17.03.2004
На исходе января 2004 года в одной из республиканских газет было опубликовано Постановление Правительства РБ об объединении двух бюджетных предприятий. И не было бы в этом ничего необычного — такие действия, в общем-то, нередки, и формулировки стандартны, если бы не названия сливаемых предприятий, известные не только в Бурятии и России, но и за рубежом: "Байкал" и "Бадма-Сэсэг".
Коллективы, бесспорно, интересные и именитые, но ведь не секрет, что один из них сегодня, к сожалению, спит летаргическим сном, а второй, напротив, фонтанируя упругой струей жизненной энергии, чаще бывает в заграничных турне, нежели на подмостках республики.
"Идея слияния двух, в общем-то, аналогичных коллективов, работающих в одной республике, родилась года три назад, еще в ту пору, когда министром культуры республики была Евдокия Раднаева, — рассказывает руководитель Отдела государственной поддержки искусств и развития народного творчества Министерства культуры Бурятии Любовь Истаева, — тем более, что у театра танца "Байкал" творческий кризис наступил уже порядка 10-12 лет назад. Там менялось руководство, творческий состав, но все не очень-то эффективно. Поэтому хотелось как-то вернуть к жизни ансамбль, который является достоянием республики на протяжении нескольких поколений".
Бездомным артистам не платят...
Известно, что с некоторых пор ансамбль "Байкал" носил статус национального достояния потому, что, согласно соответствующему положению, имел собственное помещение. Это же положение давало довольно существенную (около 30%) прибавку к мизерной зарплате артистов, составляющей полторы-две тысячи рублей. Но в июле 2002 года изменившееся законодательство отняло этот статус у "Байкала", поскольку носить его теперь могли только недвижимые объекты, такие, как памятники архитектуры. А здание Филармонии является памятником архитектуры! И процесс подготовки объединения завертелся с новой силой! Возникла идея объединить три коллектива: упомянутые уже "Байкал", "Бадма-Сэсэг" и республиканскую Филармонию. Тем более что слитые воедино три едва живых бюджета могли дать возможность хоть как-то развиваться новому творческому монстру. Однако филармоническому руководству удалось убедить реформаторов, что их деятельность и задачи далеко не идентичны. В итоге было решено передать здание Филармонии вновь создаваемому тандему "Байкал — Бадма-Сэсэг", но саму Филармонию оставить отдельным юридическим лицом в прежнем помещении, не взимая платы за ее там пребывание и пользование, пусть маленькой, -. все же действующей концертной площадкой.
Не "Карнеги-холл", но все же
Кстати, о площадке. Известно, что количество концертных залов в Улан-Удэ с каждым годом все уменьшается. "Номер один" не раз уже писал на эту тему, чем по непонятной причине обидел некоторых чиновников. Но ведь КСК — это далеко не концертный зал, не театр Оперы и балета, который, простояв пол-года закрытым по предписанию пожарных, и открытый неизвестно почему, вот-вот развалится; ДК ЛВРЗ — огромный ледяной дворец, на восстановление которого нужно не меньше средств, чем на реставрацию Оперного. Бывший кинотеатр Дружба? Даже и говорить не стоит! Остаются залы Русского драматического и Бурдрамы. Поэтому еще несколько лет назад была разработана проектно-сметная документация на расширение зала и сооружение пристроя для сцены и гримерных. Средств для этого нужно немного, но и этих денег нет. Ведь недаром служители Мельпомены говорят, что в бюджетной культуре денег или нет, или нет совсем. Третьего просто не дано.
"Автора!"
По мнению Любови Истаевой, ситуация в Государственном ансамбле песни и танца "Байкал" — это, скорее, не самого коллектива беда, а проблема кадрового голода в республике, которая на примере этого славного некогда коллектива только обнажилась. По ее словам, в Бурятии на сегодня нет художественных руководителей, хореографов, театральных режиссеров, постановщиков массовых праздников и т.д. Однако, как это ни странно, за рамками республиканского бюджета, который является единственным источником финансовых поступлений, жизнь творческих коллективов, если и не бьет ключом, то уж точно умирать не собирается. И коллективы живут и ставят все новые, и довольно неплохие танцевальные и прочие спектакли, вспомнить хотя бы, "Квартал-Дэнс" со Светланой Шершневой, или так динамично развивающийся театр танца "Созвездие" Елены Башуровой. И праздники корпоративные проходят на ура, и концерты заказные собирают публику. Так что, отсутствие на министерском горизонте профессиональных режиссеров и хореографов, это, скорее, беда бюджетного финансирования культуры по остаточному принципу.
Ждем-с...
Но, так или иначе, решение принято, механизм объединения запущен. Правда, две из трех заинтересованных сторон узнали об этом вдали от Родины: "Бадма-Сэсэг" во главе со своим бессменным хореографом, ставшим теперь художественным руководителем объединенного театра "Байкал" Дандаром Бадлуевым гастролировал в Эмиратах, а директор Pеспубликанской филармонии Эржена Жамбалова до сих пор гдето в Америке. Поэтому ее мнение о происходящем нам пока узнать не удалось. А ведь именно она представляет ту самую "обиженную" сторону, без которой не бывает ни одного объединения. Ведь она становится "министром без портфеля" — директором филармонии без филармонии. Не все понятно и в отношении к процессу директора нынешнего "Байкала" Николая Мадуева. Наверное, что-то не так, раз в течение нескольких недель Николай Юрьевич так и не нашел времени встретиться или созвониться с нашим корреспондентом. Что ж, лес рубят — щепки летят! Но кто знает, возможно, такой непопулярный для "Байкала" шаг — действительно единственное мудрое решение для его спасения. И создание нового "Байкала" под управлением Дандара Бадлуева даст, наконец, возможность увидеть искусство восточного танца не только зрителям зарубежья, но и ценителям искусства из Бурятии.
Хочется верить, что пройдет немного времени, и коллективы, живущие на бюджетные, а значит, на наши с вами налоги, вспомнят об этом и наконец-то начнут свою концертную деятельность, достойную по количеству появлений на публике Бурятии звания Государственных.
^