11.10.2006

"Сила она в правде..."

Никита Багров, кинофильм "Брат-2".

Президент РФ Путин В.В. Выступление перед прокурорами (июль 2006).

Мы потеряли жизненные ориентиры вместе с религией марксизма-ленинизма и за все эти годы успели изрядно подзабыть, как должны жить люди. Сложившиеся у нас отношения глобальной продажности власти, наездов, стрелок, разборок трудно назвать человеческими. Нас практически некому учить. Те, кто помнил, что такое честь, порядочность, достоинство погибли или расстреляны в годы большевистского режима. Так что ничего не остается как попробовать разобраться во всем самим, взглянуть на жизнь с позиций здравого смысла, может быть, мы сможем найти то, что потеряно за годы лицемерия.

Суд праведный

Всего несколько лет назад у нас началась очень прогрессивная судебная реформа. Мы справедливо считали, что суд должен стать независимым, объективным, компетентным. Это все так, но некоторые моменты получились, как всегда, с российским акцентом. Пожалуй, уже видны некоторые промежуточные итоги.

Судебная реформа сделала судей более независимыми? Да. Судебная реформа подняла судьям заработную плату? Да. Судьи отвечают за результаты своей работы? Нет.

Пример из жизни. Держу в руках три судебных решения Арбитражного суда. Судья первой инстанции в Бурятии посчитал, что я прав, и вынес решение в мою пользу. Трое судей апелляционной инстанции в Бурятии посчитали, что я не прав, и отменили решение первого судьи. Судья кассационной инстанции в Иркутске решил, что я все-таки прав, и отменил решение апелляционной инстанции в Бурятии.

Вроде бы все нормально, все в соответствии с процессуальными процедурами, моя правда восторжествовала, но остается осадок неудовлетворенности. Не должна справедливость торжествовать только после трех инстанций, с третьей попытки.

С инстанциями все правильно: человек должен иметь право обжаловать любое судебное решение. Но изменение судебного решения в ходе повторных рассмотрений должно быть происшествием. Неверное судебное решение — это чья-то искалеченная судьба, это чье-то преступление. А именно ответственность судьи, который не использовал свои знания и безграничные полномочия для вынесения справедливого решения (судья имеет право отправлять запросы в любые инстанции, даже в Конституционный суд, и все это, в отличии от простых граждан, бесплатно.

Почему выносится так много неверных судебных решений? Ответ прост. За это никто не несет существенной ответственности. В ходе судебной реформы судья стал настолько самостоятелен, что его карьера уже почти не зависит от качества его судебных решений. Всякие мелкие порицания по службе ничего не значат в сравнении с огромными возможностями судей.

Как сделать так чтобы решения выносились правильно? Просто увольнять судей. Если судья вынес неправильное решение, которое отменено в вышестоящей инстанции, значит, он уже не будет судьей никогда.

Этот рецепт давно проверен жизнью. Например, у пилотов есть удостоверение с двумя талонами предупреждений. После второго предупреждения он уже не пилот. Никогда. Вы бы хотели лететь в самолете, в котором пилот правильно попадает на посадочную полосу с третьего раза или пытается перепрыгнуть грозовой фронт, забыв, что написано в инструкциях? Можем ли мы верить судьям, которые ошибаются и неоднократно? А от их решений порой зависит судьба сотен людей.

Вернемся к моему частному примеру. Над моим делом корпели пять судей вместо одного. Каждый из них потратил много времени и сил.

Почему мой оппонент подал апелляционную жалобу? Он не был уверен в справедливости и окончательности судебного решения первой инстанции.

Почему я подал кассационную жалобу? Я не был уверен в справедливости и окончательности судебного решения апелляционной инстанции из трех судей.

Получается, что если мы все будем уверены в справедливости и окончательности решения первого судьи, то работа у судей сократиться в пять раз. А для этого всего-то и надобно, чтобы судья отвечал за свое решение головой (то есть мы не сталинисты, конечно, думаю, достаточно просто увольнения).

Предполагаю возражения судейского сообщества.

1. Не хватает кадров. Неправда, порой очень трудно пробиться на должность судьи без соответствующей поддержки. И судей понадобится гораздо меньше, если огромная масса судебных решений не пойдет в следующие инстанции, а будет верными изначально. Если увольнять судью за каждое некомпетентное решение, то в судах появится больше умных молодых судей.

2. У нас противоречивое законодательство. Да, это так. Но кто же должен его исправлять, как не судебная система, которая занимается применением этого законодательства? Средства борьбы за правильное решение и квалификация у судьи несоизмеримо выше, чем у простого гражданина. Кто мешает судье воспользоваться своими правами на получение толкований закона, отмены противоречивых положений? Или наша судебная система полагает, что этим будет заниматься простой гражданин, который искренне уверен, что "закон, что дышло: куда повернул — туда и вышло".

Суд должен быть праведным, то есть справедливым. Я хочу знать лишь то, что судью зовут "Ваша честь", он независим, неподкупен, очень умен и самый компетентный в моей проблеме. Государство обязано обеспечивать судебную защиту своих граждан.

Я считаю, что неправильно вынесенное судебное решение — это преступление. Мы сажаем за решетку людей, неправильно повернувших руль и изменивших судьбу нескольких десятков человек, но мы ничего не предъявляем тем, кто своими решениями могут изменить судьбы тысяч людей, что регулярно наблюдается при рейдерских захватах.

Но не будем гадать на кофейной гуще, все-таки мы не специалисты в праве, мы просто пытаемся понять, что такое "хорошо". У нас в стране есть целая армия прокуроров, обязанных следить за законностью. Пусть они нам ответят: неверно вынесенное судебное решение — это все-таки преступление или нет.

В Москве мучаются, не могут победить коррупцию, не получается. На самом деле все просто. Возьмет ли судья взятку, если будет знать, что апелляционная инстанция может поставить жирную точку на его судейской карьере? Помоему, нет. Точнее возьмет, но только миллион баксов и выше. А такие суммы не у всех есть. Вот и придется жить по-честному, по-справедливому. Это и будет называться правовым государством.

^