21.06.2006
Это уникальное для Бурятии уголовное дело было возбуждено еще 28 января 2004 года. Из-за сложности обстоятельств и отсутствия прецедентов следствие шло с трудом. Только в 2006 году дело было рассмотрено в суде Советского района. И хотя суд признал виновной 70-летнюю женщину-гинеколога в незаконном производстве абортов, а также причинении двум своим пациенткам тяжкого вреда здоровью, Государственная Дума в конце мая ее амнистировала как престарелую преступницу.

Главной потерпевшей по делу врача-гинеколога проходила 21-летняя Саяна, которая после приема в частном медицинском кабинете едва не погибла. Благодаря усилиям врачей ее спасли, однако она уже никогда не сможет иметь своих детей. На прием к частному врачу Саяна пришла в эту клинику, прочитав объявление. Войдя в кабинет к врачу, девушка сказала, что хочет прервать беременность. Здесь ее выслушали, провели осмотр и поставила диагноз "беременность 16—18 недель".

От предложения сделать аборт быстро, недорого и конфиденциально девушка не стала отказываться. Саяну отвели в операционную, где и был произведен аборт. Примерно через десять минут после операции Саяна попыталась встать с операционного стола, но потеряла сознание. Она плохо помнила, как оказалась в гинекологической больнице, благо та находилась рядом. При осмотре оказалось, что у девушки очень серьезные повреждения половых органов: разрыв шейки матки, повреждения стенки матки, наличие остатков скелета плода, повлекший геморрагический шок и кровотечение. В больнице ей экстренно сделали операцию и удалили матку с маточными трубами, тем самым сохранив девушке жизнь. По мнению врачей, удаление половых органов может привести в дальнейшем к серьезным проблемам со здоровьем, вплоть до рака.

Виновником этой трагедии является Анна Павлова (фамилия изменена — ред.) — 70-летний врач-гинеколог. Абортами Анна Павлова занималась еще при советской власти. До ухода на пенсию, она работала в городской клинической гинекологической больнице и слыла высококвалифицированным специалистом в области прерывания беременности. В конце 90-х годов женщина зарегистрировалась в качестве индивидуального предпринимателя, получила лицензию на оказание медицинских услуг и организовала свой лечебно-оздоровительный центр "Анриэл". Кабинет располагался в помещении цокольного этажа дома, в котором она сама жила и который находился в двух шагах от гинекологической больницы на проспекте Победы. Здесь Павлова, имея огромный опыт работы, известное имя и многочисленных пациенток, осуществляла прием женщин. По лицензии Анна Павлова могла осуществлять наряду с другими видами медицинской помощи и миниаборты при сроке до четырех недель методом вакуумаспирации. Но, как выяснило следствие, за определенную плату и при условии неразглашения здесь же без труда производились аборты и на более поздних сроках.

Всего, по данным следствия, у шести женщин после операционного вмешательства Анны Павловой были зафиксированы серьезные осложнения. Доказать причинноследственную связь между действиями врача и осложнениями, которые могут возникнуть и в условиях проведения аборта в больнице, удалось только в двух случаях, остальные женщины проходили по делу как свидетели.

К ней шли женщины, которые доверяли ее имени и опыту. Были и те, кто не хотел делать аборт в больницах, где запросто можно встретить знакомых. В этом сложном вопросе большую роль играют обыкновенные предрассудки. Женщинам было проще обратиться в частный медицинский кабинет, где и количество принимаемых пациентов меньше, и врач внушает доверие, да и то обстоятельство, что услуга платная, для многих ассоциировалось с качеством.

Анна Павлова знала, что последствия прерывания беременности на большом сроке методом, подходящим только для абортов на сроке в четыре недели, чревато серьезными последствиями, но сознательно шла на риск, надеясь лишь на свою высокую квалификацию. Ни лабораторной базы, ни УЗИ в кабинете у нее не было.

После того, как трагедия 21-летней Саяны стала известна в министерстве здравоохранения, решением лицензионноаккредитационной комиссии действие лицензии Анны Павловой на производство мини-абортов было досрочно приостановлено.

Но и после этого гинеколог продолжала незаконно заниматься криминальными абортами. Другая пациентка, поступившая в нелегальный уже кабинет через несколько месяцев после этого с беременностью в 8 недель, заплатив 350 рублей, также попала в больницу с высокой температурой, болями и перфорацией матки. К счастью, ее детородная функция была сохранена.

На следствии выяснилось, что до начала 2004 года в городскую клиническую больницу регулярно поступали женщины с осложнениями после абортов при сроке беременности в 7—8 недель, которым именно Павлова проводила прерывание беременности. Руководство больницы не раз беседовало с пенсионеркой, но та убеждала врачей, что подобное впредь не повторится. Фактически врачи закрывали глаза на незаконную деятельность коллеги. А та, даже лишившись всех разрешений на этот вид медицинской деятельности и встав перед угрозой уголовного преследования, продолжала "помогать" несчастным женщинам.

По словам старшего следователя по особо важным делам СЧ СУ при МВД РБ Юрия Сверидова, преступления такого рода имеют высокую латентность. Многие женщины только по прошествии нескольких лет после криминального аборта узнают, что не смогут больше иметь детей. Кто-то из них пошел на аборт к лечащей знахарке, кто-то сделал его вне больницы. Все эти женщины стали жертвами своих же предрассудков — они предпочли конфиденциальность безопасности.

^