10.03.2004
Китайцы — довольно своеобразная нация. Одно из разительных отличий — они практически никогда не ассимилируются с местным населением. Европейская пища, несмотря на невероятную приспособляемость жителей Китая к любым условиям, почему-то не вызывает у них аппетита. Китайская кухня, адаптированная под наши пищеварительные органы, тоже не всегда находит понимание в желудках китайцев, способных, кажется, переваривать гвозди в жидком азоте. Поэтому наряду с появляющимися, словно грибы после дождя, официальными ресторанчиками с китайской кухней в Улан-Удэ существуют и закрытые заведения, среди которых преобладают нелегальные. Первоначальной целью корреспондента "Номер один" был поиск именно таких заведений.
"Китайский квартал" в гостинице "Одон"
Поскольку правоохранительные органы, по их словам, не владеют информацией по нелегальным закусочным, пришлось их искать самим. Помочь в этом деле мне согласился один хороший знакомый, в свое время имевший с китайцами общий бизнес.
На первом этаже гостиницы — известный в городе одноименный ресторан с китайской кухней. Но мой проводник молча указывает на лестницу, ведущую наверх. Поднявшись на второй этаж, мы сразу же попадаем в другой мир. Непривычные запахи, стены, расписанные иероглифами, китайская речь со всех сторон — это уже неофициальная территория Китая. Китайцы удивленно прижимаются к стенам узкого коридора, пропуская нашу скромную делегацию из двух человек.
— Ни Хау! — приветствие на родном языке снимает некоторое напряжение и заставляет расплываться в улыбках их помрачневшие было физиономии. Буфет. Пытаемся открыть дверь — закрыто на спецобслуживание по поводу 8 марта. Оказывается, в Китае этот день календаря тоже пользуется популярностью. На стук выскакивает некто, похожий на официанта.
— Покушать можно? — при помощи общепонятных жестов пытаемся изобразить, что мы голодны.
— Нельзя, нельзя, извините — гостя сегодня пришла много, места нет!
— А когда можно? Кушать очень хотим! — На это донельзя глупый вопрос получаем вполне адекватный ответ:
— Завтра приходите, пожалуйста — клиента нам очень нужна, клиента мы любим, терять не хотим клиента! — по невероятно жизнерадостному лицу китайца невозможно понять, врет он или говорит правду. Поднимаемся на следующий этаж. Тут ситуация несколько лучше. По крайней мере, буфет есть, и он открыт. Заходим.
- Ни Хау, с праздником! — человек двадцать посетителей — все граждане нашего южного соседа — как один отвлекаются от поглощения пищи и с неподдельным удивлением рассматривают нас. Молча берем меню — половина написана по-русски. Но китайские названия в русской транскрипции нам ничего не дают. Единственное, что еще более-менее понятно — это пиво.
— Пиво есть хайларское? — первое, что пришло в голову моему спутнику.
— Не-не, только наша! — китаец у барной стойки энергично крутит головой.
— Какое наше?
— Ну, наша бурятская пива! — признаться, этот ответ на ломаном русском нас несколько удивил. На этом наша экскурсия по китайскому кварталу в здании "Одона" завершилась. Упомянутый "отель", можно сказать, имеет статус официального чайна-тауна. И обнаруженные нами неизвестные большинству горожан буфеты в нем, имеют скорее всего законное происхождение, чего нельзя сказать о тех заведениях, где нам удалось побывать несколько позже.
"Китайская кухня" в обычной квартире
Следующая точка нашего маршрута находится метрах в двухстах от гостиницы. Обычная пятиэтажка, первый этаж крайнего подъезда, угловая квартира.
— Кто там? — голос за дверью с явным китайским акцентом. Дверь приоткрывается, насколько позволяет цепочка. В нос бьет уже знакомый специфический запах китайских приправ. Выглянувший в образовавшуюся щель китаец делает вид, что не понимает нас, отрицательно вертит головой и закрывает дверь.
— Бесполезно, без знакомых китайцев не пустят, — говорит мой гид и поясняет ситуацию. Оказывается, таких нелегальных китайских закусочных в городе очень много — вполне возможно, что их количество приближается к трехзначной цифре. Сказывается постоянный прирост китайских мигрантов. А делается все это просто. Снимается трех-четырехкомнатная квартира, ставятся несколько столиков, газовая плита — и закусочная практически готова. 99% посетителей таких заведений — китайцы,а из представителей других национальностей — их друзья и деловые партнеры.
"Плохие людя многа"
Еще одно место компактной дислокации выходцев из Китая — район Центрального рынка. Гостиница "Колос" и так называемый частный сектор — деревянные постройки начала прошлого века активно используются гражданами Поднебесной. На этот раз с нами в качестве переводчика — самый настоящий китаец, к тому же пользующийся некоторым авторитетом среди своих земляков. На улице уже темно. Подъезжаем к одному из домов. По скрипучей деревянной лестнице поднимаемся на второй этаж.
— Здесь плохо. Плохие людя много, — по словам Вани (русский эквивалент труднопроизносимого китайского имени) здесь очень часто собирается натуральный сброд — те, кто покинул Китай из-за неприятностей с законом. Кстати, таких в Бурятии довольно много, значительно больше, чем вполне порядочных китайцев. Как правило, все они находятся здесь на нелегальном положении. В Китае они не очень-то нужны, а здесь в качестве основателей колоний — самый подходящий "материал".
Едва перешагнув порог, чувствуем явную нежелательность нашего здесь присутствия. Тяжелые подозрительные взгляды не сулят ничего хорошего. Произнесенное "Ни Хау" не вызывает той доброжелательной реакции, что мы наблюдали в "Одоне". Ваня произносит несколько слов по-китайски. Обстановка сразу же несколько смягчается. Мы присаживаемся за крайний столик. Их здесь 8 и человек 30 китайцев за ними. Все заняты — кто принимает пищу, обильно сдабривая ее алкоголем, кто играет в карты. Замечаем трех женщин, по всей видимости, легкого поведения, если судить по их внешнему виду и некитайскому происхождению — выдает речь. Воздух спертый, глаза режет от клубов табачного дыма, в котором чувствуется примесь чего-то наркотического. Настоящая клоака, задерживаться здесь нет никакого желания, да и отсутствие пистолета в кармане — тоже веская причина нашего поспешного ухода отсюда.
К нашей чести, на этом наши похождения не завершились. Благодаря нашему китайцу, мы навестили еще один аналогичный притон. К величайшему удивлению, среди не внушающих доверия тамошних посетителей нами были замечены люди в характерной серой форме с погонами. Такое соседство показалось нам очень подозрительным. Во избежание возникновения ненужных вопросов мы также не стали задерживаться в этом заведении.
Результаты нашего небольшого расследования несколько ошеломляющи. В поисках китайских закусочных и ресторанчиков, мы неожиданно столкнулись с другой проблемой. Можно констатировать, что экспансия граждан этой страны в Бурятию — уже свершившийся факт. Скрытая, многочисленная, хорошо организованная и неподконтрольная местной власти китайская диаспора, состоящая главным образом из китайцев-нелегалов — не самый лучший пример сотрудничества. Своего рода мина замедленного действия, последствия срабатывания которой непредсказуемы.
^