01.11.2006
Оказавшись внезапно в непривычных условиях жизни, без поддержки и помощи, многие из нас попросту опускают руки, сдаются. И редкие единицы используют крутые повороты судьбы во благо, открывая в себе то, о чем раньше даже и не подозревали. Татьяна Комович всегда любила делать жизнь вокруг красивее: работала и художником-оформителем, и руководителем детских студий, и учителем труда. А девять лет назад в корне изменила свою жизнь, начав рисовать с помощью... камней.

Вместо красок — мрамор и песок

— Нужно было просто зарабатывать на жизнь, — рассказывает Татьяна Викторовна. — Все тогда занимались торговлей. Я попробовала, поняла — не мое. Стала думать, что я могу делать сама. Прикинула, посмотрела: много мастеров, и мне их не переплюнуть. Значит, нужно что-то совершенно новое. Тут вспомнились давно виденные картины из уральских самоцветов.

Так началось освоение техники каменной крошки. Сначала с простых материалов — песка, угля, мрамора, растолченных и просеянных. Потом завелось знакомство с геологами, они стали привозить из своих экспедиций минералы. Татьяна Комович не скрывает: навыки нарабатывались с большим трудом, путем проб и ошибок. Одного клея пришлось перепробовать около сотни сортов, чтобы найти нужный, самый подходящий. Технологию мастер разработала сама и секретов посторонним, конечно, не открывает, хотя некоторыми деталями поделилась.

Каменная палитра

Прежде всего, нужно собрать свою "палитру". Камни сортируются по цвету и измельчаются — от крошки до мелкой пыли. Камень — не краска, его не возьмешь кисточкой погуще или, наоборот, не разведешь водой. Разный размер частичек же позволяет расставлять акценты. Каждого цвета набирается баночек по семь. Путем смешивания можно получить разные оттенки. Но это только подготовительная работа.

Каждая картина рождается очень медленно. Сначала нужно создать фон, уложив самую мелкую каменную крошку на клей. Затем "прорисовываются" оттенки, полутона. Постепенно в работу включаются все более крупные частички — сначала похожие размером на муку, потом на соль, на сахар — возникает эффект перспективы. И вот, наконец, на "зарисовке" байкальского берега на переднем плане располагается уже настоящая байкальская галька. Татьяна Комович специально применяет в картинах именно бурятские, байкальские камни, с их помощью воссоздавая те места, откуда они и попали на картину.

— Этот способ я бы назвала каменной аппликацией, — поясняет художник, демонстрируя картину с изображением байкальского берега. — А вот, например, здесь применялось то, что можно назвать каменной мозаикой: чтобы изобразить объемный букет, камни укладываются вплотную друг к другу.

А бывает, по словам нашей собеседницы, и "каменная акварель" — именно такой эффект создается при свободной, без предварительного эскиза, работе с камнем. Но свободная — не значит легкая. Помимо того, что приходится работать весьма тщательно, даже пинцетом, буквально каждую пылинку укладывая на свое место, человека, создающего картины из камня, постоянно окружает мельчайшая, но очень тяжелая и вредная пыль. Пожалуй, это единственные художники, работающие в масках.

Пробовать новое!

Но результат оправдывает все усилия. Татьяна Комович не просто превратила любимое дело в доход, ее работу оценили и окружающие. Если раньше домашним казалось не совсем серьезным ее занятие (вроде и дома сидит мама, а занимается не домашними заботами), то теперь и настоящая мастерская появилась, и ученики, уж не говоря о покупателях и просто зрителях. Диплом конкурса "Уланудэнский сувенир-2004", грант "Сувениры Бурятии-2004", постоянная выставка-продажа в геологическом музее. Казалось бы, чего еще? Работай по отлаженной технологии, благо народ интересуется.

— Мне кажется уже, что в этой технике трудно что-то придумать, — делится Татьяна Викторовна. — Но мы постоянно пробуем новое. Например, взялись за тарелки, оформляем их теми же камнями, или фотографиями с видами Улан-Удэ, Байкала, снимками дацанов. Плиточки расписываем с учениками, получается оригинально. Даже иркутяне как-то удивились такой простой идее. Обязательно указываем информацию о том, что изображено на сувенире, будь то байкальский мыс или дацан.

На стенах мастерской Татьяны Комович висят изящные миниатюры с изображением нежных цветов, где лепестки — это каменные пластинки, такие неожиданно легкие. Они перемежаются работами, в которых не сразу поймешь, где заканчивается, собственно, картина и начинается рамка: они незаметно перетекают друг в друга, дополняя и подчеркивая. Художница рассказывает, что были попытки делать сувенирные рамки для фото, полностью усыпанные камнями, однако это оказалось неудобным для покупателей: туристам тяжело везти такой груз домой. Тем не менее, рамками в мастерской продолжают заниматься.

— Все художники, кого ни спроси, знают, как трудно в УланУдэ с багетами — это очень дорого, — вздыхает Татьяна Викторовна. — А ведь каждой картине необходима рама. Сейчас мы пробуем изготавливать багеты сами, а в идеале хочется открыть специализированный магазин, где можно было бы приобрести любые багеты — с паспарту и без, тонкие, широкие, квадратные, овальные, для зеркал, для фотографий.

Сувениры идут нарасхват

Вообще, планов, как говорится, громадье. По словам художницы, хочется развивать сувенирное направление, тем более что сейчас активно формируется туристическая инфраструктура. Гости Бурятии с удовольствием покупают на память тарелочки со знаменитой "головой" и каменные плиточки с изображением Иволгинского дацана, улан-удэнцы везут картины из байкальских камней в подарок в другие регионы.

— Хочется, конечно, удешевить продукцию, сделать сувениры доступнее, — говорит Татьяна Викторовна. — Но пока не получается. Расходы на специальные материалы, на упаковочные коробочки, тарелочки, например, чехословацкие.

Однако "каменные акварели" и тарелочки в технике декупаж — не единственное увлечение нашей собеседницы. Внимание привлекают разные материалы и приемы — и роспись бутылок, и изготовление свечей. В уголке окна мастерской, прямо на стекле, поселились яркие рыбки — последствия знакомства с витражными красками.

— Вот попробовали, не знаю еще, где и как, но хочется использовать, — делится мастер.

Но все же главное место в работе занимают минералы. Самые красивые камни хранятся в шкафу нераздробленными. Природа уже выступила художником, создав причудливые витые нити на их поверхности или распустив лепестки диковинных каменных цветов. Наиболее интересные кристаллы соседствуют с картинами на постоянно действующей выставке-продаже Татьяны Комович в геологическом музее на площади Советов. Об этом музее мало кто из горожан знает. Существует он тихо и незаметно, да еще и далеко не большую часть недели. Поток посетителей минимален, хотя гости города интересуются его коллекцией, и неизменно сильное впечатление дополняется посещением выставки "каменных" картин. Можно увидеть и собственно минералы, представляющие едва ли не всю таблицу Менделеева, и созданные с их помощью произведения искусства.

— Для работы мало способностей и усердия, — делится Татьяна Викторовна. — У человека может быть огромный потенциал, но если за душой что-то черное, то оно обязательно проявится, и картина, даже очень красивая, !c$%b отталкивать. Даже с плохим настроением нельзя садиться за работу.

Впрочем, сами камни уже вдохновляют. Они несут определенный заряд энергии, уверена художница. Пролежав, может, миллионы лет, они помнят Землю до появления человека.

— Трудно сказать, что камень неживой, — говорит Татьяна Комович. Мы ходим каждый день по камням и не задумываемся об истории каждого из них. А уж байкальские камни несут особую частицу энергии. Мне кажется, что картины "два в одном", когда камнями изображается то же место, где их нашли, в этом смысле отличаются. Кто-то считает наше дело ремеслом, не искусством, но я думаю, что для каждой картины найдется свой зритель.

^