25.10.2006
Правила заселения дома на Ермаковского и его юридический статус таковы, что скандала не могло не быть.

96-квартирный дом по Ермаковской, 37 был сдан в эксплуатацию в 1997 году, получил статус специализированного и предназначался для заселения участниками и инвалидами ВОВ и их вдов. С деньгами тогда было туго. Шансы отстроить что-то подобное для ветеранов в обозримом будущем считались минимальными. Поэтому придумали правила заселения — прописывается в квартиру только ветеран. После его смерти жилые метры освобождаются для следующего участника ВОВ, стоящего в очереди.

Родственникам заселившихся прописываться на Ермаковской, 37 запретили категорически постановлением администрации Улан-Удэ 311, которым дом и признавался специализированным. Жены и дети ветеранов пытались объяснить чиновникам необходимость прописки: большинство участников ВОВ в доме инвалиды, за ними нужен постоянный присмотр. Пытались даже судиться, но ни к чему это не привело.

Юридическое спокойствие дома сохранялось до появления на свет знаменитого 122-го федерального закона, по которому, в частности, ветеранский дом, должен передаваться в ведение минсоцтруда Бурятии. На этом основании мэрия 31 декабря 2004 года своим решением признала утратившим силу постановление 311. То есть с 1 января 2005 года решение о признании дома специализированным отменено. Это очень важно.

Правительство республики берет дом под свой контроль и уже своим постановлением 189 определяет правила заселения, которые, впрочем, не отличаются от городских.

При этом статус специализированного у дома отобран, и ни мэрия, ни правительство после изменившегося законодательства его не вернули. Юристы, защищающие сейчас интересы ветеранов и их родственников, считают и постановления правительства и последующие документы, касающиеся заселения в квартиры по Ермаковского, 37, не имеющими силы. Нет, по их мнению, с юридической точки зрения, специализированного дома, зато есть обыкновенный жилой. На этом основании в нем можно прописывать кого угодно.

Но и это еще не все. Оказывается, согласно документам дом по Ермаковской, 37 не зарегистрирован ни в БТИ, где до октября 1998 года регистрировались права собственности, ни в учреждении юстиции. Юридически право собственности на дом не закреплено ни за мэрией, ни за правительством. И длится это уже восемь лет. Юристы в комментариях по этому поводу ограничивались одним словом — бардак.

На этом фоне "Улан-Удэнский центр социального обслуживания", которому комитет по имуществу Улан-Удэ передал права пользования домом, выселяет родственников ветеранов на основании судебных решений. Причем суд принимает решения, несмотря на сюрреализм вышеуказанного.

В свою очередь, адвокаты ветеранов не могут подать иски в суд с требованием прописать в дом родственников, так как не знают, кто истец: нигде не зарегистрировано, кто является собственником. А прописывать они собираются на основании статей Жилищного кодекса 69 и 100. В 69 статье указано, что "члены семьи нанимателя жилого помещения (в нашем случае — ветерана. — прим. ред.) по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности". К родственникам в этой статье кодекс относит супруга, а также детей и родителей.

Такая вот кутерьма вокруг "ветеранского" дома. Чиновники на протяжении долгих лет то ли по юридической безграмотности, то ли по халатности довели дело до правового абсурда. Оставшиеся в живых ветераны (дай им Бог здоровья) и их родственники исступленно требуют прописки и фактической легализации на жилищной площади последних. Юристы, которые им помогают, обвиняют чиновников во всем подряд, нагнетая обстановку. Выход на улицу протестующих пока был лишь "выпуском пара". Но прогнозировать развитие ситуации практически невозможно.

^