14.06.2006
6 июня в ходе очередного судебного заседания по иску кандидата в депутаты Народного Хурала Федора Билдаева к избирательной комиссии Бурятии незаметно для мира и отечества был поставлен смертный приговор всей избирательной системе республики. Суд, сам того не желая, раскрыл и документально зафиксировал относительно простой, а главное — гарантированный способ выиграть любые выборы. Выиграть, конечно, только в том случае, если ты мэр или другой крупный чиновник.

Сомнения в том, что отечественные выборы действительно отражают волю народа, были всегда. Квинтэссенция отношения к выборам населения выражается в известной матерной поговорке: "Голосуй — не голосуй, все равно получишь...". Однако на минувшей неделе Верховный суд Бурятии впервые в российской истории вскрыл саму технологию манипуляций с голосами избирателей.

— Выборы по Текстильному избирательному округу были самыми "грязными" за последнее время, — говорит Федор Билдаев. — В самом начале процесса мы надеялись восстановить справедливость, доказать, что, нарушая этические и законодательные нормы, депутатом стать нельзя. Однако то, что произошло в ходе последнего судебного заседания, выходит за рамки частного конфликта между кандидатами. Теперь основным ответчиком в нашем судебном процессе становится государство в лице избирательной комиссии республики Бурятия.

По ходатайству адвокатов Федора Билдаева, суду был представлен акт приема-передачи отпечатанных избирательных бюллетеней. Этому документу законодательством о выборах отведено важное значение: по нему можно судить, например, о том, произошел ли "вброс" бюллетеней или выборы проходили честно. Цифры, что называется, "на входе" и "на выходе" выборов должны совпадать. Каждый бюллетень посчитан, а в случае его неиспользования прилюдно погашен. Акт приема-передачи листов для голосования по Текстильному избирательному округу 52 показал, что результат довыборов депутата Народного Хурала был предрешен задолго до дня голосования.

Республиканской типографией было отпечатано 12 350 бюллетеней. А до избирательных участков официально "добралось" лишь 11 040. Сам по себе этот факт, наверное, никого не впечатлит. Однако стоит отметить, что учету и контролю поддаются лишь поступившие на избирательные участки бюллетени. Именно на конкретном участке сосредоточено внимание кандидатов и наблюдателей, предусмотрена сложная процедура осуществления избирательного процесса. Все направлено на то, чтобы избежать любого пристрастного поведения со стороны избирательной комиссии. Иное дело бюллетени, не попавшие в поле зрения общественности.

Огромное значение учету избирательных листов отводится самим законодательством о выборах. Например, "лишних" бюллетеней не может быть более 1,5%. Это закон. В нашем случае по заказу Инны Беспаленко — председателя окружной избирательной комиссии — листов для голосования было заказано аж на 10% больше. Мало того, 1310 листов для голосования попросту исчезают из официального делопроизводства по довыборам депутата от Текстильного избирательного округа. Они нигде не значились и не оформлялись. Судьба их прояснилась лишь на судебном заседании. По требованию суда избирательная комиссия предоставила не имеющую никакого процессуального значения бумажку, где написано, что эти 1310 листов были уничтожены лично председателем и секретарем окружной избирательной комиссии. Фактически эти два человека расписались в том, что грубо нарушили закон. Гасить неиспользованные бюллетени можно лишь на избирательных участках и лишь в присутствии наблюдателей от кандидатов. И скорее всего это не ошибка запутавшихся людей (чиновники такого ранга не могут не знать законодательные ограничения), а вполне сознательная и целенаправленная деятельность.

Имея на руках нигде не значащиеся бюллетени, при необходимости можно поставить галочку в нужной графе в нужном количестве листов и добавить их в общую массу. Если по ходу подсчета голосов видно, что нужный кандидат не набирает отведенных им властью "очков", результат можно прямо на ходу править. Банально подбрасывая нужные и выкидывая ненужные листки. Выигрыш гарантирован.

Для приобретения власти достаточно иметь отношение к власти уже существующей, поскольку избирательные комиссии по существу — ветвь исполнительной власти. Заработная плата, социальные гарантии и сам процесс отбора членов комиссии контролируется чиновниками. В данном случае окружная избирательная комиссия Текстильного округа 52 формировалась администрацией города Улан-Удэ во главе с Геннадием Айдаевым. У любых других выборов Бурятии свои комиссии и свои конкретные чиновники с "контрольным пакетом".

В итоге получается, что вся избирательная система Бурятии по сути лишь декоративная пристройка к авторитарной исполнительной власти. Станок для утверждения назначенных сверху кандидатур. Не нужно агитировать, не нужно предлагать обществу свои программы, давать обещания. Даже денег на подкуп избирателей не нужно (это хоть и незаконная, но все-таки предусматривающая право избирателя выбирать, технология). Все это — лишние телодвижения.

Принятие принципиального решения по иску Федора Билдаева — тот шанс, который позволит изменить ситуацию. Если суд примет во внимание вновь открывшиеся доказательства, то вероятность того, что результаты выборов, скорее всего, будут отменены, высока. Нарушения избирательного законодательства действительно были очень грубы и заметны. От того, какую позицию займет Верховный суд Бурятии, какую оценку он даст действиям окружной избирательной комиссии 52, будет зависеть, сойдет ли с рук в будущем полное игнорирование воли избирателей и подмена права выбора правом сильного.

^