11.10.2006
Утвержденный практически всеми инстанциями прокурор Бурятии Петр Ермаков еще на прошлой неделе написал заявление об увольнении по собственному желанию. 7 октября он был уволен в связи с выходом на пенсию. Эта новость вызвала шок у всех без исключения от Бурятии до Москвы и породила множество самых противоречивых слухов. Между тем, причина оказалась банальной.

Об увольнении Петра Ермакова заявил в республиканских СМИ и.о. прокурора РБ Матвей Гершевич, воздержавшись от дальнейших комментариев.Хотя Петр Ермаков был утвержден в должности сессией Народного Хурала 14 сентября, уже 19 сентября Матвей Гершевич стал исполнять обязанности прокурора Бурятии. Петр Ермаков по неизвестным причинам к своим обязанностям не приступал. Фактически Матвей Гершевич руководит республиканской прокуратурой с начала июля 2006 года, когда прокурор Бурятии Иван Семчишин был переведен на должность заместителя генерального прокурора РФ по СФО.

На прошлой неделе в СМИ появилась и вовсе странная информация. Так, ИА "Байкал Медиа Консалтинг" сообщало, что прокурор Республики Бурятия Петр Ермаков попал в больницу с несколькими ножевыми ранениями, полученными на бытовой почве. Этот факт, кстати, так никто и не опроверг.

Поначалу в столь шокирующую информацию о поножовщине на бытовой почве никто не поверил. Слишком многим было выгодно это ЧП и, как следствие, отставка бескомпромиссного, как утверждают его иркутские коллеги, прокурора в лице Петра Ермакова.

Однако эти соображения так и остались не подкрепленными фактами. Как удалось выяснить "Номер один" у источников, заслуживающих доверия, Петр Ермаков написал заявление именно по бытовым причинам. Происки вероятных "врагов" здесь совершенно ни при чем. Бывает в жизни и такое.

Эра Гершевича в прокуратуре может продлиться, таким образом, сколь угодно долго, вплоть до выборов будущего года. Это вполне устраивает, прежде всего, правящие круги Бурятии. Вытаскивать "скелет из сейфа" в виде тех или иных компроментирующих фактов накануне назначений президента и выборов градоначальника было бы очень некстати. А новый прокурор мог бы, в принципе, предпринять опасные для властьимущих шаги.

Как пояснил нашему корреспонденту экс-прокурор России, уроженец Бурятии Юрий Скуратов, срок, в течение которого прокуратура субъекта Федерации может оставаться без постоянного руководителя, не регламентирован какими-то формальными нормами. В Бурятии был факт, когда Петр Макеевский, чью кандидатуру не поддержал Народный Хурал, был исполняющим обязанности прокурора около года.

Тем не менее, по словам Юрия Скуратова, ситуацию, когда место прокурора долго остается вакантным, нельзя назвать здоровой. Одно дело — исполняющий обязанности. Постоянный руководитель — совсем другое. Прокуратуру будет лихорадить, все будут заниматься обсуждением того, кто придет, какую линию он будет проводить и т.д. Ясно, что это не способствует эффективной, профессиональной работе.

По поводу новой кандидатуры прокурора Юрий Скуратов высказал следующие предположения: "В Бурятии есть свои достойные кадры. Но, к сожалению, в последнее время налицо перекосы в кадровой политике. Сейчас Иркутская область становится базовым регионом. Поэтому велика вероятность того, что Юрий Чайка снова остановится на ком-то из Иркутской области".

Нынешняя прокуратура республики известна достаточно лояльным отношением к бурятским властям, особенно муниципальным. Сможет ли новый прокурор проводить усиленную линию по борьбе с коррупцией? На этом вопрос Юрий Ильич ответил таким образом:

"На это влияют два фактора. Прежде всего — общий климат в стране, в т.ч. в прокуратуре. Я не думаю, что здесь начнутся производиться какие-то кардинальные меры, если они не будут одобрены Москвой. Юрий Чайка предпочитает обходить острые углы, нежели рваться в атаку (именно Скуратов в свое время пригласил нынешнего Генпрокурора России из Иркутска в Москву, а потому знает его довольно хорошо). В последнее время система функционировала, можно сказать, под контролем исполнительной власти. Хотя ситуация в регионах отличается и во многом будет зависеть от того, что за человек придет. Все решает, в конце концов, конкретная личность.

^