16.08.2006
В пятницу инициативная группа, представляющая обитателей "самоволок", пикетировала здание городской администрации. Утром у мэрии собралось около тридцати человек с плакатами и транспарантами. За порядком смотрел солидный кордон милицейских сил.

Изгоняемые с занятых ими земельных участков люди возмущены проводимой в городе земельной политикой.

"Проблему можно было решить глобально еще тогда, когда в самовольных поселках стояло по десять домов. Тогда не было такого хищнического Земельного кодекса, как сегодня. Можно было выделить землю, чтобы люди там ставили свои дома. Но положение довели до крайности. Ситуация обостряется, когда власть отрывается от народа. Наши дома ломают. А куда нам ехать? Пополнять ряды бомжей?"

Пикетчики были возмущены теми отдаленными участками, которые выставляются на торгах. "Мы там были, смотрели. Это натуральная резервация. Одни пески, ничего нет, никакого благоустройства. Стартовые же цены на торгах заоблачные", — говорили пикетчики.

Пикет — итог той ямы, в которую скатилась республика в начале реформ. "В деревнях народ спивается. Спасибо властям. Мы поехали в город, чтобы не умереть с голоду. В дома, которые сносят, вложили все деньги" — возмущались пикетчики. Правда, перед кем и зачем возмущались — непонятно.

Мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев не спустился к жителям самоволок. Говорили, что его вообще нет в мэрии — ушел в отпуск и где-то отдыхает. Заместитель мэра по социальной политике Михаил Ян тоже не вышел к людям. Мэрия не желает рассматривать вопрос расселения граждан: власть просто ждет когда судебные приставы, выполняя судебные решения, механически очистят территории.

Пикет прошел через дорогу от мэрии. Крыльцо цитадели городской власти, куда хотели пройти пикетчики, охранялось. Пикетчиков туда не пустили. Жителей самовольных домов поддержали сотрудники правозащитного центра. Они призвали людей не отчаиваться и идти до конца. В ближайшее время конфликт между самовольщиками и мэрией, скорее всего, вновь перейдет в судебную колею. Люди хотят подать в суд на городскую власть. А пока обиженные всерьез собираются жить у мэрии и возле коттеджа Айдаева, разбив там палатки.

^