02.08.2006
31 июля 15 часов дня. В комбинате быта паника. Зайдя внутрь помещения можно подумать, что не иначе как начинается война. Во всех посещениях люди второпях укладывают вещи, разбирают станки. Сапожники и часовщики, склонив голову, буквально на ходу что-то доделывают. По зданию ходят вооруженные до зубов люди, царственно поглядывая на этот хаос.

С 60-х годов жители города Улан-Удэ обращались в комбинат быта на Центральном рынке сюда, чтобы решить мелкие бытовые проблемы. Здесь была одна из лучших в городе часовая мастерская, ювелирная, работали ремонт обуви, парикмахерская, служба ритуальных услуг и другие предприятия. Словом, все для обслуживания широкого круга населения. Позже, в девяносты годы, здание было передано из муниципальной в частную собственность. Тогда здесь появились еще и продавцы меховых и кожаных изделий, агентства недвижимости и другие организации. Теперь постоянные клиенты всех этих предпринимателей лишены возможности здесь обслуживаться, поскольку прежний собственник, Любовь Ерохина, продала это здание другому человеку — Юрию Гейдебрехту.

В суете переезда некоторые из бывших обитателей комбината согласились нам объяснить, что собственно здесь происходит.

— У нас вообще договор заключен до конца декабря, то есть до конца этого года мы могли бы еще работать, говорит директор агентства "Алые паруса" Валентина Назимова. — А как теперь нам быть вообще? К нам уже люди идут, мы рекламу даем регулярно во все газеты, указываем этот адрес. А нам сказали: "Все, мы купили — выезжайте!" Теперь нам переезжать надо, срочно искать новый офис, телефоны ставить, деньги платить, рекламу давать, людей туда снова звать — то есть все начинать заново. И ведь заранее нас никто не поставил в известность, договор расторгнут в одностороннем порядке. Письменного уведомления: "Выселяем такого-то числа в связи с тем-то и тем-то" — не было. Нам просто сказали: "Завтра у меня здесь будет своя охрана, все демонтируйте, ломайте, завтра в 12 никого и ничего не должно остаться".

— Ладно мы, но это же Комбинат Быта, здесь было все для обслуживани населения — ремонт обуви, парикмахерская, химчистка, пошивочная. Это все должно быть и дальше! — возмущена Роза Хаданова, продавец меховых изделий. — Правительство должно контролировать вот эти хотя бы производственные помещения. А не так, что захотели — и всех выкинули! Предупредили за две недели. Тот, кто купил это здание, поступил с нами подло. Он здесь не появлялся. За неделю до этого к нам приходил представитель нового хозяина Харитонов и сказал, на той неделе будет собрание, там и решим все, но ничего такого не было. Просто сказали: "До 12 часов 1 августа все вывозите. Потом двери закрываются, и оставшиеся вещи придется "догонять" только с разрешения Гейдебрехта, будете искать его, спрашивать и т.д.".

— Видите, как с нами обратились? — продолжает Екатерина Дубинина, мастер-часовщик. — До последнего молчали. Сегодня нам сказали, чтоб мы до завтрашнего обеда освободили все помещение. Никто не сказал, мол, вы с первого числа работать не будете. Ну, видели, что висит объявление "Помещения сдаются в аренду", так мы решили, что мы будем и дальше работать, только с другим хозяином. Вы знаете, тут со многими сейчас происходит истерика: Столько лет отработать здесь, наработать столько клиентов, а потом на улицу быть выкинутыми! У нас много часов в ремонте, как мы их вернем? Вот мастер быстрее-быстрее все доделывает, но как их вернуть клиентам, теперь неизвестно. Как нас будут клиенты искать, мы не представляем: мы же сами не имеем понятия, куда съезжать.

— Вот, пожалуйста, обувь эту как нам отдавать клиентам? Показывает на полки Римма Хальбаева, заведующая мастерской обуви. — Хоть бы какое-то время дали за один день. Мы как соберемся-то? Ни машины найти не можем, ничего: У нас там станок такой огромный, его надо как-то перевозить. Мастерская здесь существует с 1968 года, а теперь куда-то надо все это перевозить? Чуть ли не стрелять в нас уже собрались, если вовремя не съедем. Ерохина просто пустила по миру нас всех, и статус комбината быта теперь потерян.

Все вышесказанное бывшая хозяйка комбината быта Любовь Ерохина прокомментировала так:

— Ничего подобного, я за два месяца предупредила всех словесно о том, что наш договор с ними будет расторгнут, а за месяц — официально. А то, что работники не знали о том, что их выселят, это не моя вина. Так захотел новый хозяин, это его право оставлять их на прежнем месте или выселять.

На вопрос, почему нельзя было подождать до окончания срока договора об аренде до декабря, а уж потом разорвать договор, Любовь Стефановна ответила так:

— Я уже не могла ждать, и вообще, в нашем договоре об аренде сказано, что я имею право предупредить арендаторов за 15 дней до расторжения договора.

Новый владелец здания на Центральном рынке Юрий Гейдебрехт также заявил, что он дал на переезд целый месяц:

— Я приобрел здание в июне, а июль я им дал, чтобы решить все их проблемы. Весь месяц они этим занимались!

Так или иначе, понятно, что после капитального ремонта здания комбината быта здесь больше не будет. Ходят слухи, что здесь будет открыта новая гостиница и развлекательные заведения.

^