19.07.2006
Земледельцам особенно хорошо знакома ценность воды. При этом неважно, что выращивает человек — грядку моркови в огороде или гектары капусты в поле. В Бурятии с давних пор существует весьма разветвленная мелиоративная система, с помощью которой орошаются тысячи гектаров сельскохозяйственных земель. Для приведения ее в порядок требуются большие финансовые вложения. Поиск источниковфинансирования начали с Иволгинского района.
Фермеры в роли российского бюджета

В этом поливном сезоне в Иволгинском районе проводится невиданный ранее эксперимент с поиском источников финансирования системы. Расходы на ремонт системы, по мысли мелиораторов, должны понести сами фермеры и другие земледельцы.

По своей сути мелиоративная система является государственной. Соответственно, предполагается, что расходы по ее содержанию должен нести государственный бюджет. Однако в нашей республике пришли к выводу, что без кошельков фермеров тут не обойтись. Фермерам было сделано предложение,
от которого трудно отказаться. Платить предлагается из расчета 1800 руб./год за поливной гектар.

Объявить сумму в Иволгинский район приезжал главный мелиоратор республики Николай Кондаков. Для земледельца это заметная сумма. В связи с последними событиями вокруг воды люди на селе взбунтовались.

Где кончается вода, там кончается и фермер. В редакцию газеты обратились возмущенные земледельцы Иволгинского района. Их не устраивают попытки заставить их раскошелиться. В адрес Николая Кондакова звучат обвинения в самоуправстве. Он, в свою очередь, говорит о наведении порядка.

— Раньше там велся полив с использованием дождевальных установок, ходили трактора, поливали, говорит Николай Кондаков, директор ФГУ "Бурятмелиоводхоз". — Однако сейчас прежней системы нет. Она была экономичной: воды использовалось в три раза меньше, чем сейчас, когда
используется напускная система. От прежней системы отказались лет пять назад — полив с использованием напускной системы обходится фермерам дешевле. Ни обслуживания, ни тракториста не надо, вода самотеком идет. Всю систему раскопали, пуская воду. Корейцы, китайцы... Представляете сколько воды стало уходить: или установка поливает, или воду полностью выпускают на поле.

По словам Николая Кондакова, на поливных землях Иволгинского района очень слабые песчаные грунты. Вода, отводимая фермерами на свои поля, размыла каналы.

Битва за воду

— В прошлом году из-за воды происходили стычки — говорит Николай Кондаков. — Дошло до стрельбы из ружей — урожай же не оставишь без полива. Все сорок фермеров что-то посадили, а воды не хватает. В этом году мы решили упорядочить систему. Съездили, собрали фермеров и спросили, будут ли они
вкладывать деньги в ремонт поливной системы. Иначе ее придется просто закрыть, т.к. мы, как государство, не можем позволить размыть систему окончательно, ведь в нее вложены миллионы рублей государственных денег, а без ремонта будет уже невозможно поливать. Там такие рвы, сколько надо будет одного грунта возить на эти промывы...

Магистральный канал является гидротехническим сооружением, которое нельзя вообще раскапывать, а здесь вручную наделали дыр, несанкционированных отводов, и воду из него забирают. Мы этого допустить не можем.

Все фермеры тогда согласились: да, будем платить. Средства будут централизовываться и через управление оросительных систем вкладываться в ремонт, установку техники. В перспективе мы вообще ставим вопрос ввести платное водопользование. А в этом году просто вводим платежи, чтобы не угробить систему. А меня один фермер на три буквы отправил и ушел. Я думаю, этому фермеру воду надо закрыть немедленно. На каком основании он получает ее? Несанкционированные отводы пока еще есть, но мы их обрежем.

По словам директора ФГУ "Бурятмелиоводхоз", фермеры сегодня не платят ни за один кубометр используемой воды. Государство предоставляет воду фермерам бесплатно, сельское хозяйство, мелиораторы в отличие от промпредприятий освобождены от платы за забор воды.

— Мы объясняем людям, что они вкладывают деньги в свои же участки, — говорит Николай Кондаков. — Ремонт делают для того, чтобы все содержалось в правильном состоянии. Вода же по-прежнему бесплатная, иначе в стране себестоимость хлеба и другой продукции сразу возрастет. Мы сейчас там закрепили человека, который будет разводить фермерам воду. По расчетам
норма — триста литров на один гектар.

Несогласным обещают великую сушь

Оросительная система в Иволгинском районе тянется на восемнадцать километров, от водохранилища близ Хурумши до Оронгоя. Оронгойцы высказывают свое недовольство: вода до них не доходит, все забирают предыдущие фермеры. Николай Кондаков хочет провести ряд мероприятий, чтобы дать воду в Оронгой. Раньше оронгойцы поливали 90 гектаров.

— Нам отпускают деньги из федерального бюджета на ремонт систем, чтобы подавать воду. Их не хватает. В Бурятии нужно пятьсот миллионов на первоочередные нужды. А дают двадцать миллионов. Сотни писем в Москву ушло, но денег нет. Мы вынуждены обращаться к фермерам. Если же кто-то откажется платить 1800 руб./год с гектара, тогда мы воду закроем. Будут пользоваться те, кто помог с ремонтом, — говорит Николай Кондаков.

Взять за горло бурятских фермеров, как мы видим, оказалось легче, чем сделать то же самое с федеральным бюджетом. Соглашаясь выделять деньги на ремонт, фермеры возлагают на себя дополнительные расходы. Эти средства земледельцы, конечно, могли бы пустить на другие острые нужды — погашение банковских кредитов, модернизацию техники и т.д. Но иволгинцы загнаны в безвыходное положение. Не дадут деньги на ремонт — отключат воду.

Иволга стала первой ласточкой. В дальнейшем данный принцип будет распространен по всем 20 районам Бурятии, где построены мелиоративные системы. В республике 700 оросительных систем, которые обслуживают десятки тысяч гектаров земель. До остальных районов добровольнопринудительная водная "дань" дойдет в будущем году.

Все это, конечно же, окажет неблагоприятное влияние на местных производителей. Сельхозпроизводители неизбежно перенесут все свои затраты на продаваемую картошку, капусту и другие дары полей. Местные производители поднимут цены, а потребители будут искать более дешевые овощи. Простой покупатель, наверное, не почувствует дефицита товара. В рыночных условиях, без сомнения, дешевое предложение найдется быстро. Это будет продукция, завезенная из теплых провинций Китая. Спрос на нее вырастет, а наши фермеры, которые и так ведут трудную борьбу с китайскими земледельцами, просто уйдут с рынка. С точки зрения законов экономики, это будет логичный конец. Потому что в экономике необъяснимых чудес не бывает. А про добавочную стоимость толковал еще старина Маркс.

^