитанники представляли нам, во время наших плановых визитов в Галтай, — рассказывает начальник отдела специального образования и социальной защиты детства Министерства образования и науки Татьяна Цыбикова. — Девочка действительно была лидером. Скорее всего трагедия случилась из-за того, что она стояла на пороге выпуска из школы и была растеряна, как ей жить дальше. Учитывая повышенную эмоциональность этого подростка и неустойчивую психику, можно представить, что творилось у нее в душе. Я думаю, что скорее всего это был психологический срыв, возникший на почве того, что впереди ее ждал выезд за пределы привычного для девушки учреждения.

По словам начальника отдела специального образования министерства, условия, в которых содержатся дети в галтайском интернате, ничем не лучше и не хуже по сравнению с другими подобными специальными заведениями Бурятии.

В целом по республике ежегодно, достигнув предельного возраста нахождения в школе, из стен интернатов выходит не одна сотня подростков. Кого-то из них определяют в дома-инвалидов. Остальные направляются на обучение в спецучилища. Трудоустроенными оказываются единицы, большинство же детей-инвалидов ждет далеко не оптимистичное будущее.

^