06.09.2006
О Петре Отто, жителе Гусиноозерска, наша газета писала не раз. Напомним, что он должен был получить деньги на квартиру по спискам шахтерского аварийного жилья, однако администрация эти федеральные деньги отдала "блатным". Петр Отто выиграл все суды и доказал свое право на получение квартиры, власти обязаны вернуть ему деньги на покупку жилья. Однако администрация не только не спешит выполнять законные решения, но и ведет себя крайне агрессивно. То, что произошло на днях, вообще не укладывается ни в какие рамки. Такое ощущение, что закон в Бурятии — это пустой звук, и чиновники, ничего не стесняясь, снова и снова плюют на него. Петр Отто получил серьезную травму. Ему сломали нос. И не кто-нибудь, а юрист, работающий при администрации. Петр Отто считает, что период угроз со стороны властей закончился, а власти начали приводить свои слова в действие.

9 августа Петр пришел в администрацию, чтобы узнать, как продвигаются его дела. Там его встретил юрист администрации Дмитрий Бадеев, который предложил ему выйти на улицу покурить и поговорить.

— Вначале он вроде нормально отнесся ко мне, - рассказывает Петр, — но потом стал требовать, чтобы я отказался ото всего. Он кричал: "Откажись от всего, или мы порвем тебя, порвем твою семью". Когда я спросил, кто это — "мы", он ответил: "Мы — это администрация". Потом он как будто успокоился и сказал, мол, давай обратно зайдем, а когда стали выходить из-за угла, он внезапно ударил меня и сразу же убежал. Я тогда подумал, чем это он меня: боль была острой, будто ножом ударил.

Бадеев заскочил в здание администрации а Петр, истекая кровью, оказался перед закрытой дверью. Про вызову охраны администрации приехал ОМОН, но задерживать Петра не стал. Тот срочно обратился в "скорую", в хирургию, а потом и в милицию с заявлением.

— Видимо, некоторые из администрации нашего района решили действовать так: если методами запугивания на меня повлиять не получилось, то нужно начать действовать кулаками. Сейчас мне предлагают примирение, но я не согласен, я ни в чем не виноват. А что будет, если мою жену или ребенка вот так же изобьют?

Несмотря на то что Верховный суд, и суд Селенгинского района вынесли решение удовлетворить иск Петра Отто и признать его права на включение в число граждан, подлежащих переселению, ему приходится снова и снова бороться за свои права. Решения судов администрация Селенгинского района не признает.

Совсем недавно, спустя несколько дней после происшедшего, Дмитрий Бадеев подал встречное заявление, в котором обвинил Петра Отто в том, что тот первым начал драку. Тот якобы ударил его доской в пах. Бадеев даже принес соответствующие медсправки. Откуда он взял их и почему только через десять дней, Отто догадывается. В заявлении Бадеев написал, что Петр якобы два часа после драки прождал его возле здания администрации, и даже нашлись свидетели, которые подтвердили это. Но на самом деле все это время Отто с переломом носа был в больнице, и это документально зафиксировано.

— Он мне в сынки годится, — волнуясь, рассказывает Отто. — Он же грамотный человек, а распускает руки. Сейчас я поставлен перед фактом: либо мне отказаться от этой борьбы, и мои родные люди не будут страдать, либо идти до конца. Сколько я проживу, не знаю, но я еще поборюсь за свои права.

По словам Петра, его дело как стояло, так и не сдвинулось с мертвой точки. Чиновники продолжают отписываться, что включают его семью в новые списки на квартиру, он же не может понять одного: почему ему вновь и вновь приходить ходить по инстанциям, по второму кругу собирать справки, унижаться и подвергаться насилию, а те, кто распорядился его квартирой, по-прежнему уверены в своей правоте и ничего не делают для того, чтобы выполнять решения судов.

— Почему я должен ждать? Я, конечно, терпеливый человек, но я не знаю, к чему все это приведет, — говорит Отто.

^