21.06.2006
Памятники истории в этом году оказались в центре ряда громких скандалов. Предпосылки к резкому обострению ситуации есть — исторический центр города активно застраивается. Желающие располагаться в престижных местах, осваивают любые доступные клочки земли. Новые объекты подступают чуть не к стенам исторических зданий, становясь предметом острых конфликтов. В этом году борьба накалилась как никогда. По-видимому, удобных участков земли становится все меньше.

Айдаев за пересмотр списка "неприкасаемых"

Так, в текущем месяце прокуратура республики обратилась в суд с иском о признании незаконным строительства кафе в исторической части города (около Гостиных рядов). Предпринимателю Козлову инкриминируется, что он взялся строить кафе около объекта культурного наследия федерального значения, не имея на это разрешения Росохранкультуры. Наделал много шума скандал между городскими властями и Буркоопсоюзом по поводу застройки участка близ кооперативного здания.

Отношения между городским руководством и министерством культуры Бурятии, ответственным за сохранение памятников истории и культуры, еще больше осложнились после последней сессии горсовета. Мэр города Геннадий Айдаев публично высказал недовольство тем, что ряд памятников и министерство культуры, защищающее их, препятствует динамичному развитию центра города.

— У Гостиных рядов есть объект по ул. Ленина, 22, — говорит Геннадий Айдаев. — Там располагается магазин "КомпАСС". Его, оказывается, нельзя сносить, т.к. это памятник истории — здесь когда-то была какая-то водонапорная башня. Ну, ладно, это здание особенно не мешает. Но осенью будет готов новый Генплан. На улице Смолина намечено сносить деревянные дома. А министерство культуры отчаянно этому сопротивляется.

По мнению Геннадий Айдаева, многие подобные объекты в силу своего плачевного состояния не могут представлять никакой ценности, но они продолжают числиться в списке охраняемых памятников. Гости Бурятии видят только развалюхи, за которыми никто не смотрит. В Иркутске была такая же проблема, и ее решили, сократив число охраняемых объектов.

Ошибка Минкультуры

В этом году в Бурятии был создан госорган, взявший на себя контроль и надзор в данной области, — Управление по государственной охране объектов культурного наследия министерства культуры Бурятии. Именно это ведомство вызывает сейчас массу нареканий со стороны мэрии.

— Ситуация в городе однозначно очень тяжелая, — говорит Любовь Мордвина, начальник отдела Управления охраны памятников. — Думаете наше управление защищает памятники от прохожих, от жителей Улан-Удэ? Ничего подобного. Мы во все времена, прежде всего, боремся, чтобы власть не принимала решений, которые ставят памятники под угрозу.

По ее словам, в Улан-Удэ насчитывается более двухсот объектов, находящихся под государственной охраной. Они включены в список памятников истории и культуры. Большинство из них являются памятниками регионального значения. Объектов федерального значения тринадцать — Одигитриевский собор, Гостиные ряды, этнографический музей, театр оперы и балета, здание музея природы, монумент на пл. Революции, могилы Хоца Намсараева и Цыренжапа Сампилова, монумент Ленина на пл. Советов, некоторые другие. В целом же в Бурятии под охраной государства 1632 объекта культурного наследия.

Самая большая промашка министерства культуры Бурятии в битве с мэрией — отсутствие четко очерченных охранных зон вокруг памятников культуры и истории. С обострением борьбы на землю прокуратура была вынуждена обратиться в суд, чтобы побудить правительство Бурятии издать соответствующие документы. Если бы такие охранные зоны существовали, никаких строительных споров не было бы.

Как отмечают сотрудники Управления по государственной охране объектов культурного наследия, Улан-Удэ является историческим поселением России. Есть соответствующий документ. Обладая таким статусом, город должен развиваться по особым правилам. Охранные зоны — часть этих правил. Вообще, эти зоны должны являться частью генплана. Каждый памятник, кроме охранной зоны вокруг себя, должен иметь зону регулирования застройки, а также зону охраняемого культурного ландшафта.

Проект зон охраны в Улан-Удэ начинали делать в восьмидесятые годы прошлого века. Его принятие затормозилось на полпути: пройдя согласование на российском уровне, он "застрял" где-то в Бурятии.

"Не сносить, а реставрировать"

В исторической части Улан-Удэ памятники используются на износ. Город сдает памятники истории в аренду и получает прибыль. Поддерживать же здание в нормальном состоянии должны собственники, пользователи и городские власти. Там, где смотрят за домом, все нормально. А где не следили — ситуация плачевна. Hменно поэтому многие считают, что историческую постройку легче снести и поставить безликое бетонное уродство.

— Надо не сносить, а приводить в порядок, — считает Любовь Мордвина. — Туристы, которые приезжают в Улан-Удэ, идут смотреть не на бетонные здания, а на старый деревянный город и приходят в восторг. Вот что привлекает людей. К примеру, в Томске власти реставрируют деревянный город целыми кварталами.

Любовь Мордвинова не согласна с утверждением мэра УланУдэ о том, что список памятников истории и культуры регионального значения слишком велик и в него вносятся недостойные объекты. Однако, правда и то, что в конце восьмидесятых годов на волне популизма на госохрану было поставлено много дополнительных объектов. И именно они в настоящее время и вызывают множество споров, поскольку полностью документация на них отсутствует. Решить эти споры может должное оформление памятников. Но только на первый этап разработки зон охраны по Улан-Удэ требуется почти два миллиона рублей. Работа начата, но сроки ее завершения очень туманны.

В то же время администрация города разрабатывает новый генплан развития. Из-за отсутствия разработанного плана охранных зон вокруг памятников земельные конфликты с министерством культуры неизбежны.

Тем более что уже сейчас постоянно поступают предложения вообще вывести тот или иной памятник из-под охраны. Однако министерство культуры производит снятие памятника с учета лишь в двух случаях — если он физически отсутствует (сгорел), или утрачено его историкокультурное значение. Как заверили нас в Управлении по государственной охране объектов культурного наследия, "массового снятия с учета, на что надеется городская власть, не будет".

"Город должен развиваться"

— Все мы знаем, в каком ужасном состоянии находятся деревянные дома в центре города, — говорит главный архитектор Улан-Удэ Владислав Итыгилов. — И все мы знаем, что город должен развиваться. Поэтому улица Смолина, о которой говорилось на сессии горсовета, все равно будет расширяться, а дома по той стороне, что ближе к Селенге, будут сноситься. Если там находятся исторические здания, мы их перенесем. Но, боюсь, что, если мы проведем инвентаризацию списка памятников, то большинство из них не попадет в этот список.

Как считает Владислав Итыгилов, развитие любого города — это застройка его районов, в том числе и исторической центральной части. В Улан-Удэ давно ничего не строилось, и тому, что в город потянулись инвесторы нужно радоваться.

А чтобы не вступать в конфликт с историческим наследием, Владислав Итыгилов предлагает еще раз рассмотреть список исторических, культурных объектов. Провести экспертизу на предмет того, действительно ли памятник представляет ценность. Как считает главный архитектор города, не стоит гнаться за количеством памятников, хотя иметь большой список объектов культурного наследия и престижно.

— В центральной части Улан-Удэ очень много памятников, — говорит Владислав Итыгилов. — Список, по-моему, до того широк, что даже Москве такой не снился. Туда наряду с понастоящему ценными объектами, включены объекты, которые являются средовыми зданиями, которые могут сноситься и переноситься. Охранные зоны разрабатывались в составе проекта детальной планировки центра, но та документация устарела, и сегодня охранные зоны, которыми можно было бы руководствоваться, не определены. Сегодня появилось новое управление. Новая организация не набрала, скажем так, имиджа. Кроме того, что они делают? Они должны были разработать проект охранных зон, в соответствии с новым законом России. Этого сделано не было, потому вокруг этого вопроса и ажиотаж.

Итог

Ситуация, сложившаяся в исторической части города, похожа на тупик. Каждая из сторон придерживается своей точки зрения. Причиной нового громкого столкновения между мэрией и минкультуры, скорее всего, станет та самая улица Смолина. После открытия пешеходного "арбата" и переориентации транспортного потока улица испытывает большие нагрузки.

Ждет ли город дальнейшее увеличение конфликтных ситуация, связанных со строительством в центре города? По мнению Владислава Итыгилова, этого не произойдет. Органы охраны памятников работают в составе экспертного совета. Решение по объектам принимается коллегиально.

"Если все согласовано, то нельзя, чтобы кто-то делал обратный ход, отказываться от данного согласования. Это позволит избежать ненужных конфликтов", — считает главный архитектор.

^