15.11.2006
Если вы зайдете в здание Минюста, что на бульваре Карла Маркса, то, скорее всего, станете свидетелем шумной разборки или кулачных боев местного значения. Корреспондент "Номер один" своими глазами наблюдал драку между разгневанными мужчинами, виной которой стала нарушенная очередность. Люди настолько озверели, что с яростью лупили друг друга по голове всем, что под руку попадалось.

Берегите нервы!

Представьте себе картину. Осень. Шесть часов утра. Город только просыпается. Трамваи не ходят. Жизнь кипит в одном месте. Угадайте где? Правильно — на бульваре Карла Маркса — у здания учреждения юстиции.

Чтобы попасть в кабинет 110, где завершается процесс сделок с недвижимостью, люди готовы вставать в 4 часа утра, по темноте добираться со всех концов города на такси до Саян, тратя на это не одну сотню рублей и молиться, чтобы их мучения закончились одним днем.

Мне тоже пришлось совершить все эти маневры, которые, впрочем, оказались бесполезными. Приехав в шесть часов утра к учреждению юстиции, я поняла, что бесконечно проспала. У крыльца здания толкалось уже порядка двадцати человек, которые вовсю составляли какие-то безумные списки. Мне присвоили номер 25.

Но главное разочарование было впереди, когда, попав внутрь здания и подойдя в непосредственную близость к святая святых учреждения юстиции — кабинету 110, я прочитала объявление: "Прием специалистов ведется в порядке живой очереди, списки очередности вести запрещено".

Спустя три часа разразился первый скандал. А случился он по вине двух мужчин плотного телосложения, которые утверждали, что значились в этих самых списках два дня. Взъерошенные мужчины, лица которых выражали отчаяние и неподдельный гнев, вступили в неравный бой с толпой не менее злых мужчин и женщин. Физическая сила восторжествовала, и они штурмом взяли-таки кабинет.

С тех пор стычки и нервные срывы не прекращались. Через пару минут разразился продолжительный монолог доведенной до истерики горожанки, периодически переходящей на отборные маты. При этом несколько людей сделали попытку усмирить даму, о чем тут же пожалели.

К двум часам дня все списки, которые до этого момента велись с завидным упорством, были уничтожены в одну секунду другой нервной дамой. Пока она отсутствовала какое-то время в поисках нужной для сделки справки, которой не доставало, ее очередь благополучно прошла. Лицо женщины перекосилось от гнева, и, заметив в руках одной их соперниц по очереди листок бумажки с фамилиями, она в одну секунду выхватила его и разорвала на мелкие клочки.

В воздухе запахло еще одной дракой. Вся очередь моментально замерла, набрала воздух в легкие и шумно выдохнула. Пользуясь секундным замешательством толпы, женщина проникла за дверь. Но все было напрасно: сделку ей "завернули" — не хватило нужного документа, и поэтому, когда она вышла из кабинета, на ее лице была такая отрешенность от реального мира, что никто не осмелился сказать ей дурного слова.

После такого выпада еще одна не менее нервная дама решилась искать поддержки у начальства учреждения. Она бегала по коридору, заглядывая в каждый кабинет, выкрикивая один и тот же вопрос: законно ли вести списки очередности? Все это продолжалось до тех пор, пока из кабинета не вышел сотрудник и не удовлетворил устный запрос женщины. С гордым видом она проследовала мимо всей очереди, но, как только дверь за чиновником закрылась, возмутительницу относительного спокойствия спустили с небес на землю одной фразой: "Вы — тридцатая по очереди и раньше не зайдете!" Через час разразилась еще одна драка...

Полоса препятствий

Почему в таком неуравновешенном состоянии люди попадают в учреждение юстиции, становится понятно, когда начинаешь отслеживать всю полосу препятствий, финишем в которой становится 110-ый кабинет.

Страшное слово "приватизация", которую необходимо пройти, прежде чем начать продажу жилья, повергает в ступор многих жителей республики. Для этой процедуры требуется как минимум 33 справки, которые надо добыть в 33-х учреждениях города, расположенных в разных концах нашей замечательной столицы.

К примеру, когда приходишь в Ростехинвентаризацию, складывается впечатление, что именно в этот момент добрая половина горожан решила заняться приватизацией или продажей квартиры. Очередь — невообразимая! Маленькое помещение в три окна, раздраженная публика — в общем, все как всегда, для людей. Вообще, поразительно, как небольшое помещение Ростехинвентаризации способно вместить такое количество людей, которые буквально стоят друг на друге. Здесь, кстати, как и в учреждении юстиции, с горожанами и жителями республики тоже периодически случаются нервные припадки и локальные драки.

Другое "благо", которое придумали для нашего народа, — процедура заверения справки, выданной РКУ и содержащей информацию о состоянии вашего лицевого финансового счета. Теперь существует такой порядок. Если человек взял справку, он в обязательном порядке должен проехать на ул. Борсоева, 29, где сведения РКУ закрепляются круглой печатью. Вы представляете себе возмущение людей, которые с Машзавода, Батарейки, Авиазавода приезжают на Борсоева, 29, чтобы заверить справку, выданную им коммунальщиками? Но главное заключается даже не в этом. Тот, кто успел пройти эту процедуру до 1 ноября, — счастливчик. Потому что начиная с первого дня ноября лицевые счета РКУ, куда вносили квартплату, разделились.

Ранее отдельный лицевой счет оформил "Водоканал", а теперь и ТГК-14. Только вот ТГК-14 о своей новой политике никого не предупредили. В связи с этим город погрузился в настоящий хаос. Пожалуй, только в столице Бурятии в начале ноября можно было увидеть обескураженных несчастных людей, готовых оплатить по счетам и 5 000 рублей, и 10 тысяч, но у них не брали этих денег только потому, что сотрудники РКУ, как и сами работники ТГК-14, не знают, куда перечислить сумму!!!

Для приватизации требуется масса нужных, а чаще всего совершенно бессмысленных бумажек, справочек, документов. При этом порой кажется, что объясняя людям порядок их действий, чиновники словно соревнуются в номинации "Самая бессмысленная бессмыслица года".

Первое место, думается, по праву следует отдать городскому комитету по управлению имуществом. Мыслимо ли дело предлагать людям собрать справки отовсюду, где он был прописан в течение всей жизни до того момента, как он стал владельцем собственной квартиры. К примеру, я была прописана в общежитии, а до этого у родственников, с которыми теперь не поддерживаю отношения, а еще до этого — в районе, по адресу мамы и папы. Мне было приказано бежать по всем местам бывшей прописки и отовсюду собирать справки о том, что я там действительно числилась какое-то время на регистрации. Каждая справка облагается налогом в 100 рублей. Плюс билеты на поездки в район. А если бы я, скажем, была временно прописана в Москве? Мне пришлось бы лететь и туда?

Интересно, когда вы выходите замуж, вы думаете о том, что при продаже квартиры вам предстоит оплатить 600 рублей (!) государству за то, что вы поменяли фамилию? Если бы я, к примеру, знала об этом — осталась бы с девичьей.

Подобрать приличные слова, которые бы смогли в полной мере объяснить и охарактеризовать процесс приватизации и продажи недвижимости, практически невозможно. Диву даешься, сколько бедным людям приходится прилагать усилий, чтобы получить в собственность жилье, которое как будто принадлежало им всю жизнь, но почему-то это право надо узаконивать. И, пожалуй, только у бедных россиян хватает сил, здоровья и упорства в этой неравной борьбе с государственной машиной.

^