06.12.2006
Учитель заводит его в класс за руку, Дима приветливо улыбается, здоровается и жмет мне руку. Ему всего 15 лет. Он подающий большие надежды композитор. Дима с рождения ничего не видит и различает лишь свет и темноту. Потому, быть может, он так верно и тонко чувствует музыку. Совсем недавно Дима Будников стал призером конкурса юных композиторов в Новосибирске, а следом за этим композиторского конкурса, посвященного 100-летию Дмитрия Шостаковича в Красноярске. Все, кто знает его, уверены: этот мальчик достигнет многого.

"Музыка должна идти от души"

Родные вспоминают, что еще с колыбели Дима очень любил слушать музыку. А когда ему исполнилось восемь, он упросил родителей отвести его в музыкальную школу. С тех самых пор музыка стала для него настоящей страстью.

— Я сам до сих пор не могу понять, как возникла эта любовь к музыке, — перебирая пальцами, рассказывает Дима. — Всегда очень любил слушать музыку и мечтал чтото сделать сам. Потребность заниматься композицией жила во мне давно, но воплощать свои задумки в жизнь я начал лишь два года назад.

Первым произведением юного композитора стала токката для фортепиано. Затем один за другим родились романс, написанный на стихи Д. Улзытуева, произведение для двух фортепиано под названием "Лабиринты мысли", сюита "Средневековые рисунки" для очень интересного состава: малой домры, альт-домры и флейты, песня "Доброе утро, Улан-Удэ". Многообразие жанров, приемов и образов фонтаном выплескивалось на нотный стан.

— Музыка, прежде всего, должна идти от души, — говорит Дима. — Вдохновение нужно находить во всем, даже в повседневных делах, в окружающих нас предметах. Вот есть просто стол, и он по-своему особенный, непохожий на другие. Конечно, я утрирую, но во всем нужно искать чтото свое. Вот и на инструменте нужно найти что-то такое, что раньше никто не находил. Пусть это будет что-то маленькое, но новое. Композиторская работа вообще вся основана на поиске. Поиск для композитора — это, наверное, самый интересный момент, на него уходит большая часть времени. Порой бывает так: находится совсем не то, что ищется, рождаются новые темы и идеи для других произведений. И в результате этой работы узнает что-то новое и о самом себе, о своем характере.

Дима знает: для человека нет ничего невозможного

Среди немногих пока творений юного композитора нет "любимчиков". Они все любимы по-своему, в каждом есть что-то свое, с каждым приходилось работать долго и кропотливо, в каждом из них что-то было найдено, а что-то нет.

Дима не плачет о своей судьбе, не чувствует себя ущербным. Он упорно работает, пожалуй, упорнее многих других воспитанников музыкальной школы. Его трудолюбие, высокую работоспособность и целеустремленность отмечают все учителя. Он и сам понимает, что без усилий на одном таланте не достигнешь ничего. В школе он может заниматься допоздна, а когда готовился к конкурсам, о часах вообще не думал — занимался до девяти часов вечера. Дима повторяет: когда строят дом — сначала закладывают фундамент, так же и здесь — нужно набрать необходимую теоретическую базу, многому научиться, овладеть техникой, чтобы расти как композитор дальше. Дима уверен, что для человека ничего не может быть невозможного, стоит только захотеть. Главное — это собраться и идти вперед, несмотря ни на что.

— Это человек, которым я восхищаюсь, — говорит о Диме его преподаватель, композитор, член Союза композиторов России и Бурятии Екатерина Олерская, —- потому что он сочетает в себе много уникальных человеческих качеств. Дима очень трудолюбив, очень упорен в работе, он не может работать плохо. Он абсолютно скромный, в том плане, что он понимает: нужно постоянно совершенствоваться. И сколько бы раз я ни попросила его переделать работу, он делает. У него есть чувство стиля, есть природный мелодизм, есть композиторский талант. При этом Дима развивается очень быстро, за полтора года он сделал невероятный скачок в творческом развитии. Последние его работы — это достаточно серьезные и очень качественные вещи.

"Я не считаю свою слепоту катастрофой"

Признание его композиторского таланта на конкурсах еще более ценно тем, что Дима участвовал не в фестивале инвалидов, а в конкурсе зрячих здоровых людей. Между тем, перед его поездками на конкурсы трудности, касающиеся его слепоты, все-таки возникали: по мнению некоторых организаторов, Дима должен участвовать именно в специальных конкурсах, но подобных конкурсов в нашей стране практически нет.

— Я считаю, что если у меня нет зрения, то мой внутренний мир только богаче, — говорит о своем недуге Dима. — Музыкант ведь должен слышать. В этом отношении мне проще: я не обременен возможностью смотреть на клавиатуру. Конечно, есть ситуации, в которых без сопровождения мне не справиться. Но к этому, на мой взгляд, надо относиться философски. В этом мире все относительно, и даже зависимость относительна. В нашем мире абсолютно независимых людей нет, правильно? А вообще, я по этому поводу стараюсь не отчаиваться. Просто нужно осмысливать себя как личность. Есть другие органы чувств, и можно вырулить за их счет. Я не считаю свою слепоту катастрофой. Меня больше смущает отношение к этому людей. Кто-то относится с жалостью, кто-то с боязнью, кто-то с пренебрежением. Этот стереотип, который до сих пор существует у нас в России, смущает. Я не люблю, когда люди относятся ко мне с жалостью, потому что я такой же человек, как и все.

Никто из его преподавателей не замечает его слепоты. По словам преподавателя Димы по фортепиано ДШИ 3 Елены Красиковой, ее ученик видит пальцами:

— Несмотря на недуг, у Димы очень развита фантазия. Он может так пропеть на инструменте, что душа начинает трепыхаться. Пока потолка в развитии я не вижу.

Родители Димы простые люди. Но их терпению и огромной любви к сыну не перестают удивляться все, кто знают эту семью. Они возят Диму в две школы, на репетиции, теперь уже и на конкурсы. Чтобы ребенок развивался, они купили компьютер. Теперь Дима не только пишет на нем музыку, но и посредством специальных программ выходит в Интернет.

— В Красноярске нам посоветовали выходить на международные конкурсы, — не без гордости за своего талантливого ученика говорит преподаватель по композиции. — Может быть, годика через полтора попробуем.

^