31.05.2006
Стереотип "СПИД — удел молодых" рушится на глазах. Самому старому ВИЧ-инфицированному в Бурятии 60 лет. В республике насчитывается не один носитель вируса иммунодефицита человека, который годится 20-летним гетеросексуалам в дедушки и бабушки. Двадцати восьми ВИЧ-положительным за 50 лет, более 150 — за 40. На фоне 2472 зараженных вирусом в Бурятии они составляют небольшой процент, но "старение" эпидемии имеет устойчивую тенденцию к росту. Еще три-четыре года назад пятидесятилетних больных можно было пересчитать по пальцам. В прошлом году только вновь выявленных случаев заражения в графе "45—54 лет" было отмечено 14. Эти истории болезни объединяет половой путь передачи ВИЧ-инфекции, который в прошлом году составил по республике 65,1%.

"Но это же были приличные женщины!"

Подобная фраза вылетает из уст солидных, хорошо одетых мужчин, женатых многолетним браком, после объявления им диагноза о ВИЧ-статусе. По словам зав. клиническим отделом Республиканского центра профилактики и борьбы со СПИДом Л.А. Левантуевой, как правило, в старших возрастных группах страдает, казалось бы, проверенная временем семья. Чаще муж заражает жену. В кругу "приличных женщин" заразился и 60-летний вдовец, который с трудом вспомнил их имена. Естественный путь заражения сорока- и пятидесятилетних, равнодушных к наркотикам, нетрадиционной ориентации и прочему "экстриму", — половой. По крайней мере на вопрос врача о том, пользовались ли заболевшие инъекционными наркотиками или услугами коммерческих секс-работниц "проституток", следует отрицательный ответ. И пояснение, что присутствовал лишь алкоголь и приятное женское общество.

Сорокалетний мужчина обращается в кожно-венерологический диспансер. После первичного ВИЧ-теста его направляют в СПИД-центр. Следует подтверждение положительного результата и пациент признается, что у него были незащищенные половые контакты. Далее на прием к врачу вызывается жена... Эта ставшая распространенной в последние годы схема выявления болезни была подкорректирована уникальным по драматизму случаю.

После долгих лет бесплодия женщина забеременела. Обязательный в таких случаях ВИЧ-тест показал "плюс". Женщина никогда не пила, не курила, не знает, как выглядят наркотики. Муж — первый и единственный мужчина в ее жизни. И единственный источник заражения. Муж наркотики не употреблял. После подтверждения ВИЧ-статуса супруг вынужден сознаться, что у него были случайные связи вне брака. Теперь вся надежда врачей и будущей ВИЧ-положительной матери на то, что ребенок родится здоровым. Учитывая физические показатели беременной, шансы эти велики. Сегодня за счет комплекса профилактических мероприятий (антиретровирусная терапия, отказ от грудного вскармливания и кесарево сечение) частота передачи ВИЧ от матери к ребенку снижена до 8—3%.

Муж, в прошлом водитель-дальнобойщик 45 лет, сдает ВИЧ-тест при устройстве на новую работу за рубежом. Результат — положительный. Повторные — также. Равнодушен к наркотикам. Можно предположить, что у дальнобойщика на трассе были встречи с особами женского пола. Жена, бухгалтер, до сих пор отказывается поверить в диагноз мужа...

Многие пациенты СПИД-центра среднего и пожилого возраста — семьи с крепким достатком. Квартира, дача, машина, специальное и высшее образование, хорошая работа, широкий круг знакомств. С виду обычная российская семья. Впрочем, недавно поставлены на учет три женщины старше 50 лет, хронические алкоголички. Контингент их многочисленных половых партнеров — соответствующий. Значение аббревиатуры ВИЧ они понимают с трудом. Но это скорее исключение из правила: вирус иммунодефицита, нанеся "удар ниже пояса", отныне угрожает среднестатической семье.

ВИЧ: отцы и деды

Однажды на прием в СПИД-центр пришла молодая семья в полном составе, включая детей-дошкольников. Женщина с порога потребовала от врача опровергнуть слова своей 46-летней матери, брошенные ею в пьяном виде: "Я — ВИЧ"! Врач подтвердил информацию: такая-то действительно стоит на учете. Только тогда дочь и зять поняли, почему руководитель малого предприятия начала вдруг последний год злоупотреблять спиртными напитками на рабочем месте, а дома стала замкнутой и мрачной. Инфицировалась она от сожителя.

Врач Л. А. Левантуева поясняет, что процесс адаптации больных лиц в старших возрастных группах протекает тяжелее, чем у молодых ВИЧ-положительных. Главная проблема — им не с кем, кроме врача, поделиться своей душевной болью. Боль эта только усиливается от достигнутых "по жизни" успехов: положение в обществе, дети, внуки... Последним они не решаются открыться. У молодых ВИЧ-позитивных больше выбора: при СПИД-центре есть сообщество равных, а главное — груз вины у них меньше, а родители всегда их поймут.

Паллиативная помощь (смягчение боли) оказывается здесь больше в психологическом плане. В кризисные моменты болезни, при объявлении диагноза, переходе в антиретровирусным препаратам к пациентам приходят работающие при центре так называемые равные специалисты. Это люди с ВИЧ-статусом, добровольные помощники медперсонала, адаптировавшиеся в новых условиях жизни, прошедшие семинары и тренинги.

Хотя именно семья, по мнению Л. А. Левантуевой, в первую очередь должна стать для пожилых ЛЖВС (людей, живущих с ВИЧ-статусом) опорой. В республике зарегистрировано 246 семейных очагов (сожительств) с вирусом ВИЧ, из них супружеских пар 195. В том числе половым путем заражены оба партнера в 33 семьях, один из партнеров — в 112 случаях. Впервые в 2005 году число инфицированных женщин в РБ превысило количество мужчин. В прошлом году от ВИЧ-инфицированных женщин родилось 64 ребенка, что в 1,7 раза больше, чем в предыдущем году. Лишь в четырех случаях дети родились больными, в остальных под контролем врачей здоровыми. Супружеские пары после объявления ВИЧ-диагноза продолжают жить вместе. Л.А. Левантуева припоминает только единственный случай из своей богатой практики, когда 30-летняя женщина со здоровым ребенком ушла от заразившего ее мужа.

Стигма — это клеймо

ВИЧ — неизлечимое хроническое заболевание. Так теперь официально позиционируется эта болезнь в отличие от начала века, когда диагноз ВИЧ признавался смертельным недугом. В Бурятии зафиксирован факт, когда 58-летняя женщина, прибывшая из другого региона, живет с ВИЧстатусом уже 18 лет. Всю жизнь она вела здоровый образ жизни. Это уникальный случай. В подавляющем большинстве продлить жизнь больные могут, лишь принимая высокоактивную антиретровирусную терапию (ВААРТ), придерживаясь строгого режима под контролем врачей.

В новых условиях течения заболевания остро стоит проблема стигматизации (стигма — клеймо, которое ставили в Древней Греции на теле отверженных). В России 54 процента опрошенных фондом "Фокус-Медиа" в 10 регионах страны, включая Бурятию, в той или иной степени склоняются к мнению, что государство должно изолировать больных ВИЧ/СПИДом.

Напомним, что в Бурятии уровень ВИЧ-инфицированности превышает среднероссийский и составляет 255 человек на сто тысяч населения. Не прибавляет оптимизма близкое соседство с Иркутской областью, занимающее печальное первое место по заболеваемости в РФ — 811 на сто тысяч человек. Это официальные цифры. Обычно эпидемиологи для прогнозирования ситуации умножают их, как минимум, в три раза...

Рост инфицированных в графе "до 50 и старше", с одной стороны тревожит, с другой, говорит о действенности пропаганды индивидуальных средств защиты: молодежь более спокойно относится к презервативу. До 50 и страшно.

^