13.09.2006
Недавно в суде Железнодорожного района города слушалось дело уроженца Узбекистана Сохиба Ваганяна, который был приговорен судом за изнасилование ребенка к 11 годам лишения свободы. Он не признал свою вину и сослался на богатую детскую фантазию приемного сына. Психолого-психиатрическая экспертиза не выявила у ребенка явной склонности к фантазированию, а судебно-медицинская экспертиза показала повреждения, характерные для изнасилования. В этой ситуации поражает реакция матери пострадавшего мальчика, которая на судебном заседании, пытаясь выгородить сожителя, заявила, что ее сын все выдумал.

Особенно печально, что, по словам сотрудников прокуратуры, подобная "предательская" позиция стала характерной для многих матерей, дети которых попадают в такие ужасные ситуации. Сегодня женщинам гораздо важнее иметь в доме мужчину, чем защищать собственного ребенка. Поэтому они пытаются оправдать произошедшее фантазией ребенка, его быстрым развитием и современной осведомленностью во "взрослых" вопросах. У психологов на это свое мнение: даже самый осведомленный ребенок в силу своей незрелости может не знать многого, тем более тех подробностей, которые он может рассказать, только пережив акт насилия.

Сохиб прожил в семье полтора года. По словам его гражданской жены Ирины, все это время ее сожитель в полной мере исполнял обязанности настоящего отца: хвалил сына за хорошие оценки и наказывал за провинности, играл с ним, и мальчику якобы было с ним интересно. На суде мать ребенка заявила, что сына заставила врать бабушка. Она якобы не может смириться с тем, что рядом с дочерью мужчина, и хочет только одного: чтобы дочь всегда была рядом с ней, кормила и одевала ее.

Тем ни менее именно бабушка сообщила о произошедшем в прокуратуру. Как-то вечером внук, как обычно, пришел к ней делать уроки, а потом подошел к ней и тихо сказал: "Баба, я сейчас тебе расскажу, только ты не расстраивайся и никому не говори. Сохиб меня насилует". Она не спала всю ночь, но в конце концов решила, что жизнь ребенка важнее всего на свете, а человек, который совершает подобное, должен сидеть в тюрьме. Тогда же она вспомнила, что месяца два назад внук жаловался ей на боли, но тогда она так и не добилась от мальчика ничего конкретного. Если бы ребенок так и не открылся бабушке, неизвестно, сколько бы еще все это продолжалось.

Судмедэкспертиза полностью подтвердила слова мальчика. Сомнений не было: он подвергся насилию. Только мать ребенка не верила: если бы что-то случилось на самом деле, то сын обязательно рассказал бы ей об этом, утверждала она на суде. "Сын с первого класса начал дружить с девочками. Дома много медицинской литературы, из которой он мог бы почерпнуть эту информацию. Да и в последнее время он стал много врать", — заявила женщина, хотя на предварительном следствии она была уверена в правоте сына.

Судили насильника по двум эпизодам. В обоих случаях ребенок оставался с приемным отцом наедине: мать жертвы часто работала в ночную смену, чем и пользовался Сохиб. Поводом для насилия могло стать любое непослушание приемного сына. Так, однажды тот не выгулял собаку, за это отчим сначала избил, а затем, угрожая тем, что зарежет его, изнасиловал мальчика. Еще трижды ребенку удавалось отговорить отчима от насилия.

Приговор по данному делу еще не вступил в законную силу, обвиняемый вынес кассационную жалобу. Точку в этом деле поставит Верховный суд.

P.S. Имена изменены, совпадения случайны. Материал подготовлен при содействии прокуратуры Железнодорожного района.

^