26.07.2006
У Бурятии мало сфер, в которых она могла бы достойно выглядеть на рынке. Главные козыри республики — в природных богатствах. При этом в основном они находятся в горнорудной сфере. Что до остального, то сегодня мы не можем похвастаться даже успехами в глубокой переработке древесины из-за высокой затратности этого бизнеса. Другие природные ресурсы осваиваются очень плохо. В том числе и такие, где не требуется особенно больших затрат, — простая питьевая вода.

Суперресурс

По оценкам экспертов, к 2010 году дефицит пресной воды будут испытывать тридцать стран мира. К 2020 — тридцать пять. Страны, которые беспокоятся по этому поводу, уже предпринимают шаги, которые позволят в будущем снизить остроту проблемы, вплоть до атомных опреснителей. Так, Китай уже сегодня проявляет заинтересованность в организации совместного с Россией предприятия для освоения рынка опреснения воды на основе плавучей атомной станции. Индонезия, Египет и еще восемь стран также обращаются к РФ по вопросу строительства плавучих АЭС.

В Бурятии водные питьевые ресурсы практически неисчерпаемы. Как сказал нам один из гидрогеологов республики, вопрос, сколько питьевой воды можно добывать в Бурятии без ущерба для природы, не имеет смысла. "Мы можем напоить все население земного шара", — заявил он.

Пока ресурсы питьевой воды в республике используются на несколько процентов. Для хозяйственно-питьевых нужд в Бурятии извлекают 230,1 тыс. кубометров подземных вод в сутки (статистика 2005 г). А Баунтовский, Окинский, Еравнинский, часть Тункинского района, Гусиноозерск, Танхой и другие населенные пункты используют для подобных нужд поверхностные воды.

Главный водоем Бурятии, конечно, Байкал. Это около 20—25 процентов пресной воды мира. В России уже есть регионы, где покупают исключительно бутилированную воду.

Имеется свое, но покупаем... чужое

— Развитые страны мирового сообщества перешли на бутилированную воду, — говорит Василий Кузнецов, депутат Государственной Думы от РБ. — В гостиницах, чтобы постояльцы чистили зубы, ставят воду в бутылочках.

Сейчас даже в Улан-Удэ питьевая вода продается в магазинах. B Москве, где я прожил уже шесть лет, для меня стало естественным покупать каждый день воду для питания. Там очень хлорированная, невкусная вода, ее не принято пить из-под крана. Когда я месяц живу на Байкале, питаюсь чистой живой водой. В мире это счастье, благо, если человек может месяц пить такую воду. Но не всем это доступно.

Питьевая вода может быть газированной или нет. В первую для обеспечения должного срока хранения добавляют углекислоту, во вторую — немного консерванта.

— В Улан-Удэ очень маленький выбор воды. Бурятской воды вообще не вижу. Одна "Кука". И разливается только в большие бутылки. Если мне надо в дорогу небольшую бутылку, граммов 250—300, ее нет, приходится брать большую. Никто не догадывается завезти небольшую расфасовку, — говорит Василий Кузнецов.

В целом Бурятия упустила республиканский рынок бутилированной питьевой воды буквально как воду сквозь пальцы. На нем вольготно чувствует себя совсем не бурятская вода. В Россию всерьез пришли мировые фирмы с большими возможностями. Рынки Москвы и других городов, в т.ч. УланУдэ, забиты их продукцией.

Имидж байкальской воды надо "отмывать"

— Сейчас рынки Москвы, других городов забиты западной водой, — рассказывает Василий Кузнецов. — Когда-то в Москве продавалась байкальская вода в красивых двухлитровых бутылках. Ее разливали в Иркутской области, в порту Байкал. Однако пробиться на московский рынок, а тем более на рынки западных стран наши производители не смогли. К тому же в мире есть мнение, что Байкал — погибающее, загнивающее озеро. Это начиналось с ученых, бивших тревогу по поводу положения на Байкале, потом это подхватили общественные организации. Но в борьбе за Байкал, как говорится, выплеснули ребенка. Шумиха поднималась, чтобы обратить внимание на Байкал, а добились того, что весь мир узнал, что Байкал — умирающее, грязное озеро. Поэтому когда говорят о Байкале, то его представляют грязной лужей, хотя и с красивой природой вокруг. Для каждого западного человека, в том числе японцев, понятно: пока заводы работают, пока идут сбросы — Байкал умирает. Вот и весь наш бренд.

Одно время центральное телевидение показывало ролик "Сохраним Байкал": на экране плескалась коричневая вода, будто мазут плавает, были коряги, камни. Я часто видел этот ролик, его крутили и крутили. Хотя надо было показывать красивый Байкал — что эту красоту надо сохранить. Полагаю, что такой ролик специально заказали. Имидж — одна из главных проблем байкальской воды. Но есть и другие.

В территориальном агентстве по недропользованию Бурятии относятся к развитию добычи и бутилирования питьевой воды скептически, если не сказать с иронией.

— Где в России продавать питьевую воду? Спрашивает Петр Рощектаев, и.о. руководителя агентства. — В Красноярске есть Енисей, на Урале — Обь и т.д. А если вывозить в Среднюю Азию — так из-за железнодорожного тарифа ее там покупать никто не будет, дорогая окажется. Вот почему в СССР говорили не о завозе воды в Среднюю Азию, а о повороте рек, чтобы вода самотеком шла и была дешевой. Тем же китайцам в Бурятии воды не надо, ни одного предложения не поступало. Им молибден нужен. В КНР будут артезианские скважины бурить. А под Сахарой знаете, сколько воды?

Тем не менее, водные объекты отнесены в сферу интересов РФ. Они включаются в специальную программу, утверждаемую Роснедрами. И только потом назначается аукцион на право пользования объектом. В республике выдано всего несколько лицензий на добычу воды.

— Никакого ажиотажа в этой сфере у нас нет, — свидетельствует Петр Рощектаев.

Сегодня это на самом деле так, и в этом нет вины его учреждения. Ажиотажа в Бурятии нет практически нигде — ни в животноводстве при всех наших обширных пастбищах, ни в переработке дикоросов при таежных богатствах, ни в общепите — даже в центре Улан-Удэ не хватает мест, где можно недорого и удобно перекусить. Даже выращивание картошки в республике не вызывает ажиотажа.

Бурятские бизнесмены должны потеснить конкурентов

Василий Кузнецов согласен, что пока вопрос питьевой воды не стоит так остро, как проблема нефти. Но считает, что не надо жить одним днем.

— Китай сегодня неизбалованная страна, масса народа не каждый день чашку риса ест. Им не до хорошей воды — лишь бы что-то было. Но с поднятием жизненного уровня при такой массе народа чистая вода понадобится. Спрос на бутилированную воду будет повышаться. Они и опреснять будут, и очищать.

Конечно, вода есть в каждом регионе, но в Москве разве это вода? В каждом городе используется большое количество бутилированной жидкости. Есть известная российская вода "Святой источник". Ребята начали разливать ее, потом продали фирму заинтересованной западной компании, и теперь эта вода принадлежит иностранным хозяевам.

В Улан-Удэ, в республике такого раньше не было — брать воду в бутылке. Но все меняется очень быстро, это время стремительно надвигается. Теперь таких людей много. Недавно еду по деревне: сидит старичок, пьет "Аква минерале". А почему мы в Бурятии "Аква минерале" и "Куку" пьем? Ребята-предприниматели не видят здесь прибыли, потому что трудно попасть на рынок, раскрутить новый бренд, а обороты бурятского рынка не дадут окупаемости. "Кука" прижилась, потому что когда-то мы знали ее как лечебную. Бренд работает.

Когда откроешь дело — сорок четыре проверяющих организации к тебе придут, замучают, задушат. И потом, руки пока не доходят. Я думаю, что водой будут заниматься, в первую очередь, такие фирмы, как "Титан", "Гевс", поднявшиеся на торговле. Очень важно иметь серьезные средства, прежде всего, на раскрутку бренда. А это под силу большим компаниям.

Рынок супермаркетов и кеш-энд-керри в Улан-Удэ быстро насыщается. Скоро деньги надо будет вкладывать в другие направления. Они уже появились: супермаркеты предлагают разные салаты, полуфабрикаты собственного производства. Бурятия повторяет путь, пройденный Западом и крупными городами России. На Западе до половины основного ассортимента крупных сетей составляет так называемый приват лейбл. Одни покупают заводы по выпуску какой-то продукции. Другие предпочитают аутсорсинг — заказывают производителю разлив продукцию в тару со своим фирменным лейблом. Более выгоден последний путь. По нему, наверное, и пойдут наши бизнесмены.

Скорее всего, уже года через три улан-удэнцы смогут купить в супермаркетах питьевую воду "Гевс аква", или допустим, "Титан аква", "Байкал-Абсолют". Появление таких продуктов будет означать начало качественно нового уровня борьбы за место на рынке. Противником выступят крупные "водные" компании мира. Если к тому времени наши сети супермаркетов не будут поглощены всероссийскими гигантами, то за "водные" деньги потребителей грянет жаркая битва.

^