22.11.2006
И без того непростые отношения между правительством Бурятии и Народным Хуралом снова оказались в глубоком кризисе. Две ветви власти опять не смогли мирным путем урегулировать свои отношения. Взаимное непонимание вышло на новый виток. На сей раз причиной серьезного раздора стала недавняя безвозмездная передача здания ГУП КСК из республиканской собственности в муниципальную. В последние месяцы этот объект недвижимости стал причиной публичных трений и в итоге привел к скандальному разбирательству на сессии Народного Хурала.

Не мытьем, так катаньем

Здание бывшего КСК ЗММК стало некой разменной монетой в имущественно-денежной комбинации, которая должна была предшествовать строительству спортивного комплекса, задуманного сенатором Виталием Малкиным. Неизвестно почему сложилось мнение, что если город передаст республике под строительство стадион им.25-летия Бурятии, то Бурятия должна передать городу здание КСК. Хотя на самом деле никаких соглашений по этому поводу не подписывалось.

Вопрос передачи республиканского здания КСК в собственность улан-удэнской мэрии, как известно, уже выносился на сессию Хурала. Как пояснил депутат Вячеслав Ирильдеев, при передаче объектов госсобственности республики Бурятия в собственность РФ, иных регионов, муниципальных образований правительство РБ выносит решение на рассмотрение Народного Хурала. Парламент республики принимает решение о согласии на передачу (или, наоборот, на прием) объектов государственной собственности или не принимает. Так гласит республиканский закон.

Признавая все это, к июньской сессии правительство прошло указанную процедуру. Вопрос был включен в повестку сессии. Правда, многим депутатам внесенный вопрос показался непроработанным, "сырым". Правительственная сторона не смогла предоставить убедительных доводов в пользу передачи бывшего КСК ЗММК в собственность мэрии Улан-Удэ. Поэтому заручиться поддержкой депутатов им не удалось.

На следующий день после памятной сессии глава республиканского агентства имущественных и земельных отношений Виктор Загузин заявил корреспонденту нашей газеты, что он удивлен таким решением депутатов и что, возможно, вопрос о здании КСК будет вновь вноситься на рассмотрение Хурала.

Как показало дальнейшее развитие событий, возможность осталась нереализованной. Доходный, расположенный в оживленном месте и стоящий по рыночным ценам не одну сотню миллионов комплекс ушел из ведения республики по-другому — путем выпуска 6 сентября с.г. специального Постановления республиканского правительства.

Как мы видим, правительственный подход к соблазнительному объекту недвижимости за короткое время претерпел кардинальное изменение. Потерпев фиаско в НХ РБ, правительство решило обойтись вовсе без депутатов и внезапно перестало признавать процедуру, которой само же руководствовалась буквально накануне. Неужели желание передать КСК в собственность "города Айдаева" было настолько сильным, что привело к смене ориентиров? Вероятно, да.

"Создается прецедент, когда Хурал не участвует в вопросах передачи собственности", — отметил Вячеслав Ирильдеев.

Депутаты были возмущены.

Новый способ передать КСК в собственность города был найден в российском законодательстве. По крайней мере, Маргарита Магомедова, представитель президента РБ в НХ РБ, объяснила передачу недвижимости мэрии города, опираясь на российский закон о разграничении полномочий. "Сегодня нет оснований ставить вопрос, что правительство превысило свои полномочия", — сказала она.

Представитель правового управления Хурала, в свою очередь, пришел к выводу, что, выпуская постановление, правительство неправильно истолковало тот закон.

Баталии вокруг бывшего КСК ЗММК продолжались около часа. Дошли даже до ссылок на Конституцию РБ. "Народный Хурал определяет порядок управления государственной собственностью Республики Бурятия. Правительство управляет и распоряжается собственностью... Понятие "распоряжение собственностью" определяет именно решение вопроса — передавать или не передавать. У обращения в суд по оспариванию этого постановления нет перспективы", — стояла на своем Маргарита Магомедова, которая оказалась самой ярой защитницей скандального акта.

Неудобный закон противоречит Конституции Бурятии?

Ситуация вокруг КСК, мягко говоря, странная. Что можно сказать о позиции, когда ради достижения своей цели кто-либо начинает "перебирать" законы, как бы подыскивая тот, который поможет добиться своего. Не получилось по республиканскому закону, не смогли убедить депутатов — ладно, давайте будем применять другой закон.

"Первый раз правительство внесло — Народный Хурал отказал. Но можно же еще раз внести. На заседании комитета у нас Магомедова выступала, и у нее было совершенно другое мнение, что да — незаконно. А сегодня поворачивается по-другому", - - недоумевали депутаты НХ РБ. Маргарита Магомедова ничего им не ответила.

"Тогда зачем было соглашаться с принятием республиканского закона? Вся процедура идет согласно закону РБ. Вы тоже работали над законом, надо было высказывать сомнения, не подписывать закон", — удивленно поинтересовались депутаты.

Ответ представителя президента РБ в НХ РБ был крайне откровенным: "Закон работал, и мы никогда не сталкивались с такой ситуацией, чтобы более детально его анализировать". Получилось, что сейчас, когда закон стал мешать передаче КСК в ведение мэрии Улан-Удэ, в правительстве взглянули на него другими глазами и весьма оперативно пришли к выводу, что он противоречит Конституции РБ.

10 ноября президент Леонид Потапов направил в Конституционный суд РБ запрос о соответствии одной из статей закона о порядке передачи собственности РБ в собственность иных властей Конституции республики. Если суд решит, что президент прав, то закон будет исправлен.

Депутаты, в свою очередь, обвинили правительство в попытке отстранить представительный орган власти от вопросов владения и распоряжения имуществом.

Авторитетный депутат Михаил Семенов высказал удивление таким прочтением Конституции. "В Конституции РБ написано, что НХ РБ определяет порядок передачи имущества. В соответствии с Конституцией правительство законом определило порядок: передача имущества осуществляется по решению НХ РБ. Поэтому я не знаю, как Конституцию читаем? - - констатировал он. — Потом, есть понятие "распоряжение и управление" (текущие вопросы), а вот "владение" — понятие другое. От имени народа Бурятии владельцем считается Народный Хурал. Так всегда было — и в Советском Союзе. Передача от владельца к владельцу поручена Народному Хуралу. Такое отношение ветвей власти друг к другу не годится".

Шатание правительства от одного закона к другому вызывает массу вопросов. Действительно, почему вопрос передачи здания КСК не был вынесен на рассмотрение НХ РБ вторично? Может быть, в правительстве пришли к выводу о бесполезности нового внесения? По слухам, в парламенте РБ есть много депутатов, которые недовольны политикой Геннадия Айдаева и которые могли попытаться склонить НХ РБ к отрицательному вердикту. Правительство решило не рисковать и не наступать на одни и те же грабли дважды? Или поиск альтернативного пути начался под давлением мэрии Улан-Удэ? Или господина Загузина, главы Госкомимущества, который более всех отстаивает сделку? Опять же вопрос: почему отстаивает? Почему республиканскому чиновнику так загорелось во что бы то ни стало отдать выгодный и доходный бизнес в ведение Айдаева? Что за общие интересы у этих чиновников?

Заявление, поданное Леонидом Потаповым в Конституционный суд РБ, за последние месяцы стало уже вторым. Как и первое, оно возникло из-за противостояния с республиканским парламентом на законодательном поле.

Надежда умерла последней

Напряженную атмосферу попробовал разрядить Федор Трифонов. Депутат и предложил, чтобы правительство отменило свое постановление, а Хурал, как и установлено законом, согласился на передачу КСК городу и в дальнейшем вернулся к вопросу соответствия злополучного закона Конституции.

Этот "нулевой вариант" позволил бы прекратить все судебные разборки, порожденные скандальным постановлением, и успокоить ситуацию. В ходе жаркой дискуссии сказал свое слово и мэр Улан-Удэ. Айдаев заявил, что тут правы и депутаты, и правительство и даже попытался обосновать сию мысль. Рассказал, что нового происходит на КСК. Оказывается, там назначен новый руководитель, заключается договор на возведение пристроя к КСК, в котором расположится бассейн.

Но ничего не помогло. Хлипкую надежду, что правительству и НХ РБ удастся избежать очередного громкого конфликта, похоронил сам Леонид Потапов.

На голосование было вынесено радикальное предложение "подать на правительство РБ в суд" и умеренное "рекомендовать ему отменить постановление о передаче КСК городу Улан-Удэ и вторично вынести этот вопрос на сессию НХ РБ". Перед самым голосованием президент заявил: "Есть обращение президента в Конституционный суд. Отзывать мы его не будем". В итоге НХ РБ тоже уперся и решил подать в суд на правительство.

Таким образом, переговоры, что называется, зашли в тупик. С другой стороны, особо расстраиваться в этой ситуации явно не стоит: конфликт говорит о том, что в отличии от парламента федерального наш действительно имеет свою собственную позицию, а не служит лишь органом по визированию решений исполнительной власти. То есть наш Хурал на самом деле работает, а не исполняет только декоративную роль.

^