23.08.2006
В августе нынешнего года, по планам мэрии, должен завершиться первый этап строительства путепровода между 40 и 20 "а" кварталами. Чудо инженерной мысли должно соединить разворотное кольцо трамвая 7 и Новый мост. Эта перемычка, разумеется, имеет большое значение для организации транспортного сообщения в Улан-Удэ, потому как позволит жителям спальных кварталов без проблем добираться до Железнодорожного района.

Догнать и перегнать!

В то же время бросается в глаза, что строительство началось в момент оживления политической жизни Бурятии, в преддверии выборов. В свете этого нельзя исключать, что путепровод должен был стать одним из символов достижений нынешней власти, помочь правящей команде набрать очки в глазах городских автомобилистов и в целом населения, а заодно и восстановить пошатнувшийся престиж в глазах будущих избирателей. Или, говоря языком социалистических лозунгов, догнать и перегнать возможных политических оппонентов. Возможно, поэтому с ударной во всех смыслах стройкой очень торопились...

Между тем на строительстве путепровода происходят странные и малопонятные стороннему наблюдателю вещи. Рабочие, трудящиеся на объекте, заняты тем, что усердно разбирают ранее установленные плиты перекрытий. Корреспондент газеты лично стал свидетелем того, как кран снимал одну за другой плиты с путепровода. Потом их грузили на "КамАЗ" и увозили. Для ударной стройки, которая вот-вот должна завершиться, это более чем несуразное явление. Вместо того чтобы привозить и устанавливать, демонтируют и увозят.

Сделать и переделать!

Разговоры о том, что на строительстве путепровода не все в порядке, пошли в городе еще несколько месяцев назад. Поговаривали, будто бы, желая сэкономить и вместе с тем уложиться в короткие сроки, строительная компания закупила китайскую арматуру. Она по ряду характеристик не подошла к условиям Бурятии. Когда это внезапно выяснилось, строители были вынуждены переделывать сделанные участки путепровода.

Еще более месяца назад мы связались с руководителем Службы государственного строительного надзора РБ Борисом Часовниковым и попросили его прокомментировать сложившуюся ситуацию. По его словам, на стройке были отмечены небольшие нарушения. Несколько деталей путепровода не могли состыковать, т.к. была нарушена соосность расположения арматурных прутьев. Однако эта проблема, по словам Бориса Часовникова, была решена. Что за демонтаж происходит в эти дни Госстройнадзор сказать не смог. Опровергли информацию о демонтаже и в мэрии города. Таким образом, чиновники по каким-то только им ведомым причинам отказываются признавать очевидное.

Когда корреспондент газеты приехал стройку, там кипела работа. Если не приглядываться к сути всего происходящего, то можно порадоваться за путепровод. Однако стоит понаблюдать за процессом, как становится очевидным: мост не растет, а уменьшается.

Пройдя вдоль длинного строительного забора, направляюсь на край стройплощадки. Здесь несколько рабочих на станке режут арматуру на куски нужной длины.

— Где начальник стройки? Как идет работа?

В ответ рабочий непонимающе вертит головой. Оказывается, это китайские рабочие. Другой, вероятно, узнавший знакомое слово "начальник" показывает на местного. Это не то прораб, не то мастер. "У нас все нормально", — коротко отрезал тот. — А начальник в вагончике".

В районе вагончика удалось поговорить, очевидно, с начальником. Применив проверенный метод отвечать вопросом на вопрос: "Вы — начальник?" — "А что хотели?" — мужчина так и не назвался. На вопросы: "Как идут дела? Успеете ли а августе пустить автомобили?" он ответил: "А вам надо обратится в "Икат", там вам расскажут", — поправил каску и, развернувшись, быстро пошел в вагончик, унося с собой тайну демонтируемых плит.

Завидев постороннего, к месту разговора подтянулся человек в форме. Очевидно, охранник. Больше у вагончика делать нечего...

Простые рабочие оказались нормальными мужиками. Удивленно разводить руками и посылать подальше не стали.

"Сейчас новую арматуру купили, кажется в Ангарске. Вот видите — деревянная опалубка. Это вчера заливали. То, что за ней, уже нормально сделано. Там мы демонтировали мост раньше. Но еще много надо переделать. Скупой платит дважды", — сетовали рабочие.

Снятые плиты, как выяснилось, складируются. На вопрос успеют ли они пустить путепровод в августе, ведь осталось практически десять дней, с сомнением покачали головами.

Мираж

В офисе "Иката" тоже не нашлось человека, который смог бы ответить на простейший вопрос: "Почему вместо того чтобы привозить и устанавливать сегодня на стройке демонтируют плиты и увозят?". В ходе небольшой телефонной беседы корреспондента газеты попытались убедить, что ничего такого не происходит. "А успеем построить в августе или нет, спросите, пожалуйста, в МУП "Улан-Удэстройзаказчик", — удивила напоследок телефонная собеседница. В последней инстанции нас направили в мэрию. Круг замкнулся. Похоже, в столице Бурятии появилась новая достопримечательность — своеобразная стройка-мираж. Серьезные люди говорят, что все строится и идет как надо. А любой горожанин может убедиться в прямо противоположном.

Строительство моста, который свяжет 40 и 20 "а" кварталы, окружено завесой тайны. Что делается под ней, мало кому известно. Хотя, как мы все понимаем, строительство идет на деньги налогоплательщиков, т.е. на наши с вами. В Улан-Удэ не считают нужным рассказать о том, насколько эффективно расходуются средства, что-то пояснить, и, возможно, признаться в каких-то упущениях. Это настораживает. И в целом на фоне информационной прозрачности, которая царит на строительстве моста у с. Тресково Кабанского района, уланудэнский путепровод смотрится очень неприглядно.

^