20.09.2006
Пока городская администрация, ее юридический отдел и мэр города лично придумывают способы приструнить прессу, мы решили для разнообразия подкинуть им работенку в другом, более конструктивном направлении. По придумыванию красивых и логичных оправданий перед правосудием. Очень похоже, что некоторые принципиальные решения, принятые в последнее время Геннадием Айдаевым, нарушают права горожан и посему требуют пристального внимания правоохранительных органов.

Вот, например, договор о доверительном управлении всем городским коммунальным комплексом, заключенный мэром города и компанией ТГК-14. Пункт 6 "Прочие условия" предусматривает обязательство Геннадия Айдаева на передачу ни много, ни мало "всего персонала МУП "Улан-Удэнская энергетическая компания" Доверительному управляющему". Так в эпоху крепостного права, конечно, многие поступали. Такие же договора примерно и заключали: "Я, помещик Николаев, передаю помещику Федорову землицу со всеми на ней постройками и проживающими на ней людишками". Но тогда ведь не было Трудового кодекса, предусматривающее согласие на перевод от одного хозяина к другому трудящихся-крестьян. А сейчас есть.

На наш взгляд, нарушаются права работников МУП "Улан-Удэнская энергетическая компания" еще и потому, что договор о доверительном управлении муниципальным имуществом действует всего лишь год — до 1 апреля 2007 года. И кадровая служба ТГК-14 при принятии работников Улан-Удэнской энергетической компании учитывала данный факт, заключая трудовые контракты именно на этот недолгий срок. То есть следствием этого заранее обещанного Айдаевым перевода (который все-таки состоялся) является то, что через год все эти люди могут быть уволены на как бы законных основаниях, "в связи с истечением срока контракта". Мало того, переведясь в ТГК-14, несчастные люди почти сразу же были поставлены перед фактом: их зарплаты будут существенно ниже, чем во времена муниципального управления.

Правоохранительным органам следовало бы проверить обстоятельства этой "трудовой" операции. А не было ли там фактов принуждения людей сначала к переводу в совершенно другую, уже частную, организацию, а затем и к работе со значительно ухудшившимися условиями трудовых контрактов? И не превысил ли свои полномочия мэр, росчерком пера пообещавший директору ТГК-14 перевести целый трудовой коллектив к нему "на служение"?

Впрочем, не будем касаться взрывоопасной темы работников (они ведь в случае чего могут устроить акцию протеста, а то и чучело какое-нибудь попытаются сжечь). Есть и более тихие бюрократические вопросы по имуществу.

Например: а имеет ли, вообще, мэр единоличное право распоряжаться таким масштабным образом всем коммунальным хозяйством? Вот так просто взять и передать имущество на миллионы, если не на миллиарды рублей посторонней частной организации?

Для начала данный договор доверительного управления имуществом по своей сути является договором возмездного оказания услуг: мэр не справляется с коммунальным хозяйством сам, поэтому нанимает компетентного, как ему кажется, в этом вопросе специалиста — компанию, которая за свои услуги получает вознаграждение. Там и графа соответствующая предусмотрена — пункт 1.14: "Доверительный управляющий имеет право на получение вознаграждения". А раз есть такое вознаграждение, значит, на подобные соглашения должно распространяется общее требование к поставщикам товаров и услуг для муниципальных нужд — заключение договора только после конкурса и отбора среди нескольких претендентов. Если его нет, то не нарушено ли законодательство в сфере осуществления закупок для государственных и муниципальных нужд?

Кроме того, исходя из масштабности сделки, возможно, завизировать ее должен был горсовет. Ведь согласно Уставу города, с помпой принятому летом прошлого года,"владение, пользование и распоряжение муниципальным имуществом" отнесено к ведению горсовета. А глава города — мэр — такими полномочиями вроде бы не наделен. Ну нет в тексте устава нормы, прямо указывающей на то, что договор, передающий огромный имущественный комплекс в руки ТГК-14, Геннадий Айдаев мог единолично подписать от имени всего города. Так не превысил ли Геннадий Айдаев свои служебные полномочия и в этом аспекте?

Ну, и напоследок самый животрепещущий вопрос. А именно тарифы. Все помнят, как ошарашило людей единовременное поднятие тарифов на услуги ЖКХ на 20—40% пару лет назад. Помня ту громкую ошибку, администрация города не поднимала вопрос об увеличении тарифов все последнее время. Однако инфляция все равно заставит принять непопулярное решение. И соответствующая работа, как нам сообщают компетентные источники, уже ведется. Но с нарушением, на наш взгляд, федерального закона "Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса" (ФЗ 210 от 30 декабря 2004 года). В частности п.7 ст.3, гласит, что общим принципом регулирования тарифов и надбавок является "обеспечение доступности для потребителей и иных лиц информации о формировании тарифов". И хотя в кулуарах мэрии чиновники и энергетики уже вовсю формируют эти новые тарифы, доступной информации для потребителей по этому поводу нет. Как и несколько лет назад, нас, судя по всему, опять поставят перед фактом. Кто может заставить чиновников и примкнувших к ним энергетиков пролить свет на то, как решается этот существенный для населения вопрос?

При написании данной статьи мы сознательно не делали никаких утверждений, а лишь задавали вопросы, на которые у нас нет однозначных ответов. В таких тонкостях работы мэрии нам, журналистам, самим не разобраться. Именно поэтому мы надеемся, что соответствующие органы (прокуратура, инспекция по охране труда и другие) проведут по поднятым вопросам проверки и установят: заблуждаемся мы в своих подозрениях или стопроцентно правы.

Кстати, это далеко не все вопросы, которые нам хочется задать. Но чтобы не утомлять читателя, мэрию и правоохранительные органы, мы будем публиковать их небольшими порциями. Из номера в номер.

^