25.10.2006
Первый митинг жители печально известного дома 37 на улице Ермаковской провели 25 августа, однако, не получив ожидаемого результата, 19 октября решили перекрыть, как и многие протестанты до них, федеральную трассу в районе поселка Солдатский. Изначально акция для ее успеха держалась в секрете, однако утром означенного дня выяснилось: план раскрыт.

Уже в 11 утра (сбор был намечен на полдвенадцатого) у въезда во двор отмечалось скопление нескольких милицейских машин. Ветераны, тем не менее, были полны решимости все же достигнуть цели. В 11:30 они, как и было запланировано, собрались и организованной группой, неся свернутые транспаранты, вышли на улицу Толстого. К наиболее активным тут же устремились сотрудники милиции и несколько человек в штатском с попыткой уговорами убедить отказаться от акции протеста. На предложение протестовать по закону, с одобренной заявкой, пенсионеры лишь с горечью отмахивались и продолжали свое неспешное движение по улице.

Стоило появиться в группе ветеранов Евгению Боржонову, представителю хамбо-ламы Аюшева, как его незамедлительно признали организатором всех событий и изъяли удостоверение. Протестующие возмутились и потребовали вернуть документ. Началось волнение, и даже произошла короткая стычка, пока Евгения Боржонова усаживали в милицейский "уазик": пенсионеры рвались отбивать его, сотрудники милиции ветеранов корректно оттесняли, с голов милиционеров полетели сорванные фуражки.

В итоге, посовещавшись, жильцы дома 37 решили перекрыть хотя бы дорогу городского значения. Развернув плакаты и транспаранты, они проследовали по улице Толстого, к центральному входу в горсад. Скромная колонна численностью около тридцати человек была остановлена недалеко от хлебозавода, и началось то, что можно было бы назвать переговорами, хоть и с натяжкой.

Около часа автомобильное движение с улицы Борсоева до центрального рынка было перекрыто. Ветераны в отчаянии пытались поделиться своим бесприютным горем с милиционерами, рассказать хотя бы им о будущем, которое ждет их детей после их смерти. Около часа ветеранов буквально просили освободить дорогу, вернуться домой и организовать акцию протеста в соответствии с законом. Дошедшие до отчаяния, некоторые бабушки даже расплакались на пронизывающем ветру, говоря, что им остался последний шаг — голодовка.

К месту событий прибыл, в том числе, и прокурор Советского района, также предложивший разрешить конфликт в суде. Однако ветераны не надеются на то, что их детям и внукам дадут возможность прописаться в этом доме. Так, ни к чему и не придя, спустя час с небольшим ветераны разошлись по домам.

^