04.10.2006
В Иркутске прошло выездное заседание по водоохранной зоне Байкала. В этом году исполняется десять лет со дня включения Байкала в список участков мирового природного наследия ЮНЕСКО. Высокое звание Байкала наложило на Россию большие обязательства по его сохранению. Особенную угрозу представляет промышленное загрязнение уникального озера. Однако до сих пор у нас не определена граница водоохранной зоны озера, в пределах которой будут действовать строгие ограничения по развитию промышленности.

"В документации на участок всемирного наследия есть понятие центральной экологической зоны, — говорит Владимир Белоголовов, менеджер Бурятского регионального объединения по Байкалу. — В российском законодательстве такого стандартного понятия нет, есть "водоохранная зона". Много лет обсуждается, что водоохранная зона и центральная экологическая зона по обязательствам перед ЮНЕСКО должны совпадать.

Для местного населения абсолютно все равно, какой ширины будет охранная зона. А вот внешним инвесторам, которые хотели бы организовать производство, в т.ч. линейные объекты (типа трубы), это очень важно. Если водоохранная зона будет зауженной, то сразу за ее пределами, в зоне влияния на Байкал, можно будет размещать опасные производства, разрабатывать месторождения и т.д. А когда начнется их воздействие на Байкал, то виноватых вроде как не окажется".

В настоящее время есть проект зауженной водоохранной зоны, которая меньше, чем центральная экологическая зона. Хотя по российским обязательствам перед ЮНЕСКО ее граница должна проходить по первым водоразделам. Это 20—30 километров от берега Байкала. Федеральный закон "Об озере Байкал" говорит, что эта зона должна утверждаться отдельным постановлением. Работа в этом направлении идет вяло и документ никак не может появиться.

Для водоохранных зон есть общие правила. Для более-менее обширных водоемов закон в настоящее время устанавливает ее в размере 500 метров. Но для Байкала необходимо установить свою уникальную зону.

"Если для Байкала тоже установить 500 метров, то вся мировая общественность скажет нам: "Какой же Байкал уникальный, ведь вы сами считаете, что Байкал не ценнее других водоемов. Снимем с Байкала его статус", — считает Владимир Белоголовов.

Был разработан и промежуточный вариант — от одного до четырех километров, но на него поступили отрицательные … *+ng%-(o. Впрочем, когда хотели провести нефтепровод по берегу Байкала, даже этот вариант запрещал сделать подобное. Предполагалось провести трубу вообще в 800 метрах от Байкала. В итоге президент Путин отодвинул трубу. Но встал вопрос: сколько можно тянуть с этой проблемой? Сейчас, кажется, все согласования получены".

Пока водоохранная зона на Байкале не установлена. По мнению нашего собеседника, принятие промежуточного варианта водоохранной зоны маловероятно. Надо иметь в виду, что затрагиваются слишком серьезные бизнес-интересы. Потому и завис вопрос. Если принять вариант ЮНЕСКО, то под запрет попадет разработка крупного Холодненского месторождения на севере Байкала. Если же водоохранную зону сузят, то месторождение уже можно будет разрабатывать, что выгодно горнорудным компаниям. Экологи надеются, что граница водоохранной зоны будет составлять необходимые 20—30 км.

"Постановление, которое утвердит зону, ждут в ближайшее время. Потом начнут конкретно прописывать кому сколько и на что выделять деньги, из каких источников финансирования и т.д. Когда принимался рамочный "байкальский" закон, было прописано, что для его реализации требуется около сотни подзаконных актов. Их них готово только двадцать. Кстати, должна быть восстановлена Байкальская комиссия, работавшая до 2000 года, — отмечает Владимир Белоголовов. — Размеры водоохранной зоны — не формальный вопрос. Мы заинтересованы, чтобы Россия не теряла лица перед мировым сообществом. Если кто-то считает, что от этого пострадают местные жители, то они должны предоставить аргументы. А вот крупный бизнес не сможет усиленно выкачивать ресурсы с риском для Байкала".

После установления водоохранной зоны целый ряд экономической деятельности в пределах зоны будет окончательно запрещен. Чтобы федеральный бюджет мог помочь регионам решить проблему вредных заводов, производств в водоохранной зоне, заменить их разрешенными видами деятельности, надо представить расчеты и обоснования. Если такую работу вести в водоохранной зоне, совпадающей с центральной экологической зоной, определенной для ЮНЕСКО, это серьезные затраты. Надо просмотреть интересы каждого населенного пункта.

Местное население начнет жить по-другому. Закон гласит, что в водоохранной зоне допускается только то производство, которое необходимо для местных жителей. Если в водоохранную зону попадет какой-нибудь цементный завод, его судьба будет печальна. Власти уверяют, что населению дадут возможность заняться деятельностью, безопасной для Байкала, но о какихлибо ежемесячных компенсациях речи не идет.

Законодательство постоянно меняется. Если водоохранная зона не будет утверждена до 1 января 2007 года, то автоматические ее размеры для Байкала будут приравнены к двумстам метрам. Как у всех других аналогичных водоемов. Вполне вероятно этого многие представители бизнеса и добиваются. Если подобное произойдет, природоохранные организации будут поднимать вопрос о несоответствии двухсотметровой зоны международным обязательствам страны. Из-за этого Байкал имеет реальные шансы перейти в категорию объектов мирового наследия, находящихся в опасном положении. Для России это не самый выгодный вариант, т.к. тем самым она противопоставит себя мировому сообществу и станет экологическим изгоем.

^