14.06.2006
Центральный колхозный рынок, наверное, самое бойкое торговое заведение Улан-Удэ. Он существовал, когда и в помине не было никаких "Титанов" и "Абсолютов". Занимая очень выгодное положение, Центральный рынок является самым главным торговым учреждением столицы республики. Ежедневно сюда приходят сотни и тысячи улан-удэнцев и гостей столицы. Однако покупатели даже не подозревают, насколько обострилась ситуация вокруг ЦКР. На Центральном рынке "крутятся" миллионы рублей.

Реконструкция как повод для банкротства

Центральный рынок — исконно кооперативное торговое учреждение. С давних советских времен он являлся одним из самых крупных объектов недвижимости Буркоопсоюза. Рынок тихо-мирно существовал, не привлекая к себе особенного внимания, пока несколько лет назад здесь вдруг не решили сделать реконструкцию.

Одноэтажный "совковый" рынок многие считали унылым, непрезентабельным и неудобным. Особенно это бросалось в глаза на фоне строившихся повсеместно супермаркетов, поражавших покупателей чуть ли не зеркальными полами и другими атрибутами евроремонта. Центральный рынок смотрелся, как бледная моль среди тропических бабочек- красавиц. И вот "моль" решила сделать качественный рывок и стать современным торговым заведением.

Рынок действительно нуждался в развитии и модернизации, и с этим никто спорить не будет. Однако, как показало дальнейшее развитие ситуации, именно решение о реконструкции положило начало череде событий, которые привели к громким скандалам и доставили массу других неприятностей не только руководству потребительского общества "Центральный рынок", но и руководству всего Буркоопсоюза. Вплоть до реальной опасности для Буркоопсоюза навсегда потерять Центральный рынок.

Удар ниже пояса

Реконструкция была задумана впечатляющая, но она требовала и огромных средств — более ста миллионов рублей. Столько у Центрального рынка не было. Поэтому рынок стал собирать эту сумму по частям. Около пятидесяти миллионов рублей было взято в долг у фирм и индивидуальных предпринимателей-арендаторов. Примерно столько же составили средства, взятые в кредит у банка. В здании закипела работа, горожане радовались. А рынок между тем все глубже увязал в долговой трясине.

Срок окупаемости дорогостоящей реконструкции оценивался в пять лет. Оставим в стороне вопрос стоимости реконструкции (дикая сумма до сих пор вызывает вопросы) и поговорим о кредите.

Здравый смысл подсказывает, что при такой окупаемости кредит надо было взять тоже примерно на пять лет. Но руководство рынка поступило неординарно — кредит, взятый в банке, оказался... годичным. Это было очень опасное решение — в случае непогашения кредита предприятие могло войти в состояние банкротства, его активы пошли бы на оплату долгов. К примеру, мгновенно мог быть потерян первый этаж рынка, отданный банку в качестве залога. Рынок сам себя загнал в опасное положение.

Дальнейшие события примерно так и развивались. Центральный рынок, добровольно наскочивший на "подводный камень", оказался в финансовой удавке. Подошли сроки платить (строителям за работу, предпринимателям- арендаторам за их займы, банку за кредит) — и денег стало катастрофически не хватать. В такой ситуации первое, что приходит на ум — повысить арендную плату. Но рынок, повторим, ведет нестандартную политику: поступления от арендной платы становятся... меньше! Руководство рынка решило залезть в еще один кредит.

Было внесено предложение взять кредит в московском "Экспо-банке". И не просто кредит, а трехгодичный валютный кредит, размером более миллиона долларов, аж под 17 процентов годовых, да еще и под залог новопостроенного второго этажа рынка. Наверное, рынок так бы и влез в долларовые долги, если бы летом 2005 года в Буркоопсоюзе не сменилось руководство.

Валентина Дамбаин, председатель правления Буркоопсоюза: "Это предложение было внесено осенью прошлого года. Все подавалось так, что иного выхода нет. Однако если бы данный кредит был взят, это еще более осложнило бы положение Центрального рынка. Не надо даже быть экономистом, чтобы понять: выходить из кризиса таким путем — это еще больше усугубить его". Новое руководство Буркоопсоюза в последний момент остановило оформление кредита. Когда дело дошло до голосования, большинством голосов было решено не одобрять сделку.

Кооператоры насторожились

Странная политика руководства рынка заставила обратить пристальное внимание на положение дел в этом учреждении. Jооператоры инициировали ревизию документов. Вскрылись очень интересные факты. Так, обнаружился договор аренды, подписанный с одной из известных торговых компаний Бурятии. Коммерсанты получили право платить аренду по смехотворным расценкам — 290 руб. за кв. м. Договор был заключен сроком на 10 лет. При этом изменение арендной платы не предусматривалось. Но главным сюрпризом стало другое открытие.

В списке пайщиков Центрального рынка было пять членов — горкоопторг, Буркоопсоюз, ПО "Баунт", администрация г. Улан-Удэ и частная фирма "Формула-М". При знакомстве с документами ревизионная комиссия Центрального рынка пришла к выводу, что администрация г.Улан-Удэ не оплатила паевой взнос, что являлось нарушением закона. Общее собрание пайщиков ПО "Центральный рынок" приняло решение считать прием города в пайщики не состоявшимся.

"К тому же, мы около года решаем сложнейшие проблемы, но участия данного пайщика, помощи от него мы не заметили. Город вообще выписал доверенность представителю от "Формулы-М" г-ну Борисову, а самих представителей городской власти мы не видели и не слышали", — говорит Леонид Бляхер, председатель совета Буркоопсоюза.

Итак, пайщиков на рынке стало четверо, но внезапная потеря одного из совладельцев никак не облегчила финансовое состояние Центрального рынка. Мэрия, естественно, была шокирована таким поворотом дел. Для нее это стало громом среди ясного неба. Ответный удар администрации был не за горами.

Мэрия планировала взять Центральный рынок?

Вскоре после этого знаменательного события, Центральному рынку делают соблазнительное предложение со стороны единственного некооперативного пайщика, "Формулы-М".

В Иркутске была найдена инвестиционная компания, которая могла выделить 65 млн. рублей. Но под залог кооперативной недвижимости и с условием включения в состав пайщиков. Первые два года, как соблазняли иркутяне, Центральный рынок может вообще не платить по кредиту.

Кооператоры согласились. Никого особенно не насторожило, что суперпредложение пришло после исключения из пайщиков администрации г.Улан-Удэ. К тому же со стороны тех, кто ранее представлял интересы города при голосованиях в ПО "Центральный рынок". Мало кого взволновало и то, что иркутянам потребовался не только залог, но и право голоса на рынке, т.е. часть власти.

Дело дошло до того, что иркутянам предполагалось сдать в залог здание Улан-Удэнского кооперативного техникума. Nднако иркутян не совсем устроило престижное здание в самом центре города. Новоиспеченные партнеры хотели взять рынок в залог. Ради этого деньги планировалось предоставлять Центральному рынку в два этапа. Первый транш предназначался для вывода здания рынка из залога в банке. Затем залог со здания техникума переводился на рынок. И только после этого приходили остальные средства.

Но вскоре события приобрели абсолютно непредсказуемый характер.

У одного из пайщиков ПО "Центральный рынок" — ПО "Баунт" — внезапно произошла смена представителя, который участвовал в собраниях пайщиков рынка. На место представителя, который при голосовании всегда поддерживал инициативы Буркоопсоюза (формируя негласную кооперативную солидарность), избрали совсем другого. Операция "Преемник" была проведена стремительно и чуть ли не накануне собрания пайщиков Центрального рынка. Таким образом, образовалась другая, антикооперативная коалиция. Подобно мэрии, поразившейся своему исключению из пайщиков рынка, этот ответный удар для руководства Буркоопсоюза также был неожиданным.

"Мы не согласны с данным решением. Оно было принято с нарушениями, — считает Леонид Бляхер. — Мы не были извещены о проведении данного собрания, где, когда оно состоится ни как руководители, ни как пайщики Центрального рынка. Есть ряд процедурных моментов. В настоящее время мы обжалуем это в судебном порядке. Я считаю, что дальнейшие события показали, что ларчик открывается просто — вся многоходовая комбинация была произведена с целью обеспечить себе большинство голосов и произвести смену менеджмента Центрального рынка. Каковы же были их дальнейшие планы относительно рынка, сказать трудно. Но предполагаю, что им был очень нужен Центральный рынок".

Новоиспеченный представитель ПО "Баунт" принял участие в некоем собрании. Там избрали нового председателя Совета ПО "Центральный рынок" — г-на Борисова (представителя "Формулы-М", которая, напомним, имела доверенность и голосовала за город, пока тот был пайщиком. Структура, надо полагать, близкая к мэрии Улан-Удэ).

Леонид Бляхер: "Собрание должно было состояться в 14 часов в нашем здании по Ленина, 30 "А", но представители иркутской компании, "Формулы-М" и ПО "Баунт" не прибыли на него. Они в этот день, оказывается, провели какое-то заседание в другом месте. Когда мы приехали туда, там никого не оказалось. Непонятно, что было у них за собрание..."

Буркоопсоюз, естественно, не признал результатов этого собрания и сделал ответный ход.

Леонид Бляхер: "Сегодня на Центральном рынке все остается /.-прежнему, все работают в обычном режиме. Директор, Наталья Леонидовна Воронина, тоже работает. Денег от иркутской инвестиционной компании до сих пор не поступило, мы даже перестали рассчитывать на них. На собрании пайщиков инвестиционная компания была исключена из состава пайщиков. Опираемся только на свои возможности".

Рейдерские войны Улан-Удэ

Чем закончится противостояние, сказать сложно. Ясно одно: захватывающие события последних лет показывают, что в Бурятии продолжается борьба за сферы влияния. Происходят интересные попытки "захвата" привлекательных объектов. Такой лакомый кусок, как Центральный рынок, тоже не остался без внимания. То, что кооператоры сохранили "статус кво" на рынке, имеет большое значение для Бурятии. Что было бы на рынке, если бы он ушел к частникам? Трудно сказать. Но во всем мире бизнес заинтересован в извлечении прибыли. Система же кооперации, по российскому закону, — некоммерческая организация, выполняющая многие социальные функции. Особенно это чувствуется на бурятском селе.

Сегодня руководство Буркоопсоюза принимает комплекс мер по выводу Центрального рынка из нынешнего нелегкого положения и намерено оставить его в составе Буркоопсоюза. Есть утвержденная программа, по которой кооператоры работают. Ситуация под контролем.

Со сменой руководства в Буркоопсоюзе деятельность организации активизировалась. Например, по итогам четвертого квартала 2005 года бурятская кооперация заняла второе место по России по заготовительной деятельности. А по итогам всего минувшего года Буркоопсоюз занял первое место в РФ по заготовке мяса.

^