25.10.2006
Юру Полежаева призвали на Тихоокеанский флот в мае 2003 года из Улан-Удэ. На тот день, 22 декабря 2004 года, когда парень не появился на вечерней поверке, ему оставалось всего пять месяцев до дембеля. Обычно в поисках беглецов окрестности прочесывают частым гребнем. Ищут заблудших солдат и матросов в отчем доме. Куда же пацану бежать, как не к маме с папой, если служба стала невыносимой. А тут тишина.

Родители узнали о пропаже сына накануне Нового года. Они позвонили в часть, чтобы поздравить Юру с наступающим праздником. Дежурный ответил по телефону:

— Полежаев отсутствует в расположении части.

Материнское сердце дрогнуло. Не случилось ли чего? Незадолго до этого Юра писал, что лечится в госпитале. Вдруг опять какая-то хворь привязалась. Позвонили через неделю снова. Тот же ответ про отсутствие в расположении. Тут уже у отца, Владимира Михайловича, зашевелилось подозрение: "Не подался ли парень в бега?" Когда спустя еще неделю снова не удалось связаться с Юрием по телефону, Владимир Полежаев пошел со своей тревогой к своему руководителю — директору завода "Стальмост". Начальство отнеслось с пониманием. Выделили материальную помощь. И в конце января 2005 года Владимир и Надежда Полежаевы впервые приехали во Владивосток.

В части на острове Русский родителям не смогли вразумительно объяснить, почему им не сообщили о таинственном исчезновении матроса. Куда он мог незамеченным скрыться с острова? Правда, препятствий в собственном розыске командиры родителям не чинили. Поселили их в гостинице. Не мешали общаться с сослуживцами Юры. Уверяли, что в части нет неуставных отношений. Дескать, сами не понимаем, с чего это он надумал дезертировать. Отец с матерью выяснили у матросов, что в тот день Юрий Полежаев работал в котельной. Его напарник на некоторое время отлучился в столовую. А когда вернулся на рабочее место, в котельной уже никого не было. С тех пор Юру больше никто не видел.

Надежда Григорьевна уже выплакала все материнские слезы. Но от ее неестественно спокойного голоса делается не по себе:

— Мы полторы недели искали Юрочку на острове. Oерезнакомились со всеми местными бомжами и наркоманами. Никто его не видел. Обратились за помощью и в Приморский комитет солдатских матерей. Женщины устроили так, что фотографию Юры показали по местному телевидению. Это тоже не помогло. Как в воду канул парень.

Родителям пришлось ни с чем вернуться домой в Бурятию. А через полгода, как потеряли сына, получили страшное известие. И узнали о его гибели тоже как-то не по-людски. Во Владивостоке у семьи Полежаевых есть хорошие знакомые. И совершенно случайно в их компании зашел разговор об армейской службе. Когда к слову рассказали про пропавшего на Русском Юру, один из собеседников, мичман, который служит на острове, вдруг изменился в лице:

— Я уточню. У нас водолазы кого-то весной поднимали.

И вот что выяснилось. В апреле аквалангисты промышляли гребешка в акватории. И наткнулись на скелет в полуистлевшем бушлате. Останки были связаны. Тело было брошено в море с грузом, потому и не всплыло. Браконьеры сообщили о страшной находке и быстренько скрылись, поскольку сами не в ладах с законом. В кармане бушлата уцелели военный билет на имя Юрия Владимировича Полежаева и фотография его родителей.

Знакомые позвонили в Улан-Удэ. И снова Надежда Григорьевна и Владимир Михайлович отправились во Владивосток. Это было в июле. За время, которое прошло с момента подъема останков, убитого успели похоронить как неопознанного на Морском кладбище...

Следователи прокуратуры установили, что конфликт в воинской части все-таки был. Сослуживцы вымогали у Юры деньги. Он категорически отказал. Тогда в его адрес посыпались угрозы. Матрос поступил как положено: доложил отцам-командирам. Вот товарищи по службе и решили его наказать. Избили до полусмерти. Связали. И концы в воду.

Родители, приехав во Владивосток, подняли шум. Останки эксгумировали. Их отправили на экспертизу, чтобы стопроцентно убедиться, что погибший и есть Юрий Полежаев. Процедура эта долгая. Надежде Григорьевне и Владимиру Михайловичу пришлось снова вернуться в Улан-Удэ. Их очень волнует, не спустят ли в их отсутствие дело на тормозах.

Звонок военному прокурору

Первый заместитель прокуратуры Тихоокеанского флота Роман Колбанов:

— Расследование ведет территориальная прокуратура. Сейчас проводится экспертиза ДНК. Она продлится еще два-три месяца. Это очень сложная проверка. Насколько известно, уже установлены конкретные подозреваемые. Их обязательно найдут, несмотря на то, что они уже давно демобилизовались и разъехались по домам.

^