20.09.2006
Бурятия семимильными шагами приближается к тому времени, когда все более или менее подходящие для отдыха места на байкальском побережье станут одной большой помойкой. К сожалению, как показывают последние 10—20 лет, массовый отдых "по-нашему" сумел за такой весьма небольшой срок серьезно подорвать состояние рекреационных зон республики. Среди мест больше всего пострадавших от прихода "цивилизации" особо выделяется берег Байкала в районе Байкальского прибоя и Култушной. Если с освоением "грефовских" денег и развитием инфрастуктуры весь Байкал ждет ТАКОЕ будущее (что, учитывая наши методы и привычки хозяйствования, вполне вероятно), то лучше бы этих денег не было.

Култушное горе

От Улан-Удэ до Култушной два — два с половиной часа езды. Добраться сюда очень легко. Здесь проходит асфальтированная трасса Иркутск — Улан-Удэ. Для тех, у кого нет машины, к услугам микроавтобусы или электричка "Улан-Удэ — Мысовая".

Остановки электрички "Байкальский прибой", "Абрамиха" и "Култушная" со временем, судя по всему, превратятся в этакий "турбазовый пояс": сплошное нагромождение учреждений отдыха. Выйдя с территории одной турбазы, мы тут же будем попадать на территорию другой. На Култушной подобное локальное нагромождение уже налицо. Когда подобная картина будет наблюдаться по всему берегу, Байкалу можно будет сказать "прощай".

Дело даже не в том, что здесь будет много турбаз и много отдыхающего народа. Проблема в другом: десятилетия проходят одно за другим, но никто в республике так и не удосужился взять ситуацию на берегу жемчужины России и мира под контроль. Все это время на Байкале становится только хуже и хуже. Выезд на природу "по-нашему" — это зачастую такое мероприятие, на котором много водки и мало закуски и после которого остается, как говорится, тушить свет.

Разнузданные толпы отдыхающих и веселящихся граждан превратились в проклятие этого небольшого байкальского залива. Цивилизованные люди не в силах оказать какое-то влияние на положение вещей. Предположим, сделает какойнибудь отдыхающий замечание своим подвыпившим соседям по пляжу, попросив не бросать здесь бутылки. Вы представляете, чем это закончится? Продолжить разговор о чистоте пляжа будет по силам, наверное, только Майку Тайсону. Поэтому кричать, мол, берегите природу, мать вашу, тут почти никто не рискует.

Обочины автодороги от ст. Култушная до, собственно, турбаз усыпаны бутылками, пустыми пачками от сигарет, пластиковыми пакетами, пивными банками, рваной бумагой, тарой из-под всевозможной снеди и окурками. К этому все привыкли.

Байкал отгораживают решетками

Нынешняя Култушная является печальным примером развития туризма и грозным предупреждением для всей республики. Неплохое место отдыха, куда было приятно ездить, стремительно превращается в непонятно что.

Сейчас байкальскую свободу загораживают заборами турбаз. От них до Байкала — крохотное расстояние, шагов двадцать, а то и меньше. Можно сказать, заборы подпирают озеро. Эти двадцать шагов у воды — все, что оставили деятели туристического бизнеса обществу. Причем большую часть этой тонкой "полосы свободы" занимает дорога. Все пространство от дороги до воды — в горах мусора. Все. Вот приедете на денек на Култушку, выйдите на берег и ходить будете именно по этой полосе суши, перепрыгивая через кучи отходов.

Однако и эта весьма смахивающая на апокалипсис картина — не самая страшная. Хозяева турбаз, отхватив и тщательно отгородив кусок земли на байкальском берегу, на этом не останавливаются. Начинают отгораживать кусок Байкала, саму байкальскую воду.

Это делается самым простым способом — от здания начинают строить решетку. Перерезав и без того неширокую полосу пляжа, решетка... уходит в Байкал. Теперь, чтобы пройти по линии прибоя дальше, наткнувшийся на решетку человек должен вернуться в турбазный поселок, пройти дальше, где-нибудь попробовать найти выход к Байкалу и продолжить прогулку.

Просто поразительно, до чего можно додуматься!

Озеро заковывают в бетон

В настоящее время вдоль берега Байкала рабочие возводят какую-то стенку. Очевидно, это что-то наподобие набережной. Зачем она нужна, непонятно. Заказчики этого строительства, ведущегося на берегу Байкала, вероятно, полагают, что надо обязательно построить что-нибудь поближе к воде и тем самым придать побережью Байкала цивилизованный вид.

Хотя Байкал должен быть не водоемом, застроенным всяческими железобетонными, каменными и прочими строениями, а великим озером, сохранившим свой свободный, первозданный вид. Дабы человек, приехавший летом из жаркого города на Култушную, прошелся не по закованному в бетон берегу, а по чистой земле, песку, камешкам, коим миллионы лет. Чтобы остановился и почувствовал, что все — суета сует, а истина прячется гдето рядом, в набегающих волнах и криках чаек.

Привет с большого бодуна

Безвластие проявляется в сущих мелочах. На боковой стороне одного из пирсов, уходящих в Байкал, красуется жирная черная надпись. Кто-то (судя по всему, две супружеские пары) намалевал: "Всем с приветом! Грыдины, Яньковы, 2002.26.07, г. Закаменск". Живописцы, наверное, были настолько пьяны, что даже перепутали местами месяц и число того дня, когда испортили пирс.

Рядом рабочие некоего цеха от большой любви к последнему написали слово "цех" и его номер. Есть и другая надпись, датированная аж 2000-м годом. Никто за прошедшее время не закрасил это безобразие. Владельцы всех этих красивых турбаз не смогли скинуться по нескольку рублей, чтобы купить банку краски и кисточку. Строящуюся набережную ждет такая же судьба.

Турбазы, делающие деньги на приеме отдыхающих, мало заботятся о том, что творится вокруг них. Судя по всему, это им безразлично, т.к. не влияет на количество денег, поступающих в кассу. К примеру, перед забором, за которым уютно расположилась турбаза "5 авеню", пожалуй, больше всего мусора на берегу. Раз в день работники турбазы могли бы выйти и навести порядок, но увы. Берег же не их, о разбросанных там консервных банках можно не думать.

В одном-двух метрах от берега в воде лежат ржавые железяки. Никто не удосужился подцепить их, вытащить машиной на берег, чтобы гниющее железо не портило воду. А ведь в прошлые века люди считали грехом выбросить в озеро мусор или плюнуть в воду.

Пока цивилизация в виде федеральной трассы и железной дороги пришла на Култушную. Скоро она придет в другие пока еще красивейшие байкальские места. Неужели тотальное строительство заборов вдоль берега, тонны отходов и байкальская вода, растащенная с помощью решеток на куски, и есть будущее священного озера?

Что делать?

Власти Бурятии, упорно подталкивая республику к активному развитию туризма, к сожалению, предпочитают не замечать острейший вопрос состояния зон отдыха. Коллектив министерства экономического развития Бурятии во главе с Татьяной Думновой, улан-удэнский Молодежный театр Анатолия Баскакова, экологи и другие время от времени выезжают очищать Байкал от мусора. Однако это не спасение: если министры и директора театров начинают лично бороться с пивными бутылками и банками из-под тушенки, значит, система не работает. И это очень тревожный факт.

Мы видим, что республика даже в привычных, всем известных местах не смогла добиться баланса между туристической деятельностью и Байкалом. И что самое страшное — даже не слышно, чтобы в Бурятии разрабатывался какой-либо внятный подход к данной проблеме.

Никто не поднимает вопрос, что владельцы турбаз должны взять под свою ответственность территорию вокруг своих строений, что чиновники из районных и поселковых администраций должны нести персональную ответственность за положением на берегах уникального озера, что в местах массового отдыха необходимо обустроить нормальные опорные пункты милиции, а также органов, полномочных следить за санитарным состоянием зон отдыха, обеспечивать спасение на водах, первую медпомощь, связь и т.д. Соответственно, ничего этого не делается. Да и вообще, знает ли хоть один чиновник в правительстве Бурятии, кто должен следить за чистотой на побережье и на каком расстоянии от берега должны проходить дороги и заборы?

С развитием инфраструктуры — дорог, мостов — и появлением новых гостиниц и домов отдыха в других местах Бурятии аналогичные проблемы обострятся повсеместно. Точно так же, как не смогли решить проблемы в старых туристических местах (таких как Култушная и Тунка), не решат их и в новых. Точно так же будут загажены брошенные под махину туризма Энхалук, Максимиха, Котокель, а когда на средства федерального бюджета построят автотрассу на Курумкан, подобная судьба ждет и эти северные места. Прикончив огромное побережье Байкала, драму малых озер наподобие Щучки республика даже не заметит. Это о Байкале еще можно поднять шум. Даже на мировом уровне. Как-никак, он находится в списке участков мирового природного наследия ООН. Пока не поздно.

Если турсфера Бурятии продолжит идти по тому пути, что в последнее время, то мы потеряем Байкал.

^